Вход

Еще не зарегистрированы? Зарегистрироваться

BКонтакте:

Отправить ссылку в:

Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру Поделиться ссылкой в Одноклассниках

 
Если Вы заметили в тексте ошибку, Вы можете сообщить мне о ней. Для этого выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter 

Гончие стр. 122 | Печать |

      

         К обеду погода испортилась. Подул холодный ветер и на свинцовых водах Камы появились белые пенные барашки. Лера поправила развевающиеся занавески на окне и выглянула наружу. Небо затянуто серыми тучами, с воды тянет промозглой сыростью.

-        Дождик собирается? – Спросил Алекс.

-        Угу.

-        Надо выезжать отсюда на трассу. Если пойдет дождь, автобус может тут, на грунте, закопаться. Тяжелая машина. Что, бужу Олега?

-        Не, не надо. Пусть спит. Я сама за руль сяду. Что-то порулить захотелось.

-        А сможешь? Автобус ведь.

-        Конечно. Там ничего сложного нет, я за Ахметом наблюдала. – Лера улыбнулась.

         Они быстро собрались, Лера села за руль и завела двигатель.

-        Ух, мощь какая! – Ее глаза заблестели. Она нажала на газ и автобус, ровно урча дизелем, мягко тронулся с места. Лера аккуратно объезжая неровные места выехала на трассу и прибавила скорость.

-        Класс! Всегда мечтала поводить большую машину! Ну, куда едем?

Алекс разложил на столе карту.

-        В Пермь можно не заезжать, давай, через плотину и на Березники. Там отворот на Губаху. Тут километров двести будет… Зона-поселение где-то там, Олег проснется, скажет точнее. Пока рули на север. – Алекс перелез через перегородку и сел рядом с Лерой. Наблюдать за красавицей с блестящими глазами – одно удовольствие. Он смотрит на Леру и улыбается своим мыслям. На лобовом стекле появилась первая сырость начинающегося дождя. Автобус несется, и черная лента мокрого асфальта быстро исчезает под колесами.

 

         На выезде из Перми пост ГАИ. Лера заблаговременно сбросила скорость и перестроилась в крайний ряд. Но дом на колесах уже заметили. Сержант, в мокрой от дождя накидке, ткнул полосатым жезлом в сторону Леры и показал на обочину.

-        Черт… Этого еще не хватало… - Лера вырулила на обочину и остановила автобус. Алекс повернулся к дверям и стал спокойно ждать блюстителя порядка. Сержант вошел в открытую дверь, огляделся, и, представившись, попросил документы. Лера протянула ему права и техпаспорт. Сержант взял корочки и долго изучал их. Алекс молчит, наблюдает за гаишником. Тот, еще раз оглядев внутренности автобуса, спросил:

-        Куда едете?

Лера пару секунд пристально посмотрела ему в глаза, затем ответила:

-        В Соликамск и далее, в Ныроб.

-        Далековато… В гости к кому-то?

-        На похороны. – Импровизирует Лера, глядя на сержанта с полуулыбкой. Алекс, понимая, что девушка ведет какую-то игру, молчит и только наблюдает.

-        А кто умер то? – Как бы невзначай, продолжая разговор, спрашивает сержант.

-        Да, пока еще никто…

Они секунду смотрят друг другу в глаза и вдруг улыбаются – сержант шутку оценил.

-        Оружие, наркотики?

-        Спасибо, не надо. – Уже смеясь, отвечает Лера. Сержант, тоже широко улыбаясь во весь рот, возвращает документы:

-        Счастливого пути!

Еще раз, внимательно оглядев автобус, сержант вышел на улицу. Лера завела двигатель и выехала на трассу.

-        У нас есть пара дней. Потом могут быть проблемы. – Хмуро сказала она.

-        Почему? – Наконец заговорил Алекс.

-        У меня в правах нет категории «Д». Я не имею права водить автобус. Он это видел, но ничего не сказал. Или меня, или этот автобус, ищут. И ищут не официальные органы - иначе задержал бы. Думаю, у него приказ не задерживать, но отследить. До Губахи тут уже недалеко, а от Перми до Ныроба нас искать будут долго, пара дней у нас есть. Надо быстро делать дела и уезжать отсюда.

-        Так… Ну, такого можно ожидать, Гринберг был серьезным человеком. Вопрос, на сколько серьезным? Если менты даже на Урале работают на него, то нам придется нелегко. Ты что чувствуешь?

-        У меня в последнее время одна каша в голове. Столько событий. Надо как-то успокоиться и разложить все по полочкам… Этого мента я сама раскусила, предчувствие мне ничего не говорило.

 

Некоторое время они ехали молча. Но спустя полчаса сзади вдруг мелькнули проблесковые огни, и Лера увидела в зеркало, как их стремительно догоняет милицейская «девятка».

-        А вот и они. Ждать долго не пришлось…

«Девятка» крякнула сиреной, и громкоговоритель разразился хриплым голосом:

-        Водитель автобуса, примите вправо и остановитесь!

-        Что чувствуешь? – Алекс напрягся, глядя на Леру.

-        Погоди… Опасности вроде нет… Но все равно, будь осторожен. – Негромко ответила она, сбавила ход и остановила автобус на обочине. Девятка остановилась перед автобусом и из нее вышли два человека в форме. Сержант, который разговаривал с ними на посту и еще один, в офицерской форме. Они не спеша направились к автобусу. Алекс отошел в глубину салона и, закрыв глаза, сгенерировал парализующую мыслепилюлю. Он перекатил теплое облачко в ладонь и стал ждать. Лера открыла дверь, и милиционеры вошли в салон.

-        Валерия Иванова? – Обратился майор к девушке, сидящей за рулем.

Лера молча кивнула. Майор внимательно посмотрел на нее, затем вышел из автобуса и остановился возле двери. Он достал из кармана мобильный телефон, набрал номер и долго ждал ответа. Затем, что-то поговорив в трубку, вернулся в салон. Он протянул трубку Лере и сказал:

-        С вами хотят поговорить.

Лера, недоумевая, взяла трубку и поднесла ее к уху:

-        Алло?

-        Валерия, здравствуйте! – Голос в трубке такой знакомый, приятный, располагающий.

-        Эдуард Борисович??

-        Да, да… Вы уж извините старика, что так неожиданно и напугал вас. Просто у вас телефон три дня уже отключен, а дело не терпит отлагательств. У меня есть информация, которую вам надо знать.

-        Эдуард Борисыч… Конечно, какие неудобства? Извините, что доставила вам хлопоты!

-        Ваша подруга в безопасности. Они с мужем сейчас в Швейцарии, оба под полным контролем нашей внешнеторговой организации. С ними будет все в порядке, можете позвонить Маше, телефон у нее сохранился тот же.

-        Эдуард Борисыч… Спасибо, вам, огромное…

-        Но, дело не в них. Я хотел уточнить, вы адекватно оцениваете тех людей, что идут по вашему следу?

-        В смысле? – Лера похолодела.

-        Ваш муж, Алексей, стал целью европейского картеля наемных убийц. Мне удалось пообщаться с одним из тех, кто караулил вашу подругу. Он успел рассказать мне, что заказ получен из России, предположительно из Санкт-Петербурга. К сожалению, больше он ничего не смог сказать, но стало ясно, что ваш муж взят в разработку. Вы знаете об этом?

-        Я… Я догадывалась…

-        Я хотел лишь удостовериться в том, что вы понимаете степень опасности. Картель постарается выполнить заказ в любом случае. Будьте осторожнее. Мои люди, совместно с Интерполом работают, и нам была бы интересна любая информация о картеле. Если у вас что-нибудь будет, буду признателен, если сообщите мне. Мой телефон у вас есть.

-        Конечно, Эдуард Борисович…

-        Ну, тогда, приятно было пообщаться. Извините, что так потревожил. Звоните, Валерия, и будьте осторожны.

-        Спасибо, Эдуард Борисович… До свидания.

 

Она растеряно посмотрела на трубку и протянула ее майору. Тот взял и, оглядев автобус, спросил:

 

-        Вам нужна какая-нибудь помощь?

-        Нет, все в порядке, спасибо…

-        Тогда, счастливого пути! – Майор взял под козырек, и они с сержантом вышли на улицу. Лера растеряно посмотрела на Алекса.

За окном ярко сверкнула молния, и через секунду донесся оглушительный громовой раскат. Дождь зашумел по крыше, скатываясь по стеклам резвыми ручейками. Алекс подошел к Лере.

-        Что там?

-        Борисыч звонил. За тобой идут наемные убийцы. Европейский картель. - Она обняла Алекса.

-        Не вздумай от меня никуда отходить! Никуда! Понял? – Лера прижала его к себе и затихла.

-        Поехали. Теперь нам от ментов зеленая улица. – Улыбнулся Алекс.

-        К вечеру будем на месте, а завтра, если повезет, Стефан все прояснит. Я уверен, завтра уже все будет по-другому.

 

         Дождь льет не переставая, небо затянуто свинцовыми тучами, и еще и вечер не наступил, а уже мрачные сумерки. Дорога петляет меж холмов, поросших вековыми елками и корабельными соснами. Хороший асфальт кончился, и автобус трясется по разбитой дороге. Иногда вдалеке, за лесом, виднеются заборы с колючей проволокой и сторожевыми вышками. На дороге, время от времени, попадаются машины с табличками на дверях: «Приказ пассажиров не брать».

-        Что-то мрачно как-то… - Бормочет Лера, оглядываясь по сторонам.

-        Пойду, разбужу Олега, пусть звонит своему следаку. А ты заезжай в город, может там кафешку какую-нибудь найдем, поедим. Ночью то все равно нас никуда не пустят. Надо поискать спокойное место для ночлега.

 

         Но Губаха оказалась на редкость тихим и уютным городком. Он расположился вдоль железнодорожной линии, у подножия поросшей густым лесом горы. Лера выкатила автобус в центр города и остановила на площади, недалеко от большого, по местным меркам, кафе. Они вышли из машины под непрекращающимся дождем, забежали в кафе и заказали себе ужин. Люди здесь оказались приветливые и вежливые, и в целом, городок произвел очень приятное впечатление.

Олег позвонил своему московскому следователю и тот дал номер местного опера – Швецова Владимира Зигизмундовича, который завтра поможет им проехать в поселок-поселение. Олег перезвонил оперу и договорился о встрече утром. Он поедет с ними и лично их проводит на поселение. Что ж, все пока складывается очень удачно.

 

-        Не так все и плохо, как кажется. – Попивая кофе, размышляет вслух Алекс.

-        Наемник ничего не смог рассказать Борисычу о заказе. А отказать Борисычу в информации, я уверен, он не смог бы. Это значит лишь одно – он ничего не знает. Можно делать вывод, что картель, получив на меня заказ, переадресовал его своим шестеркам в России. Серьезные люди этим заказом не занимаются.

-        Временно. – Вступает в разговор Олег.

-        Когда картель поймет, что шестеркам ты не под силу, против тебя выдвинут тяжелую артиллерию. Вопрос лишь во времени.

-        Как бы сообщить картелю, что заказчик мертв? Может, угомонятся? - Лера смотрит вопросительно.

-        Бестолку. Картелю заказчик не важен, картель заказ получил и все, обратного пути уже нет. Картель выполнит заказ независимо от того, жив заказчик или нет, и даже, если заказчик передумает. У этих людей не бывает отступных. Потому и репутация.

         Лера смотрит в одну точку и руки у нее мелко дрожат. Алекс обнял ее за плечи.

-        Да ладно тебе. Мы ведь тоже не лохи.

-        Ни на шаг от меня не отходи! Понял?

-        Понял, понял. – Алекс улыбнулся и поцеловал девушку.

 

         Швецов приехал на изрядно потрепанном, праворульном джипе. Это оказался молодой, спортивного вида человек. Он коротко стрижен, одет в черный спортивный костюм и внешне похож, скорее, на рядового братка, чем на опера. Стиль его разговора тоже далек от уставного милицейского. Он подкатил к автобусу, по-хозяйски вошел в открытую дверь, оглядел присутствующих и хлопнул в ладоши, обращая на себя внимание:

-        Так, леди и джентельмены! Я Швецов, как меня зовут – вы знаете. Как зовут вас – мне не интересно. Скажу сразу, моя задача проводить вас до места. Дальше – мы с вами расстанемся, и я про вас забуду. Если есть вопросы – задавайте, нет – я поеду впереди вы - следуете за моей машиной.

-        Погоди. – Остановил его Алекс.

-        Зачем нам сопровождение? Какие проблемы нас могут ждать, если мы будем одни, без тебя?

-        Вопрос правильный. – Кивнул Шевцов.

-        Поясню. Цыган – не блатной. А зоны вокруг черные. Поэтому если вы едете к Цыгану, местные блатные могут устроить какую-нибудь подлянку. Но могут и не устроить. Но все равно, со мной вы будете в безопасности, так как я – представитель администрации. Без меня - вы сладкие.

-        Цыган?

-        Да. Вам же нужна встреча со Степаном Мазилевским?

-        Не знал, что его зовут Цыган. Расскажи нам про него. – Попросил Алекс.

Швецов еще раз оглядел присутствующих, скривил губы, но отказываться не стал. Он прошел в салон и сел на диван.

-        Степан Мазилевский, он же Цыган, осужден на поселение и отбывает в поселке Нижний Яр в сорока километрах отсюда. Поселок открытого типа, вход и выход свободный. Но, если вы не знакомы со структурой, поясню. Почти все население поселка – осужденные. Работают на пилорамах, живут в домах. Покидать поселок им запрещено, два раза в сутки их проверяет кто-нибудь из администрации. В остальном вся их жизнь зависит от них самих.

         Цыган, как появился на поселении, сразу проявил себя и заменил местного смотрящего. Теперь в поселке полностью заправляет он. Он подтянул туда тех, кого счел нужным и собрал в поселке верных ему людей. Они не блатные, там есть его сослуживцы еще с Афгана, и он как бельмо на глазу у всех местных расписных. Но к нему они не лезут, пробовали, по началу, пару раз, засылать к нему шестерок за взносами на общее… Получили нескольких госпитализированных, и все, больше не суются. Он живет обособленно, в поселке у него образцовый порядок, работа идет, план выполняет. Администрация ему доверяет. Но все равно, девушке следует переодеться во что-нибудь поскромнее. – Швецов показал рукой на Леру.

-        Вы должны понимать, что к зэкам в гости идете.

-        Там что, женщин нет вообще? – Спросила Лера.

-        Есть. Пять или шесть осужденных живут с сожительницами. У самого Цыгана гражданская жена живет с ним. Но не забывайте, там тайга и зэки. Не стоит провоцировать.

-        Поняла. Переоденусь в лохмотья и измажусь сажой.

Швецов посмотрел на Леру, но шутку не воспринял.

-        Вас там ждут, но все равно, резких движений делать не рекомендую. Поступайте, как договорено, и все будет в порядке. Будете проявлять самодеятельность - я снимаю с себя ответственность за вас. Я доведу вас до поселка, дальше вас встретят и проводят к Цыгану.

-        Э… Не понял, там кто рулит, администрация или Цыган? – Удивился Алекс.

-        Там тайга. «…и кто кого переживет, тот и докажет, кто был прав, когда припрут». - Весело пропел словами классика Швецов.

-        Еще вопросы?

-        Ты сказал - нас там ждут. С чего вдруг?

-        А ты думал, сюда можно вот так, приехать, без ведома и разрешения? Тут тайга. Тут не скроешься. Цыган уже знает о вашем приезде и вашем желании с ним встретиться.

Алекс с Олегом переглянулись, Олег пожал плечами.

-        Ну, поехали, раз ждут...

 

Швецов кивнул и вышел из дома на колесах. Он сел в свой джип, махнул из открытого окна рукой и поехал. Олег завел мотор автобуса и тронулся следом. За городом, джип Швецова сразу свернул на незаметную проселочную дорогу, которая терялась в густом ельнике. Дорога когда-то была засыпана щебнем и была довольно прочной, даже не смотря на дождь и разбитую лесовозами колею. Но все равно, в нескольких, особо зыбких местах, Олег долго маневрировал, не давая автобусу лечь на брюхо в глубокой колее. На сорок километров петляющей по холмам и тайге дороге, потребовалось почти два часа, чтобы добраться до места.

Нижний Яр расположился между двух больших холмов. Это небольшое поселение, из тридцати или сорока деревянных, местами покосившихся от времени домов. На въезде в поселок, где, видимо, разворачивались лесовозы, образовалась непроходимая лужа глинистой жижи, распаханная колесами вездеходов. Пришлось остановиться, не доезжая поселка. Олег свернул в поле, где грунт был покрепче и остановил дом на колесах. Лера переоделась в спортивный костюм и накинула на плечи, найденную на полках офицерскую плащ-палатку.

Швецов оставил машину у поселка и пешком вернулся к автобусу.

-        Подождем. Сейчас кого-нибудь пришлют. Побыстрее бы. Сейчас дождь начнется, мокнуть тут с вами… – Сказал он закуривая.

-        Если автобус тут останется, ничего? Не растащат? – Поинтересовался Олег.

-        Смотря с какими делами вы к смотрящему идете. – Пожал плечами Швецов.

-        Если поладите – сохранится как музее.

-        А если не поладим?

-        Тогда я не только за автобус, но и за ваши головы гарантий не дам.

Швецов сплюнул.

-        Вон, идет кто-то.

 

Из поселка вышли два человека в телогрейках и кирзовых сапогах, и пошли в сторону гостей. У одного за спиной виднеется двустволка.

-        Это чо, зэки у вас по зоне с оружием гуляют? – Алекс кивнул на приближающиеся фигуры.

-        Это не зэки, - вольняги. Им можно. Они тоже на побегушках у Цыгана.

Мужчины подошли ближе и остановились, разглядывая приезжих.

-        Вы, что ли, из Москвы? – спросил один.

-        Мы. – Ответил Алекс.

-        Ну, пойдем тогда.

Они повернулись и пошли в сторону поселка. Швецов махнул им вслед рукой и сказал Алексу с Олегом:

-        Идите, я тут покурю полчасика, да поеду. Если что, возвращайтесь до этого времени. Я поставленную задачу выполнил, давайте дальше сами как-нибудь.

Алекс кивнул Швецову и пошел за удаляющимися фигурами. Лера поспешила за ним. Олег сунул за пояс пистолет, застегнул куртку, затем закрыл автобус на ключ и тоже пошел следом.

 

Дорога к поселку и по нему, представляет собой реку глинистой жижи, размешанной колесами грузовиков. Проваливаясь по колено в мокрую глину, Алекс, Лера и Олег добрели до поселка. В самом поселке, вдоль дороги проложены доски, которые образуют своеобразный тротуар, и по которому, жильцы могут передвигаться от дома к дому, не слишком пачкаясь. Путники добрались до досок, кое-как соскребли с ног налипшую глину, и двинулись следом за встречающими.

Идти пришлось через весь поселок. Шли молча. Алекс поглядывает по сторонам, и периодически наталкивается на изучающие взгляды поселенцев. Люди возле своих домов, все как один, в затасканных телогрейках и резиновых сапогах, настороженно изучают пришельцев. Никто не говорит ни слова. В воздухе висит напряженная тишина, прерываемая лишь чавканьем глины под ногами идущих.

Небо опять потемнело, и мелкий дождь посыпался сверху, промозглой влагой напитывая одежду. Неожиданно за забором загремела цепью и залаяла собака. Алекс повернулся к Лере:

-        Ты как?

-        Все нормально. – Ответила она, оглядываясь по сторонам.

На дальнем краю поселка, большой дом с высоким, под крышей, крыльцом. На крыльце стоит человек в вязаном, грубом свитере, военных штанах и резиновых сапогах. У него, черные как смоль, волосы, забранные сзади в маленький хвостик и пронзительный взгляд черных глаз. Он смотрит внимательно на приближающихся путников. Вдруг лицо его разглаживается и взгляд светлеет.

-        Саня… - Он радостно улыбается и, раскинув руки, бросается навстречу Алексу.

-        Живой… Живой, чертяга!

 

 


<<< предыдущая страница| оглавление | следующая страница >>>

Комментарии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."