Вход

Еще не зарегистрированы? Зарегистрироваться

BКонтакте:

Отправить ссылку в:

Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру Поделиться ссылкой в Одноклассниках

 
Если Вы заметили в тексте ошибку, Вы можете сообщить мне о ней. Для этого выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter 

Белый Остров. стр. 26 | Печать |

 

В побеге Генриха Отто играл ключевую роль. Это был носитель, донор, который должен был вывести Генриха на свободу. Генрих решил занять тело Отто и в нем выйти из этого каменного мира, откуда еще никогда не выходил ни один узник. Раз никто из узников не может покинуть тюрьму, значит, ее надо покинуть в теле охранника!

У Генриха был теоретический опыт, он сам долгое время служил донором тела для тибетского мага. Также были умозаключения, из которых следовало что план вполне осуществимый.

Его бывший хозяин – тибетский маг, находился в теле казахского воина, когда Генрих скормил его тело грифам-стервятникам. Маг так и остался в теле казаха. Этот факт Генрих обдумывал долгими часами медитаций и пришел к выводу, что маг сумел переключить связь своего астрального тела со старой оболочкой, которую уничтожил Генрих, на новое тело, в котором находился в тот момент. Значит истинный хозяин – казах, умер, а тибетец живет в его теле как в своем! Этот невероятный факт вселил в Генриха надежду и придает ему силы уже несколько лет. Генрих умел вытолкнуть астральное тело человека из оболочки, он восстановил это умение долгими медитациями. Осталось понять, как можно занять освобожденное тело и для этого требовалось время и одиночество.

Он знал, в каком направлении нужно было искать в нереальности информацию об этом умении. Последние несколько лет он посвятил этому. Сразу, после того как ему удалось восстановить таймер, Генрих начал посещать нереальность в поисках знаний об этом умении. Он в длительных медитациях формулировал вопросы, затем уходил в астрал и собирал там крупицы информации, из которых потом составлял ответы. Это был длительный и кропотливый процесс, но вознаграждением за него была свобода, и Генрих ушел в него с головой.

Надо, справедливости ради, отметить, что это занятие позволило Генриху сохранить ясность ума и твердость характера. Многие заключенные, осужденные пожизненно, как только понимали, что остаток жизни предстоит провести в каменном мешке, медленно сходили с ума и через несколько лет уже были похожи на безвольные растения. Часто такой безвольный человек просто переставал за собой следить, начинал гнить заживо и умирал от сепсиса или инфекций. Смертники долго не жили, костлявая ждала их на пороге камер, и как только узник чувствовал над собой ее дыхание – он был обречен. Генрих был исключением из этого правила. Он всегда был чистым и содержал в порядке свою камеру. Всегда делал зарядку и старался поддерживать хорошую физическую форму. С охраной он всегда был вежлив и даже спустя столько лет в проведенных в камере смертников, он не утратил своей привлекательной интеллигентности.

Работа была проделана огромная, Генрих в теории уже полностью знал, как можно заместить астральное тело донора своим. Непонятных моментов не осталось, он продвинулся даже дальше, чем его бывший хозяин – тибетский маг. Маг менял тело, не убивая донора, он просто выталкивал астральное тело донора в нереальность и пользовался оболочкой. Затем, когда он оставлял оболочку, он возвращал астральное тело донора обратно, и донор жил своей жизнью. Генрих же решил убить донора и навсегда завладеть его телом. Только так он сможет покинуть «Белый Остров» и жить нормальной, полноценной жизнью.

У Генриха был всего один шанс. Нужно было сделать все сразу и без тренировок. Приходилось предусмотреть каждую мелочь, продумать все ситуации, которые могли бы произойти, просчитать все возможные варианты развития событий. Права на ошибку не было. Слишком большая ставка была сделана, Генрих не мог проиграть.

Оставался один очень неприятный момент. Чтобы убить донора ментальным ударом, нужно было не только вытолкнуть его астральное тело в нереальность, но и оборвать все его связи с физическим телом. Генрих не знал, сумеет ли он это сделать.

Смертельность ментального удара для обычного человека состояла в том, что астральное тело выбивалось в нереальность, в измерение, в котором течение времени было другим, и не могло само вернуться обратно в оболочку. Жертва впадала в кому, и ее физическая оболочка умирала постепенно, разрушалась, вместе с ней рушились ее связи с астральным телом, и тогда наступала смерть в привычном понимании.  Но если жертва имела какой-то инструмент, который мог бы вызвать душу из нереальности обратно, то смерть не наступала, жертва выходила из комы и продолжала жить. Таким инструментом у Генриха был таймер, который в Тибете спас его от многочисленных ментальных ударов, порожденных неизвестной стихией. Сейчас Генриху нужно было нанести удар такой силы, чтобы оборвать связи и убить Отто Кристена сразу. Если связи с физическим телом у него сохранятся, то это может помешать Генриху воспользоваться его оболочкой, и план провалится.

Генриху ни разу не доводилось проверить силу своего ментального удара. Он убил таким способом много людей, но во всех случаях он не знал точно, жертва мертва или находится в коме. Один раз в Тибете, он убил пигмея, и у него было время подождать и проверить. Тогда показалось, что тело шерпа начало остывать, но было ли это признаком того, что связи между астральным и физическим телом порвались?

А тут еще этот рыжий… Рыжий вообще оказался невосприимчив к ментальному удару. Правда сейчас Генрих уже начал понимать, что амплитуда волны астрального тела рыжего, была немного другая, не такая как у обычного человека. Это было все равно что убивать человека ударом предназначенным для суслика. В астральном плане этот рыжий больше походил на зверя, чем на человека. Демон, одним словом. Генрих понял, что смог бы убить его ментальным ударом, нужно было лишь правильно подобрать амплитуду волны. Но теперь уверенности, что получится одним ударом вышибить дух из Отто, у Генриха не было. Это был слабый момент в его невероятном плане.

Вообще нужно было предусмотреть множество деталей. Какое-то время, после смены тела, Генриху придется играть роль Отто. А значит, Генрих должен иметь максимум сведений о его жизни. Поэтому Генрих всегда был рад поговорить с Отто и всегда старался быть к нему дружелюбным. Они часто общались, Генрих расспрашивал его обо всем, о жизни, о родственниках, о друзьях, о работе. Так же Генрих часто посещал дом Отто и наблюдал за его жизнью в быту. Постепенно, за несколько лет общения, Генрих узнал о своем будущем доноре почти все. Он часами висел у них дома и наблюдал. Он знал его привычки, знал в его доме все шкафчики и полочки, знал интимные тайны молодой пары. Все это было нужно, чтобы, когда Генрих займет его тело, поведение Отто не изменилось резко в глазах окружающих.

Генрих почесался. Он не мылся уже несколько дней и от влажности и холода карцера, на теле высыпали прыщи. Ни мыла, ни проточной воды в карцере не было. Лишь по просьбе заключенного охранник мог просунуть в нишу на стене шланг, чтобы смыть нечистоты туалета. Охранники неохотно занимались этим неприятным делом, воды на смыв и на умывание постоянно не хватало, и в камере висел тяжелый, неприятный запах.

Нужно было торопиться, пока Генрих был один в камере, неизвестно, куда отправит его Директор после карцера.

Генрих сел и начал в сотый раз перебирать в уме план побега. Он не знал, как он будет себя чувствовать после перемещения в тело донора. Наверняка первое время будет очень трудно и вот в этот момент, чтобы не вызывать подозрений, нужно будет сказаться больным и в первую очередь посетить дерево. Не стоит ни с кем общаться, нужно будет сразу идти к дубу и читать с него свою информацию, вернуть себе память. После смены тела Генрих может потерять некоторые умения, поэтому нужно собрать с собой багаж самых необходимых на первое время знаний и перетащить их с собой, в тело донора, вместе с астральным телом. То есть эту информацию нужно записать на уровень подсознания, чтобы Генрих смог придти к дубу и начать читать, даже если у него будет поврежден рассудок. Все это он должен сделать на автомате, в любом состоянии, от этого зависит возвращение его, как личности. Однажды он уже вернулся таким образом, когда тибетский маг лишил его разума, но тогда прошло семь лет, прежде чем носитель информации случайно попал к нему в руки. Теперь же Генрих ни в коем случае не хотел ждать, приказ придти к дубу и считать свою личность, он решил пропечатать себе в самую глубину разума. Генрих проводил много времени в медитациях, рисуя в сознании картину, как он идет к дереву и обнимает его. Так же он решил закрепить эту картинку и со стороны донора.

В следующий раз, когда его снова пришел навестить Отто, Генрих завел разговор, уплетая домашние булочки:

-        Отто, друг, а ты что-нибудь слышал о друидах?

-        Кого? Нет, а кто это? – Отто не был высокообразован, чтобы служить охранником, не обязательно было читать древние, кельтские книги.

-        Да, это волшебники такие были. Они жили давно, и сейчас их уже нет.

-        Интересно! Расскажи про них? Откуда ты столько знаешь?

-        Я читал их книги в молодости. – Генрих улыбнулся.

-        Эти волшебники считали, что каждому человеку соответствует какое-то дерево. Это дерево его покровитель, может лечить, может успокоить, может даже рассказать какую-нибудь историю.

-        Да ну, сказки какие… Как дерево лечить может?

-        Ну, я точно не знаю, но вот когда я сильно уставал, я всегда садился возле клена и прислонялся к нему спиной. И клен забирал мою усталость.

-        Генри, ты серьезно?

-        Конечно. Вот попробуй сам. Я помню их гороскоп, твое дерево – дуб. Поблизости от твоего дома есть где-нибудь дуб? – Генрих конечно хитрил, прежде чем задать этот вопрос, он осмотрел всю округу, и знал ответ Отто.

-        Если есть, то сядь возле него, закрой глаза и представь, как это дерево вытягивает твою усталость. И ты сам удивишься результату.

-        Слушай, точно! Я помню. На поляне с краю поселка есть дуб! Большой, старый дуб. Гм. Надо будет попробовать.

-        Попробуй, попробуй. А где точно он находится? – Генриху нужно было, что бы Отто, пока будет объяснять, нарисовал в своем мозгу дорогу к дереву. Потом, когда Генрих займет его тело, ему будет проще ее вспомнить. Отто попробовал объяснить узнику, который, как он был уверен, ни разу не видел окрестности, какая возле поселка живописная поляна с раскидистым дубом. Генриху это и нужно было. Убедившись, что Отто мысленно прогулялся до дуба, Генрих попросил его полить воды. Вода была ледяная, и умыться полностью Генрих побоялся, не хватало еще простудиться.

Каменный лежак в камере был холодный, он вытягивал тепло тела даже сквозь соломенный матрац, а Генрих проводил много времени в медитациях лежа на спине. От холода прыщ на ягодице перерос в большой нарыв и сильно болел. Генриху приходилось тратить много времени, чтобы успокоить организм и начать медитацию. Прыщи высыпали вдобавок еще на спине, подмышками и в паху. Если дело так пойдет и дальше, Генриху понадобится медицинская помощь, а это значило, что его переведут в общую палату и о медитациях придется забыть. Это его никак не устраивало, и Генрих решил держаться до последнего.

 

 

<<< предыдущая страница | оглавление | следующая страница >>>

Комментарии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."