Вход

Еще не зарегистрированы? Зарегистрироваться

BКонтакте:

Отправить ссылку в:

Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру Поделиться ссылкой в Одноклассниках

 
Если Вы заметили в тексте ошибку, Вы можете сообщить мне о ней. Для этого выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter 

Белый Остров. стр. 25 | Печать |

Изучая книги в библиотеке, Генрих искал ответ на свой вопрос, каким носителем информации, кроме кристалла, можно воспользоваться? И однажды, в одном из древних фолиантов натолкнулся на концепцию, которая его заинтересовала.

Друиды. Это было замкнутое сообщество в кельтской Британии, с весьма сложной религиозной и организационной структурой. Среди друидов были предсказатели, колдуны и барды. Руководили сообществом ученые жрецы, которые имели большие знаниями об устройстве мира и обладали сверхъестественными возможностями. Это течение было закрытым, информации о друидах сохранилось мало, потому что все они были уничтожены христианами. Но те крохи знаний, которые сохранили книги, показались Генриху очень интересными. Друиды боготворили природу и считали, что душа человека может вселиться в дерево. Что каждому типу человека соответствует свой тип дерева, и астральное тело человека может воспользоваться деревом, как физической оболочкой.

Когда-то, еще в библиотеке фамильного замка, Генрих читал средневековый рыцарский роман об удивительной любви двух людей – Тристана и Изольды. Тот роман тоже имел отношение к друидам и был оформлен в кельтском стиле, с кельтскими именами, с характерными бытовыми чертами. Роман не особо впечатлил Генриха, но еще тогда он отметил в нем одну особенность. Когда Тристан и Изольда умерли, их похоронили рядом, и в изголовьях их могил выросли деревья. Эти деревья тесно переплелись корнями и ветками, и все считали, что в этих деревьях живут души влюбленных. Тристан и Изольда после смерти обрели в этих деревьях спокойное единение вдвоем, и продолжили жизнь, обнявшись ветками и переплетясь корнями.

Идея воспользоваться деревом, как хранителем информации, показалась Генриху интересной, и он углубился в изучение писаний друидов. По учению друидов каждому человеку соответствовало свое дерево. Это соотношение учитывало характер человека, его конституцию, его темперамент. Те качества личности, которые в основном закладывались с рождения. Друиды составили гороскоп, при помощи которого, по дате рождения, можно было узнать и черты характера человека и покровительствующее ему дерево.

дубДеревом Генриха оказался дуб. Дуб так же являлся священным деревом друидов, дубовые рощи были ими особо почитаемы и в них они проводили свои собрания. То, что священное дерево друидов оказалось еще и родственным Генриху, заставило его уже серьезно изучать этот вопрос. Он погружался в нереальность и искал ответы уже на более точно поставленные вопросы. Из того, что ему удалось разузнать, он понял, что в дерево можно записывать, как и в кристалл. Правда сам процесс записи и чтения будет длиться гораздо дольше, но зато хранить информацию без искажений, дерево сможет пока не разрушится. Это был новый для Генриха способ сохранения информации. Принцип записи тут был совершенно другой. Если в кристалл информация наматывалась на кристаллическую решетку, то в дереве она размещалась в живых клетках. Клетки растений, похоже, содержали какое-то вещество, которое могло, как и кристалл, впитывать информацию. Клетки делились, информация копировалась вместе с клетками и отмирала вместе с ними. Дерево жило и вместе с ним жила информация, которую в него помещали. Легенда про души Тристана и Изольды, жившие в деревьях, прояснялась во вполне реальную историю.

Генрих поднялся в небо и осмотрел окрестности. Рядом с поселком, на поляне между домами и лесом, рос большой, раскидистый дуб. Генрих бросился к нему и понял, судьба опять делает ему подарок. Лучшего носителя для его целей и нельзя было придумать. Дерево было живым, здоровым, ни одной сухой ветки или изъяна. Генрих сразу стал пробовать записывать, но так как доступ к дереву у него был только астральным телом, прикоснуться к нему руками Генрих не мог, то запись проходила очень медленно. Генрих, лежа длинными ночами в камере, собирал в памяти свои воспоминания, чувства, эмоции, знания, выходил из тела и летел к дубу. Там он входил внутрь дерева и как бы стряхивал с себя то, что принес. Информация перетекала из астрального тела в живые клетки дерева, впитывалась как влага после дождя, а Генрих возвращался обратно в тело и вспоминал новые фрагменты своей жизни, чтобы по крупице перенести их в новое хранилище. Этот процесс занимал много времени. Предстояло детально вспомнить всю свою жизнь, все свои чувства, повторить все свои знания и записать их в дерево, если он хотел в следующей жизни сохранить эти воспоминания.

{ ------ здесь фрагмент текста, доступный только зарегистрированным пользователям ------ }

Информация была о двух влюбленных, которые встречались вечерами под этим дубом. Генрих почти физически ощутил их любовь. Эти люди были абсолютно счастливы, когда обнимали и целовали друг друга. Генрих как будто увидел астральным зрением, какое огромное чувство наполняло их. Затем мужчина исчез. Женщина еще долго приходила к дереву, к месту, где они были счастливы, и с каждым разом, ее эмоции становились все тяжелее. Ее тоска росла с каждым днем и, наконец, переросла в горе. Это горе, как открытая рана, вытягивало из нее жизненные силы, и в какой то момент женщина тоже перестала приходить к дереву. Генрих ощутил, как отголосок этого безмерного горя, коснулся его разума непередаваемой тоской. Он соскочил с лежака и начал ходить по камере, стряхивая с себя чужие переживания. Потом, после визитов к дубу, Генрих еще не раз обнаруживал прилепившиеся к себе какие-то обрывки информации, похожие на человеческие эмоции. Он понял, эти следы оставили люди, которые соприкасались с деревом в течении его жизни. Генрих был приятно удивлен и обрадован новыми возможностями, которые ему открыли друиды.

Времени у Генриха, как он думал, было достаточно, и уже почти год он летал к этому дубу и вливал в него все новые и новые обнаруженные в памяти детали своей жизни. А вот теперь, когда Генриха перевели в карцер, он понял, что времени может и не хватить. Почти каждый день он вспоминал какие-то детали из своей памяти, которые были важны для него, и которые он еще не записал в дерево.

 

* * *

         Генрих был внутри дерева, когда сознание вдруг выдернуло его обратно в тело. Он резко открыл глаза и услышал грохот открывающегося окошка.

-        Генри! Спишь? – это был Отто, пришел навестить его в карцере.

-        Нет, просто немного вздремнул. Как ты Отто? Что-то давно тебя не видно было.

-        Я вообще то дежурю в первом корпусе, а сюда пришел тебя навестить. На, возьми, я принес тебе поесть.

Генрих взял в окне кружку с чаем и несколько небольших, домашних булочек. Чем он так привлек этого молодого норвежца? Похоже, Отто даже считал Генриха своим другом. Генрих знал, что настоящих, близких, друзей у Отто не было. Тюрьма накладывала отпечаток на всех кто тут находился, неважно по какую сторону решеток. Охранники были люди неприветливые, Отто просто не с кем было выговориться, и этот интеллигентный узник был для него как отдушина. Тем более, что в камере смертников он никому не мог передать его секреты. Поэтому Отто легко мог откровенничать с Генрихом на любые темы, а Генриху именно это и нужно было.

-        Ты не болел? Как-то неважно выглядишь. – Генрих сел на лежак и с удовольствием впился зубами в поджаристую, домашнюю булочку.

-        Ты проницательный! Да, у меня была температура, только вчера вышел на работу.

-        Береги себя. Булочки Унсет стряпала?

-        Она у меня умница! Обожаю ее стряпню! – когда Отто говорил о своей жене, у него менялось даже выражение лица, а в голосе появлялась нежность.

-        Любишь ее?

-        Знаешь, я часто благодарю Бога за то, что свел нас вместе. Она безупречная хозяйка и любит меня. А еще… А еще у нас наверное скоро будет ребенок! – голос Отто дрожал от возбуждения.

-        Ого! Отто! Поздравляю, поздравляю!

-        Еще никто об этом не знает, мы решили никому пока ничего не говорить! Вот. – Отто был вне себя от счастья, и ему срочно хотелось с кем-нибудь поделиться своей радостью.

-        Это прекрасное известие! – Генрих подыграл Отто, но тот был так рад, что не заметил.

-        Приятно осознавать, что жизнь за этими стенами продолжается.

-        Да, Генрих, тебе не понять, ты ведь не был женат. – Отто улыбался, он наслаждался своей радостью и был благодушен.

-        Завтра утром еще принесу тебе домашних булочек. Вот карандаши больше не проси. Ты здорово подвел меня. Тут не хватает охранников, лишь поэтому Директор меня не уволил. Как бы я тогда кормил свою семью? Хотя, знаешь, мне было бы очень жаль, если б вместо рыжего похоронили тебя. Это был редкий подонок. Тьфу, о мертвых лучше ничего не говорить…

-        Отто, не слышал, что Директор собирается делать со мной?

-        Сказали пока держать тебя в карцере. В твоей камере пришлось вскрывать пол, крови натекло много. Сейчас там ремонтируют, возможно, потом вернешься обратно.

         Они еще немного поболтали о погоде и радостный Отто ушел.

 

 

<<< предыдущая страница | оглавление | следующая страница >>>

Комментарии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."