Вход

Еще не зарегистрированы? Зарегистрироваться

BКонтакте:

Отправить ссылку в:

Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру Поделиться ссылкой в Одноклассниках

 
Если Вы заметили в тексте ошибку, Вы можете сообщить мне о ней. Для этого выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter 

Белый Остров. стр. 31 | Печать |

Поселившись в номере, Генрих первым делом попросил горничную принести ему карту. Дав обслуге щедрые чаевые, он закрыл дверь и расстелил карту на столе. Одного взгляда на карту было достаточно, чтобы понять, что самые неприятные предчувствия сбываются. Имение находилось на территории ГДР – части страны, контролируемой Советским Союзом. Проехать туда не представлялось возможным. Советы закрыли границы для иностранных граждан, опасаясь, что их режим может быть свергнут. Если кто-то в имении и остался, то жили они сейчас в стране с тоталитарным режимом, без возможности связи с внешним миром.

Генрих оделся и спустился вниз, к стойке администрации гостиницы. За стойкой стоял молодой, рыжий, вечно улыбающийся парень, по глазам видно – проныра и плут. Генрих подошел к нему:

-        Как зовут?

-        Карл, всегда к вашим услугам. Что желаете? – расплылся в улыбке администратор.

-        Карл, ты всегда жил в Берлине?

-        Да, герр, с самого рождения.

-        А на восточной стороне у тебя знакомых нет?

Карл стоял, широко улыбаясь, и молчал. Казалось, он не расслышал вопроса. Генрих достал кошелек и вытащил из него купюру. Карл смерил взглядом ее достоинство и промолчал, продолжая улыбаться. Генрих добавил к купюре еще две.

-        Герр Кристен, - заговорил Карл –

-        Это зависит от того, что вы желаете знать. Если вас интересует, есть ли у меня знакомые среди коммунистов, то нет, конечно же, нет.

-        А если меня интересует нечто другое? – Генрих добавил еще одну купюру.

-        Если Вас интересуют какие-то сведения с восточной стороны – опять зашептал рыжий, уже не сводя глаз с денег, -

-        То я, возможно, знаю, кто сможет Вам помочь.

-        Кто? Пиши адрес. – Генрих положил деньги на стойку.

Карл достал откуда-то снизу листок бумаги и быстро что-то в нем написал, затем положил листок, на стойку, прикрыв им купюры. Генрих взял листок, денег под ним уже не было.

-        Удачи, фокусник. Смотри, не обмани!

Карл растянул улыбку до ушей и стоял, провожая Генриха взглядом. Генрих вышел на улицу. «Поиск» - «частное сыскное агентство» и его адрес – были написаны на листке. «Вот ведь плут!» - подумал Генрих - «Как я сам не догадался! Ну ладно, он заработал свои деньги».

Генрих остановил такси и продиктовал водителю адрес.

         Офис агентства находился в квартире. Генрих позвонил в звонок, замок щелкнул и дверь открылась.

-        Проходите, пожалуйста! – Донеслось изнутри.

Генрих вошел, это была обычная квартира, большая комната была оборудована под офис. В центре стоял большой письменный стол, заваленный бумагами, на столе пишущие принадлежности и телефон. За столом восседал немолодой, худощавый, светловолосый мужчина. Курительная трубка в его руках и скрипка, висевшая на стене, по замыслу, должны были создавать атмосферу истинного, сыскного агентства. Мужчина отложил трубку и поднялся навстречу Генриху, протягивая руку:

-        Здравствуйте, здравствуйте! Присаживайтесь, пожалуйста. Меня зовут Якоб Петерсон. Чем могу быть полезен?

-        Отто. Отто Кристен. – Представился Генрих, прошел и сел в кресло напротив стола:

-        Я к вам по деликатному делу.

-        Я специалист по деликатным делам. – Улыбнулся Петерсон:

-        Выпьете чего-нибудь? Коньяк, виски?

-        Нет, спасибо. С вашего позволения я перейду сразу к делу.

-        Да, конечно. – Петерсон снова сел за стол,  взял трубку и выпустил облако дыма:

-        Я слушаю вас внимательно.

-        Мне нужна  информация о людях, которых я последний раз встречал еще до войны. Вы сможете мне помочь?

-        Все зависит от суммы, которую Вы согласны на это потратить. Теоретически я могу все. Меня ограничивают лишь время и средства.

-        Смелое заявление. – Генрих разглядывал этого господина и почему то хотелось ему верить. Он не знал, насколько серьезно, на сегодняшний момент, преступление – наличие родственных связей в коммунистическом мире. В газетах он прочитал, что в последнее время было арестовано несколько шпионов, работающих на СССР. Рыжий плут – администратор гостиницы, тоже явно дал понять, что связи с восточной стороной тут не особо афишируются. Генриху не хотелось привлекать к себе внимание контрразведки, если это все было так серьезно. Он смотрел на Петерсона и взвешивал все «за и «против». Якоб молчал, попыхивая трубкой, давая посетителю собраться с мыслями. Наконец Генрих принял решение.

-        У Вас есть карта? – спросил он.

-        Да, конечно. – Петерсон поднялся и разложил на столе карту Европы.

-        Люди, которых я ищу, до войны жили вот тут. – Генрих ткнул пальцем в карту восточной Германии:

-        Так же мне интересно, что стало с имением расположенным тут. Там фамильный замок, мне нужно знать все о нем и его жителях. Сколько потребуется денег и времени, чтобы Вы предоставили мне эту информацию?

-        Как давно это было? – ответил вопросом Петерсон.

-        Пятнадцать лет назад. В тридцать седьмом году.

-        Это большой срок. – Петерсон задумался:

-        Я не хотел бы Вас расстраивать, но после войны сохранилось очень мало информации. Все изменилось.

-        Так вы отказываетесь?

-        Почему же? Нет, я не отказываюсь, это моя работа. Только я хочу сказать, чтобы Вы не ждали однозначного результата очень быстро. Давайте сделаем так. Я не знаю, сколько потребуется времени и средств, чтобы найти эту информацию. Поэтому Вы дадите мне исходные данные и профинансируете командировку в ГДР. По завершению работы я предоставлю Вам отчет о расходах. Мое, личное вознаграждение, будет зависеть от конечного результата. Ну, предположим, пять тысяч? Идет?

-        По рукам. – Генрих пожал крепкую ладонь этого интересного человека, непонятной национальности.

Они еще долго разговаривали, Генрих описал Петерсону имение и его обитателей, и договорились о связи. Якоб оставил номер телефона, по которому Отто будет звонить насчет результатов. Генрих отсчитал задаток, взял расписку и они попрощались. Генрих вышел из агенства и отправился обратно в гостиницу. Первый день в Берлине уже прошел плодотворно.

         На следующий день, после завтрака, Генрих спустился в холл гостиницы и подошел к журнальным столикам с газетами. Он выбрал там газеты с объявлениями и рекламой и уселся в кресло. У него было еще одно, не требующее отлагательств, дело. Он просмотрел газеты и отметил для себя пару адресов. Затем вышел из гостиницы и остановил такси. Такси привезло его по указанному адресу, к большому, восстановленному после войны дому и остановилось перед дверьми с красивой вывеской: «Ювелирный салон».

         Генрих вошел в тихое, блистающее драгоценностями в стеклянных витринах, помещение. В салоне никого не было, лишь в проеме, возле входных дверей, в неприметной нише, сидел вооруженный охранник. Генрих неспешна прошел вдоль витрин, разглядывая сверкающие золотом и самоцветами украшения. В глубине салона он увидел седого мужчину в строгом официальном костюме. Мужчина подошел к Генриху и негромко спросил:

-        Я могу чем-нибудь вам помочь?

-        Думаю, сможете. Мне нужно изготовить оправу для моего камня. Вы изготавливаете такие вещи?

-        Да, я думаю, мы сможем Вам помочь. Наш мастер ремонтирует ювелирные изделия, а так же изготавливает свои, и, я Вам могу сказать, очень неплохие изделия! Пройдемте со мной, я вас представлю.

Они прошли вглубь магазина, по коридору в техническое помещение. Там за столом, уставленном инструментами, сидел еще один пожилой мужчина. Он был одет в синий костюм с нарукавниками, а на макушке у него были очки. Они подошли и первый сказал:

-        Михаэль, этому господину требуется твоя помощь, поговори с ним.

Мужчина повел рукой, предлагая Генриху пройти и ушел обратно в салон.

-        Здравствуйте. Меня зовут Отто. Отто Кристен.

-        Здравствуйте, меня – Михаэль. – Мужчина указал на стул, приглашая садиться:

-        Какое у Вас дело?

-        Мне нужно сделать кулон. Подвеску. Из моего камня.

-        Показывайте. У вас уже есть эскиз подвески?

Генрих вытащил из кармана камень и положил его на стол. Мужчина потянулся к нему, но Генрих остановил его:

-        Стойте! Не надо его брать руками. Это мое условие.

Михаэль посмотрел в глаза Генриха и вдруг сказал:

-        Понимаю, понимаю…

Он взял со стола пинцет и подхватил камень пинцетом.

-        А вы понимаете толк в камнях. Приятно иметь дело с понимающим человеком.

-        Что вы имеете в виду? – Удивился Генрих.

-        То, что не стоит давать свой камень в чужие руки. Я полностью с вами согласен. Если это Ваш камень, то чужие руки могут его только испачкать. – Пояснил Михаэль, разглядывая камень на свет.

-        Я рад, что Вы это понимаете. – Генрих внимательно следил за движениями ювелира.

-        Эх, молодой человек… Это я рад, что Вы это понимаете. Если бы это понимали и другие люди, то они серьезнее бы относились к драгоценным камням. – Михаэль измерял камень со всех сторон, держа его пинцетом, и записывал размеры на листочке.

-        У Вас уже есть эскиз подвески?

-        Нет, ничего нет. Я думаю, Вы сможете мне что-то предложить?

-        А какие будут пожелания?

-        Я только хотел, чтобы оправа была как можно проще и крепче. И еще… Еще я хочу, чтобы она была тонкой, чтобы как можно меньше закрывала камень.

-        Понимаю, понимаю. Камень должен своей поверхностью прикасаться к телу хозяина. – Михаэль положил перед Генрихом несколько карандашных эскизов:

-        Вот, посмотрите сюда.

Генрих взял несколько листков, посмотрел, и положил один перед мастером, убрав остальные:

-        Вот, что-то подобное, только убрать лишние украшения.

-        Понимаю, понимаю… хороший выбор. Так как камень черный, то я не рекомендую золото. Лучше сделать оправу из белого металла, так будет и прочнее.

-        Михаэль, я вижу, Вы знаете, что мне нужно. – Радостно констатировал Генрих:

-        Единственное – я не могу Вам его оставить на время работы. Это тоже мое условие. Если он Вам нужен, то я буду присутствовать при работе, и ради бога, старайтесь не прикасаться к нему. Я обещаю, моя благодарность будет щедрой.

-        Молодой человек, я понимаю насколько это важно, можете не беспокоиться. Но если уж Вам так хочется, то присутствуйте. – Михаэль отложил камень, взял эскиз подвески и углубился в работу. Генрих некоторое время наблюдал за работой мастера, а потом спросил:

-        Михаэль, Вы сказали «испачкать камень» что Вы имели ввиду?

-        Испачкать, это значит испачкать. Камень, он ведь как губка, впитывает в себя все, что есть в человеке.

-        Вы имеете ввиду нравственную грязь?

-        Конечно. А какую еще грязь Вы знаете? – улыбнулся Михаэль, отвлекшись от работы.

-        Я, молодой человек, к некоторым камням не стал бы прикасаться даже щипцами! Настолько много в них впиталось человеческой грязи. Боль, зло, алчность, предательство, вот о чем я говорю. Очень дорогие камни веками ходят по людским рукам, неся за собой боль и страдания. Вспомните, сколько людей было убито, сколько горя и боли принесли некоторые камни. А ведь вся эта боль впитывается в камень и потом передается его следующему владельцу! Даже если человек, получивший такой грязный камень, чист как ангел, он испачкается. Зло, которое впиталось в камень от прошлых владельцев, испачкает и своротит с праведного пути кого угодно. Некоторым слабым людям можно даже не прикасаться к камню. Слабого человека может свести с ума даже один только взгляд на грязную драгоценность. – Михаэль, надвинул очки, зажег миниатюрную горелку и, нагревая на ней какую-то проволоку, продолжил:

-        Я как-то сопровождал выставку бриллиантов. В коллекции был один, очень старый и очень дорогой камень. Вы бы видели, молодой человек, как менялись лица людей, когда они смотрели на него! Хех!

-        Какие странные вещи Вы говорите. Вы же ювелир, Ваш доход зависит от проданных камней?

-        Да, мы продаем камни. Но некоторые, я бы лучше утопил в океане, чем позволил бы им находиться среди людей. Старые, дорогие камни, слишком много зла успели повидать на своем веку. Повидать и запомнить это зло. – Философствовал Михаэль, выгибая из проволоки миниатюрный узор:

-        Я слышал, что камни могут даже убивать своих владельцев, настолько много в них зла. Люди чувствуют это. И сами того не понимая, часто не носят дорогие бриллианты, а хранят их в сейфах.  Поэтому и Вы можете не беспокоиться, я сам не заинтересован трогать Ваш камень.

Генрих промолчал. Он вспомнил, с какой головной болью он проснулся, прикрепив камень к груди, и подумал что, наверное, этот странный ювелир в чем-то и прав. Хотя, скорее всего, все не так просто как кажется Михаэлю. Существует еще астрал и потоки информации, которые так легко записываются в камень, но поднимать эту тему, для разговора с ювелиром, Генрих не стал. Он сидел и наблюдал, как в руках мастера рождается миниатюрный, витой узор – основа для будущей оправы.

-        Ну вот, молодой человек, мне Ваш камень больше не нужен, за готовым заказом приходите через день. Приносите Ваш камень, и Вы сами вставите его в оправу.

-        Спасибо, Михаэль, до свидания. – Генрих вышел из мастерской и прошел по магазину. На витрине он выбрал цепочку из белого металла, оплатил ее и попросил управляющего передать ее Михаэлю, для закрепления оправы. Закончив, Генрих вышел на улицу, остановил такси и вернулся в гостиницу.

 

 

<<< предыдущая страница | оглавление | следующая страница >>>

Комментарии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."