Вход

Еще не зарегистрированы? Зарегистрироваться

BКонтакте:

Отправить ссылку в:

Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру Поделиться ссылкой в Одноклассниках

 
Если Вы заметили в тексте ошибку, Вы можете сообщить мне о ней. Для этого выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter 

Гончие стр. 134 | Печать |

Он поднялся с постели и они вышли в гостиную. В холле Юрий, Виталий и пожилой Лев Грабовский, уже расставили вдоль дивана столы, застелили их скатертью и расставляли посуду. Из кухни доносился легкий запах чего-то мясного и очень вкусного. Алекс потянул носом. Лев Грабовский улыбнулся и, хитро прищурившись, сказал:

-        Жаркое! Здесь охочусь только я. – Он наклонил голову и с превосходством посмотрел на молодых людей.

-        Вот, вчера подстрелил косулю, и Вероника Николаевна сегодня готовила превосходное жаркое. Уж что-что, а жаркое она делает бесподобно!

-        Да ладно тебе, кормилец выискался! – Полушутя перебил его Виталий. Если б охотился я, то жаркое ели бы каждый день!

-        Тебе нельзя, иностранец. – Подмигнул ему Лев.

-        А я местный, с меня спрос маленький, даже если поймают – отмажусь. Кстати, и вишневую наливочку – весьма рекомендую отпробовать! Тоже моего производства. – Грабовский показал рукой на графин с рубиновой жидкостью.

-        Присаживайтесь. – Юра принес пару еще стульев.

-        Так то мы обычно едим на кухне, но сейчас всем туда уже не уместиться.

 

Пока расставляли приборы и рассаживались, вернулись Олег с Антохой и принесли ворох одежды и две сумки разных вещей, которые раньше служили по хозяйству в доме на колесах. Они свалили все в кучу в углу комнаты и, умывшись, тоже заняли место за столом. Олег повернулся к Алексу и сказал:

-        Мы боевиков в сенях, в подсобке закрыли. Они в наручниках, никуда не денутся.

Алекс согласно кивнул. Грабовский принес с кухни черный чугунный казан с ручками и водрузил его на середину стола. Вероника следом за ним принесла большую кастрюлю вареной картошки и все сели обедать. Грабовский разлил в миниатюрные рюмки наливку, а Вероника, как радушная хозяйка, положила всем в тарелки огромные порции дымящегося мяса.

-        Ну, за знакомство, что ли? – Предложил Георгий и все, подняв рюмки, выпили. Наливка оказалась сладкая и совсем не крепкая, Алекс, пожевал губами посмотрел на спутников, потом поставил на стол пустую рюмку и принялся за еду.

         Жаркое на самом деле оказалось превосходным. Какое-то время за столом не произнесли ни звука, был слышен только стук вилок о тарелки. Все с аппетитом поглощали нежное, ароматное мясо. Наконец, через какое-то время, Олег, глядя на Веронику с набитым ртом, произнес:

-        Потрясающе! В жизни не ел такого вкусного мяса!

Все согласно закивали, а Вероника широко улыбнулась.

-        Ешьте, ешьте досыта, я сделала много, как предвидела что у нас гости будут.

-        А есть способности? – Заинтересованно посмотрел на нее Алекс.

Вероника пожала плечами.

-        Способности то у всех есть. Да не все могут использовать их осознанно. Я на ведьму не специализировалась, у меня, значит, так… Среднестатистические.

-        Да ладно, не скромничай. – Подмигнул ей Георгий.

-        Выше чем среднестатистические, так скажем. А так да, хорошие ведьмы встречаются редко. Я бы сказал даже вообще не встречаются.

Все опять с интересом посмотрели на Леру. Она потупила глаза и стала ковырять вилкой большой кусок мяса.

-        Как вам наливочка? – Прервал неловкость Грабовский.

-        Чего-то я ничего не почувствовал, если честно. – Признался Антоха.

-        Какая-то сладкая водичка.

-        Нам крепкого нельзя, завтра всем на работу. – Пояснила Вероника.

Все немного помолчали, поглощая жаркое, потом Георгий спросил:

-        С киллерами что делать собираетесь? Может в местную полицию их сдать?

-        Не стоит. Уже один раз сдали одного. – Алекс поморщился.

-        Убил трех человек и сбежал. Передадим их специалистам.

-        Как знаешь. – Согласно кивнул Георгий.

Все молча доели, а Алекс, Олег и Антоха съели и по второй порции. Затем Грабовский принес из кухни чайник и поднос с заваркой и конфетами. Все налили себе чай и уже расслабившись и расхваливая обед, сыто развалились на диванах.

-        Ну, что, Саня… - Начал Георгий держа в руках чайную чашку.

-        Давай, рассказывай, как докатился до такой жизни. При ребятах можешь говорить, тут все свои.

Юрий поднялся, щелкнул переключателем и включил встроенный в окно вентилятор. Вытяжка тихо загудела. Юра достал пачку сигарет и они с Виталием закурили. Лев Грабовский, глядя на них, вытащил из кармана пиджака продолговатую коробку, открыл ее и достал обкуренную до черноты трубку. Затем вынул из коробки тонкий шомпол и начал не торопясь чистить мундштук. Алекс оглядел присутствующих и начал рассказывать.

-        Я тебе говорил, что меня преследовал один человек, по имени Гринберг. Он несколько раз пытался меня убить, но у него не получилось. Это он заказал меня картелю и эти люди, что сейчас сидят в подсобке – выполняли его заказ. Я не знал почему он меня преследует, как ты помнишь – амнезия. Я разобрался в происходящем, эта амнезия была вызвана не разрядкой эгрегора, как тогда предположил ты, а совсем другим. В поезде меня атаковал этот Гринберг. Это был ментальный удар воздействующий на личность и выбивающий астральное тело за пределы физического. Я должен был умереть, но меня вернул из нереальности мой кот. - Алекс замолчал, оглядывая присутствующих, но никто не удивился, лишь Лев Грабовский удивленно поднял бровь, достал резную табакерку, открыл ее и начал не спеша набивать трубку. Алекс продолжил:

-        Так как он всего лишь кот, он не смог вернуть меня всего и я потерял воспоминания связанные с моей личностью. Странная амнезия, избирательная, но вот так получилось. Теперь я пытаюсь разобраться что же произошло.

-        И как, есть успехи? – Поинтересовался Георгий.

-        Есть. Теперь я знаю, кто этот Гринберг и почему он пытался меня убить.

-        И кто он?

-        Демон. – Алекс замолчал.

В комнате повисла тишина, все с интересом ждали продолжения рассказа.

-        Это существо бестелесное и каким-то образом вселяется в человека. Он выбивает астральное тело донора в нереальность, и живет в теле человека, заняв его место в социуме. В какой-то момент он может переселиться в другое тело, а старое тело просто умирает. Он умен, я уверен, он пользуется знаниями полученными за все жизни. Он может убивать людей ментальным ударом. Проще – взглядом. Посмотрел - и все, душа человека отправляется в нереальность. Спасти стандартными средствами уже невозможно.

-        Гм… - Хмыкнула Вероника, все посмотрели на нее, но она промолчала.

-        В той жизни, которую я позабыл, я его вычислил. Тогда он был маньяком, которого ловила наша группа.

-        Но маньяк погиб?

-        Да. Погиб носитель, а демон в тот момент переселился в тело Гринберга.

-        Видимо, сам процесс переселения из тела в тело не слишком приятный и долгий, потому что Гринбергу пришлось почти три недели лежать в госпитале имитируя приступ. За это время он адаптировался в новом теле и начал уничтожать тех, кто знал о его сущности.

-        Ваша группа погибла при взрыве. Тогда списали это на пожар и на неосторожное обращение с оружием. Ты думаешь это сделал он? – Развил мысль Георгий.

-        У меня нет доказательств, одни предположения. Но есть факт – из группы жив только я, и он охотится за мной.

-        Где он сейчас? – Спросила Вероника.

Алекс посмотрел на Олега и кивнул:

-        Олег убил его. Еще в России.

На лице Олега не дрогнул ни один мускул, он неспешно прихлебывал чай из чашки.

-        Ну? Демон мертв, дело закрыто. Чего ты хочешь? – Поинтересовалась Вероника.

-        Разобраться хочу. Да и не уверен я что демон мертв. Он сейчас может быть в другом теле и может еще наделать бед.

-        Понятно… А что привело вас сюда?

-        Мы ехали в Гренобль. Там, в спецклинике, единственный из нашей группы, выживший при пожаре. Я должен узнать все, что знает он.

-        Помню, читал. – Задумчиво добавил Георгий.

-        Так он, вроде бы, повредился рассудком?

-        Гера… Для непосвященных людей мы все тут поврежденные рассудком. – Улыбнулся Алекс.

-        Ну, что ж. Дело правое. Дерзай. – Улыбнулся Георгий.

-        А как ты узнал что демон переселился из тела маньяка в тело Гринберга? Или это домыслы? – Прищурилась Вероника.

-        Нет, теперь я знаю точно. Вчера я даже смог почувствовать зверства этого нелюдя. Он убивал людей. Много. Там, на острове.

-        Ну, рассказывай, мы не спешим. – Кивнул Георгий. Все молчали заинтересованно глядя на Алекса. Грабовский курил возле окна, попыхивая трубкой и скрываясь в клубах дыма. Алекс начал рассказ:

-        Я пару раз смотрел демону в глаза, а глаза, как вы понимаете, - «зеркало души», в них информация об астральной сущности существа. Таким образом я получил его индивидуальный след, этот демон тоже, оказывается, в какой-то мере личность. Затем я пошел по астральному следу в прошлое Гринберга. – Алекс опять оглядел присутствующих, но не заметил в из заинтересованных взглядах ни нотки недоверия. И он продолжил:

-        Я следопыт. Я могу отследить человека по его астральному следу. Когда-то я таким образом выследил и познакомился с Георгием.

Гера при этих словах улыбнулся и согласно кивнул.

-       Я знал, что Гринберг лежал в госпитале и мне не пришлось проходить его жизнь до этого времени. – Продолжил Алекс.

-        Я сразу ушел в то время и проследил Гринберга до больницы, в которой он проходил лечение когда его хватил удар. Там, перед попаданием в госпиталь, его астральный след изменился. Изменился довольно сильно, но я смог его различить. Это был уже другой человек. Это был не Гринберг.

-        А кто?

-        Это был тот, маньяк, по которому работала наша группа. Уже его след привел меня на остров, где и жил маньяк… Кстати, как его зовут, ты не помнишь? – Алекс посмотрел на Георгия.

Тот пожал плечами.

-        Ну, не важно, позже разберемся. – Согласился Алекс.

-        Я начал день за днем разматывать его жизнь на острове и тогда мне стало плохо. Там была боль. Очень много боли. Он там пытал и убивал людей. Там было столько страдания, что это, черт возьми, просто ужас какой-то… Если честно, я чуть не подох от полученной информации. Если б не ваш эгрегор, я б и сейчас наверное блювал. Жутко противное чувство.

Алекс замолчал. Вероника внимательно посмотрела на него и сказала:

-        Этому есть объяснение – ты нормальный человек. Для тебя, чужие страдания - информация об опасности, то, чего нужно избегать. Поэтому она для тебя неприятна. За века эволюции, живые существа развили способности передавать информацию об опасности во всех случаях, даже в момент смерти. Это позволяет выжить остальным и сохранить вид. Чем сильнее боль, чем больше разрушения организма – тем выше опасность и тем сильнее информация воздействует на тех, кто способен ее воспринимать. Восприятие чужой боли позволяет живому существу получить информацию о вероятной опасности и выжить. Поэтому восприятие происходит не на уровне чувств, которые могут быть оглушены или отключены, а на уровне подсознания. На уровне чувств, конечно, тоже все воспринимается – крики, стоны, конвульсии… Но то, что идет поверх органов чувств, напрямую в сознание, воспринимается сильнее. На эту тему можно рассуждать долго, но принцип остается неизменным. Это природа. Хищник нападает на больное животное – он чувствует его боль. Он рвет больное животное, и организм этого животного выплескивает в кровь адреналин, чтобы продлить жизнь даже в таких мучениях, и успеть оповестить своих сородичей. Сородичи чувствуют его боль, их организмы активизируются и они спасаются от хищника убивающего их собрата. Все взаимосвязано, а боль – это сильнейший механизм и на физическом и на астральном уровне.

Для нормального человека, чужая боль – это слишком сильный раздражитель. Сильный и неприятный. Но у некоторых особей, мозги сворачиваются набекрень, и им этот раздражитель начинает нравиться. Так появляются садисты. Есть в этом что-то от хищника. Хищник, по сути тоже испытывает боль и его боль, конечно не может быть ему приятной... Так вот маньяк-садист – выше хищника. Он не воспринимает чужую боль как опасность. Для него чужая боль это сильнейший раздражитель, но раздражитель приятный. Он испытывает кайф. – Вероника внимательно посмотрела на Алекса.

-        Вот вспомни какое отвращение испытал ты и теперь поменяй минус на плюс и представь, какой кайф испытал маньяк.

Алекс поморщился. Грабовский вдруг закашлялся, а потом начал деловито выстукивать трубку о большую пепельницу.

-        Что можно предположить? Демон в теле человека мучает людей и получает этот первобытный кайф. Я разговаривал с одним пострадавшим, прошедшим через его руки… - Алекс вспомнил Садовникова.

-        И этот пострадавший рассказывал, как тот ломал нему кости и просто сидел рядом, смотрел ему в глаза. «Он пил мою боль» - такими словами выразил он свои ощущения.

-        Довольно точно. – Согласилась Вероника.

-        И, надо отметить, распробовав этот кайф, он уже не остановится. Заменить его нечем. Таких сильных впечатлений он уже не получит нигде и ни от чего. Он будет убивать. Более того, его чувства начнут развиваться в этом отношении. Его удовольствие от чужой боли будет усиливаться, и станут проявляться другие раздражители. Он начнет получать удовольствие, например, от психологических страданий жертвы и далее, станет кайфовать от всего спектра отрицательных эмоций своих жертв. И чем сильнее страдает жертва, тем сильнее у него будут ощущения. Таким образом получаются самые изощренные садисты.

-        А секс? Ты не упускаешь что секс может играть роль? Я просто имею информацию, что Гринберг причастен к исчезновению двух несовершеннолетних девочек. – Хмуро спросил Алекс.

-        Боюсь что девочки уже приняли мучительную смерть и секса, скорее всего не было. Если, конечно, он не доставил им сильные страдания. – Сухо ответила Вероника.

-        Тот кайф, что получает садист от чужой боли, гораздо сильнее чем кайф от секса. Садист не станет пить воду, если можно пить вино.

-        Но почему тогда девочки? – Непонимающе переспросил Алекс.

Вероника вздохнула.

-        У девочек самый высокий болевой порог. Никакой мужчина не сможет вынести того, что вынесет девочка. Просто умрет от боли. Девочка – нет. Природа дала ей силу терпеть боль, потому что ей рожать детей. Она может страдать долго, поэтому девочки для садиста наиболее привлекательны.

Молчавшая до этого Лера, вдруг задрожала и сжала кулачки.

-        Его надо остановить. Эту гадину надо остановить. Я не смогу спокойно жить, понимая, что где-то рядом бродит такая тварь! – Он быстро заморгала и повернулась к Алексу. На глазах ее блеснули слезы. Алекс обнял девушку.

-        То, что это тварь жива ведь доказательств нет? – Подал голос Грабовский.

-        Нет. Есть только предположение. – Согласился Алекс.

-        Что ты собираешься делать? – Спросил Георгий.

-        Я хочу узнать откуда взялся демон. Я хочу знать о нем все.

-        Как ты это узнаешь?

-        Я следопыт. Теперь у меня есть его след и я размотаю его жизнь до самого начала.

-        Сколько тебе потребуется на это времени? – Спросила Вероника.

-        Не знаю. Вчера я углубился недалеко. Мне помешала чужая боль скопившаяся на тех временных этажах…

-        Ну, день, неделя, месяц, год? – Переспросила Вероника.

-        Не знаю.

-        Ладно. Пару дней у вас есть, а потом мы, с группой отправляемся в Марсель. Можете ехать с нами, посодействую. Из Марселя доберетесь до Гренобля.

Лера с Алексом переглянулись и Алекс кивнул. Это было лучшее предложение на сегодняшний день.

-        Завтра мы все, с утра едем в Варшаву, вернемся вечером. Можете располагаться, отдыхайте, будьте как дома, но не шумите. Привлекать внимание местных охотников нежелательно.

Все допили чай и стали понемногу расходиться. Вероника принялась убирать посуду, Лера, помотав головой и встряхнув руками, словно сбрасывая с себя налипшую грязь, бросилась помогать хозяйке. Олег, Антоха и Юра с Виталием, отправились на улицу, разбирать остатки дома на колесах. Лев Грабовский неспешно почистил свою трубку, сложил ее в футляр и, поднявшись, пробормотал:

-        Ну, спасибо, за обед, за теплую компанию… Пойду вздремну немного. – И пошел в глубь коридора. Алекс и Георгий остались одни. Алекс, помолчав, повернулся к Георгию:

-        Ну, про меня ты слышал, давай, делись теперь, какими судьбами тебя сюда занесло.

Георгий улыбнулся.

-        Работа, Саша. Много работы. За те семь лет, что я просидел дома, многое изменилось. Очень многое. Технологии шагнули вперед огромными шагами и, теперь, наши враги гораздо сильнее нас. Но и мы на месте не стоим, с тех пор как мы с тобой расстались, я тоже успел продвинуться. Теперь мы уже не работаем на улицах как раньше, не гоняем толпы гопников стекла бить. – Георгий усмехнулся.

-        Конечно, можем и это, но такие действия нерентабельны и расточительны. Из пушки по воробьям уже не стреляют.

-        Расскажешь? – Попросил Алекс.

-        А чего не рассказать? Ты же наш, сотрудник «Эпсилона» и потенциальный участник нашей группы. Сильный проводник. – Георгий произнес эту фразу с нажимом, как бы выделяя ее из разговора, и Алекс вдруг понял, что эти слова адресовались не ему. Он посмотрел на Георгия, а потом, догадавшись, взглянул в сторону кухни, откуда едва доносилось бренчание тарелок. Вероника была там, и, как стало понятно Алексу, держала все под контролем. Слышала их разговор? Нет, для нормального человека это невозможно. Скорее она не слышала звук, но как-то понимала смысл произносимых здесь слов… Хех... Интересно. Алекс вдруг вспомнил, как она в ангаре сказала: «вокруг никого нет, мы тут одни». Да, похоже, она знала что говорит. Не зря ж она «главарь банды».

-        Конечно расскажу. – Улыбнулся Георгий.

-        Наш президент, как только пришел к власти, сразу отдал приказ по восстановлению наших служб. Ты ж знаешь, он кэгэбэшник, понимает что делать. Впервые были созданы психоаналитические службы работающие в масштабах целых государств и выстраивающие стратегию и тактику по влиянию на ключевых фигур для достижения геополитического результата. Теперь мы обрабатываем политиков, ключей, которые могут повести за собой целые партии и массы электората. Политиков, олигархов, крупных финансистов, тех, кто делает этот мир. Мы делаем их – они делают мир. Здорово? – Георгий усмехнулся.

-        Но радоваться победам пока еще рано. Наши конкуренты, пока мы были в этом демократическом, постперестроечном коматозе, весьма преуспели в работе. Почти все, развитые страны внедрили своих проводников в развивающиеся страны и диктовали им свою волю. Пока мы бездействовали, Венгрия, Польша и Чехия вступили в НАТО, а в Казахстане вновь переизбрали президента. Нашим даже не удалось повлиять на импичмент нашего Ельцина - депутатам не удалось набрать необходимых трехсот голосов ни по одному из пяти пунктов обвинения, хотя все признаки преступлений были на лицо. Но нет, не смогли ничего сделать с измененным сознанием марионеток, сидящих за пультами голосования… Страна чуть не перевернулась к чертям собачьим… Все разваливалось. Грузия, Азербайджан и Узбекистан вышли из договора о коллективной безопасности… - Георгий пожевал губами и вздохнул.

-        Но вот, Саня, какие все-таки русские! Я не перестаю восхищаться нашим народом! Вспомни, даже в то время, когда давили со всех сторон, и все летело к чертям, у русских все равно нет-нет, да проявлялся истинный характер! Это генная память от героических предков! Даже в голове Ельцина, обрабатываемой со всех сторон всеми кому не лень, сквозь адскую какофонию смогли пробиться чувства накопленные за героическую нашу историю. Иначе как можно объяснить его приказ десантуре занять аэропорт в Приштине? И помнишь ведь как круто получилось? Враги считали нас трупами, а мы – бросок! И оп! Опять первые! Все хваленое НАТО раком поставили! Потом, конечно, все спохватились, Ельцина опустили, вернули обратно в стойло… Но урок усвоили. Стали осторожничать. И это дало уже нам возможность сохранить наработанное ранее. А когда пришел Путин, то он уже никого и не спрашивал – восстановление спецслужб пошло полным ходом. Тогда, как ты помнишь, и меня дернули наконец-то. – Глаза Георгия блестят от возбуждения.

-        Нет, конечно, многое, чего мы могли бы сделать, будь мы в строю, мы просто не успели, не осилили. Взрывы жилых домов в Буйнакске, Москве и Волгодонске – всегда будут напоминать нам что расслабляться нельзя, этим сразу же воспользуется враг. Мы могли их предотвратить, но… не смогли…

-        Вы же больше не занимаетесь улицей? – Спросил Алекс.

-        Мы – нет, я говорил тебе за все спецслужбы. Есть люди что работают именно по улице. Было предотвращено много терактов, но эти взрывы уже не забудет никто. Мы то да, когда возобновили свою деятельность, сразу перешли к руководящим шишкам. От них результат куда более весомый. Россия и Югославия подписали соглашение о свободной торговле без моего участия, но наши там отработали весьма результативно. – Гера замолчал и с жаром продолжил:

-        Понимаешь Саша, современное общество – очень сложный организм со сложной иерархией. Даже немного воздействуя на некоторые его ключевые точки, можно вызвать цепные реакции, которые приведут к изменением всего организма. Можно целую страну поставить на уши, зная на каких людей, когда и как повлиять. Теоретически, даже моя группа в состоянии устроить переворот в небольшой стране. И миллионы ее жителей будут потом думать: «е-мое, как так получилось то?». Прям, как мы в перестройку, помнишь? Теперь уже и мы владеем этими технологиями и у нашей страны теперь есть эта сила!

-        Гера, а как сменили президента у нас в стране? Ху ис мистер Путин? Откуда взялся этот кэгэбэшник? – Улыбнувшись спросил Алекс.

-        Да хрен его знает, тут я врать не буду – не в курсе. Но точно уверен – на Ельцина повлияли. Не сам он этот выбор делал, совсем не сам. Ему, скорее всего подбросили, этакий спасительный мостик – типа, передашь власть и получишь неприкосновенность. В нем уже был заложен мощный рычаг воздействия – страх за содеянное. Если бы на него не повлияли, могло быть все что угодно, только не мирная смена власти. Он бы не отдал власть боясь наказания. Началась бы гражданская война, повод бы нашли, путч помнишь ведь? По большому счету это врагам и нужно было чтобы войной разрушить еще какой-никакой оставшийся порядок и окончательно добить и раздербанить остатки страны… Его надо было уводить с места, а не свергать. Рычаг давления, как я уже говорил – его страх перед возмездием, уже был сформирован и этим простым рычагом грамотно воспользовались. Это было ключевым воздействием, из которого вытекало, что ему нужен человек, которого он знал, как умеющего держать слово. Которому он мог доверить свое будущее. И все, затем в сознании создается образ такого человека и если в окружении нужным качеством обладает один, то дальше уже катится как по маслу. То, что сделали с Ельциным должно было быть максимально простым. Сложные манипуляции с ним не дали бы провести все, кто тогда роился вокруг. Проводники создали в его голове просто образ заслуживающий абсолютного доверия и он поверил Путину настолько, что доверил ему свою жизнь. А дальше только лишь чуть-чуть подтолкнули сознание в его сторону и он сам покатился и отдался, свято веря, что это его личное решение. Я снимаю шляпу перед этими людьми, это было круто! «Я устал! Я ухо-жуй!» - Ядовито передразнил Гера ненавистного политика.

-        А тут вы что делаете? – Спросил Алекс улыбнувшись.

Георгий покосился в сторону кухни, но раздумав всего секунду ответил:

-        Тут была выставка и съезд польских аграриев. Наши заключали долгосрочные контракты на поставку продовольствия. Уверен, за пару дней мы сэкономили государству миллиард, не меньше. – Улыбнулся Гера.

-        Сейчас ждем одного английского финансиста, должен пролететь через Варшаву. Надо повлиять на его желание вложиться в нежелательное для России мероприятие. Но пока нет данных когда у него самолет. Может и не получится пересечься.

-        А в Марселе?

-        Не знаю. Марсель – большой порт, там можно встретить кого угодно. Тут начальство решает. Начальство умнее. – Последнюю фразу он опять произнес с нажимом и хитро подмигнул Алексу.



<<< предыдущая страница| оглавление | следующая страница >>>

Комментарии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."