Вход

Еще не зарегистрированы? Зарегистрироваться

BКонтакте:

Отправить ссылку в:

Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру Поделиться ссылкой в Одноклассниках

 
Если Вы заметили в тексте ошибку, Вы можете сообщить мне о ней. Для этого выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter 

Гончие стр. 118 | Печать |

 

-        Звони ей, узнавай подробности!

-        Уже звонила, дома никто трубку не берет…

-        Звони на сотовый!

-        У нее нет сотового… - Лера в растерянности смотрит на Алекса.

-        У них дома всегда кто-то есть… Кузьмич, Ирина… А сейчас нет… Там что-то случилось…

-        Что конкретно она тебе сказала, ты помнишь?

-        Она сказала: «Ваню убили». И еще каких-то людей.

-        Ваня – это Кузьмич?

-        Да.

-        А люди? Что за люди? Кто их убил?

-        Не знаю, не поняла… Я потом сознание потеряла.

Алекс в задумчивости прошелся по автобусу.

-        Это может быть ловушка… Ты что-нибудь чувствуешь?

-        Я в шоке. Мне больно… Леша… Надо помочь Ирине Матвеевне. Найти ее и помочь. У нее никого кроме нас…

-        Где твой дом? Вышний Волочек? Бологое? Говори адрес! – Вмешался в разговор Олег:

-        Есть у меня там мусорок прикормленный… Я, когда тебя искал, везде, где ты появлялась, ментов прикармливал. Дорого мне охота на ведьму обходилась. – Олег широко улыбнулся.

-        Не зря ж столько бабок вбухано, пусть отрабатывают.

Лера машинально продиктовала адрес и опустила руки.

-        Ахмет, за руль, выезжай из города в сторону столицы. – Олег достал мобильник и начал нажимать кнопки. Казах завел мотор, и дом на колесах, урча мощным мотором, обогнул лежащую на брюхе тонированную «девятку» и, плавно покачиваясь, выехал со стоянки. Разбежавшихся братков нигде не было видно.

         Олег что-то долго говорил в трубку, несколько раз повышая голос, затем отключил телефон:

-        Все, нарезал мусорку задачу, щас все разнюхает. Перезвоню ему позже, там и определимся что делать.

 

         Автобус быстро мчится по трассе, Лера сидит, растерянно глядя в окно. Алекс подсел рядом, обнял ее за плечи:

-        Что чувствуешь?

-        Ничего. Какая-то каша впереди. Опасность кругом. Но, знаешь… Кузьмич вроде не умер. Я думаю, он жив. – Лера посмотрела Алексу в глаза.

-        Тогда тем более нам надо скорее туда. Возможно, ему требуется помощь.

-        Да. Мы поможем. – Задумчиво согласилась Лера и тут же поправилась:

-        Ты поможешь!

 

         Через час, от «прикормленного мусорка», поступили сведения. В доме, в котором проживала Лера, произошло странное – во дворе обнаружилось пять бездыханных тел – вооруженные люди, в спецодежде, экипированные, как бойцы войск спецназначения. Их приняли за мертвецов, но по прибытии скорой помощи, оказалось, что они живы, но находятся в коме, в пограничном со смертью состоянии. В таком же состоянии были обнаружен и работник, проживающий при доме. Его жена вызвала милицию и скорую помощь, после того, как сама пришла в чувство от неожиданного обморока. Женщина ничего по делу рассказать не может, она в шоковом состоянии, твердит о каком-то дьяволе из преисподней. Все пострадавшие помещены в областную больницу Заозерского района Бологово, в данный момент решается вопрос о транспортировке в Тверь. Первая версия – отравление неизвестным газом – поселок расположен в болотистой местности. Ведется проверка на наличие вредных веществ в атмосфере…

-        Такие дела… - Задумчиво заключил Олег.

-        Даже думать не надо – Гринберг, вне всяких сомнений. – Покачал головой Алекс.

-        Он вычислил, где ты живешь и ждал нас. Но кто остальные?

-        Скорее всего - Тимур и его люди. Он тоже знал, где нас ждать, да и экипировка у них…

-        Нам надо спешить. Души этих людей Гринберг вытолкнул в нереальность… Это его удар. Я уже испытал его однажды. Пока они еще живы, я могу вытащить, если они еще не далеко… А с каждой минутой они все дальше. Когда связи начнут рваться, я уже ничего не смогу сделать. Люди умрут.

-        Сколько у нас времени?

-        Прошло уже больше суток… Я думаю… еще день. Будет зависеть от того, насколько хорошо я смогу прочувствовать личность пострадавшего. Мне нужно чувствовать личность человека, чтобы отыскать его в нереальности. Погоди… Тут что-то не то. – Алекс задумался.

-        Что еще?? – Чуть не плача, испуганно спросила Лера.

-        Эта женщина… Ирина Матвеевна. Почему он ее не убил? Хотел, чтобы она нам что-то рассказала?

-        Не знаю… Я уже ничего не знаю, у меня все перемешалось в голове. Все идет в разнос. Я уже не контролирую ситуацию… Я боюсь. - Лера задрожала и прижалась к Алексу.

 

-        Едем в Бологое? – Спросил, не оборачиваясь Ахмет.

-        Да, и шевели поршнями, мы там нужны. – Ответил Олег.

-        Олег, твой прикормленный мент, может обеспечить доступ в больницу?

-        Сейчас позвоню. Конечно, может, куда он нахрен денется!

Олег опять схватил телефон и начал набирать номер. Алекс повернулся к Лере:

-        Кузьмича мы можем попробовать вернуть прямо отсюда. Ты ведь его хорошо знаешь? Тебе надо сосредоточиться, вспомнить его личность, представить его и передать свое представление мне. Я найду его. Сможешь?

-        Леша… Боюсь ничего не выйдет, я не смогу. Меня всю колотит - нервы, и я еще не оклемалась полностью от атаки Милены. Даже если я его вспомню… Нет, не выйдет. Милена нам подложила свинью. Чертова ведьма!

-        Нет, Лера. Совсем нет. – Мягко возразил Алекс.

-        Я понял смысл ее атаки. Она спасла нас. Она увидела наше будущее и изменила его. Если бы ты тогда рассказала о звонке, то мы бы сразу уехали выручать Кузьмича и попали бы прямиком Гринбергу в руки. А так, Милена дала нам день отсрочки, она предотвратила одно будущее и дала нам другое. Я спас ее, а она спасла нас всех. И поэтому я уверен - туда можно ехать безопасно. Гринберга там уже нет.

-        Хорошее дело – предотвратить будущее убийством! Она ведь чуть не убила меня!

-        Не забывай, она ведьма, она сразу знала, что я не дам тебе умереть. Она видела другое будущее. И, вспомни, тебе ведь даже больно не было? Потеряла сознание и все? А ведь если бы Милена хотела причинить тебе страдания, поверь, она бы причинила.

-        Значит, нам опять повезло? – Задумчиво спросила Лера.

-        Возможно.

-        Знаешь… чем дальше, тем я все чаще сомневаюсь в случайностях нашей жизни. Мне иногда кажется что мы, как вагоны поезда, движемся за локомотивом по единственному, выстроенному кем-то другим, пути… У нас есть глобальная цель, которой нам суждено достигнуть, задача, ради которой мы пришли в этот мир. И пока мы ее не выполним, все остальное – лишь детали. Пейзаж, пролетающий за окном. Я видела твое лицо еще будучи сопливой девчонкой. И, как бы ни менялся окружающий пейзаж моей жизни, я все равно бы тебя встретила. Это было предначертано. Кем и когда… Не знаю…

-        Это, наверное, астральная травма сказывается, как пессимистично ты рассуждаешь. – Улыбнулся Алекс.

-        На деле, все как раз наоборот. Это ты, заглядываешь в будущее, видишь вехи и выстраиваешь свою жизнь так, как считаешь правильным. Ты могла не поехать в Москву, а остаться и мыть полы в рюмочной. Но ты знала, что нужно делать чтобы достичь того будущего, которого ты хочешь и ты упорно двигалась в ту сторону. Ты продавливаешь обстоятельства своими действиями, своими поступками и твой мир – центр пересечения огромного множества миров, постепенно смещается в точку мироздания, где лицо парня, увиденное во сне, становится явью. Ты сама пришла к этому настоящему. Ты сделала свою жизнь такой, какая она есть. Ты, и только ты, творец своего будущего.

-        А ты? Или другие, кто не владеет даром предвидения? Как им быть? – Улыбнулась Лера.

-        Да просто жить надо достойно. Ведь, в конце концов, человек всегда достигает поставленной цели. Поэтому и цели следует ставить такими, чтобы гордиться достигнутым.

-        Ты будешь горд, когда Гринберга не станет? – Лера шутливо прищурилась, но Алекс иронии не заметил:

-        Гринберг лишь эпизод в нашей жизни. В долгой и счастливой. Я уверен.

 

         Бологое – небольшой городок, раскинувшийся на берегах живописного озера, представляет собой крупный железнодорожный узел, все население и немногочисленные предприятия которого, так или иначе задействованы на обслуживании железной дороги. Больница, построенная еще в советские времена, и уже давно не получающая должного финансирования, представляет собой неприглядное зрелище. Серые, кирпичные здания, с местами обвалившейся кладкой и облупившейся краской. Клумбы без цветов и неподстриженные, торчащие ветками в разные стороны, кусты вдоль дорожек - представляют собой унылое зрелище. Но территория больничного городка чистая и прибранная, что говорит о том, что люди здесь, несмотря на перестройку и коммерциализацию всего и вся, стараются жить и работать как и прежде.

Ахмет выкатил автобус на площадку перед областной больницей, когда часы уже давно перевалили за полдень, и в больничном городе закончился обед. У входа в больницу их ждала сине-белая милицейская девятка, из которой, при виде въезжающего автобуса, проворно вылез худощавый капитан. Он поправил фуражку и, сложив на груди руки, встал в выжидательную позу.

-        А вот и мой мент. – Довольно пробормотал Олег.

-        Я схожу, договорюсь и огляжусь по сторонам, ждите здесь пока. Ахмет, а ты проверь боковые улицы.

Маленький казах кивнул, набросил на плечи джинсовый пиджак и вышел из автобуса. Олег сунул за ремень пистолет, прикрыл его курткой и последовал следом. Милиционер сорвался с места, подошел к Олегу и без предисловий начал ему что-то оживленно говорить. Олег замотал головой и стал резко отвечать ему, жестикулируя руками. Алекс с Лерой прислушались. «…да не бзди ты! Я доктора привез! Никто их убивать не будет. Нам они живые нужны!» - донеслось до них через приоткрытое окно. Наконец, хранитель правопорядка успокоился и хмуро кивнул в сторону больницы. Олег вернулся в автобус:

-        Все в порядке. Все шесть тел здесь, в реанимации. Там два сержанта из райцентра караулят, с ними капитан вопрос решит. А докторам надо будет просто денег дать. – Олег открыл стенной шкаф, порылся, достал пачку денег и сунул ее в карман.

-        Пойдем, я с врачами договорюсь. Делайте свое дело.

Алекс с Лерой вышли из автобуса. Оставив Олегу возможность договариваться с персоналом, они поспешили за капитаном.

         Темно синие, казенные стены, потрескавшийся потолок, вздувшийся и местами прогнивший линолеум на полу, резкий запах хлорки в воздухе… Алекс с Лерой прошли пустынным коридором реанимационного отделения следом за милиционером.

 

Пострадавшие находятся все в одной большой палате, за широкими стеклянными дверьми. Возле палаты несколько стульев и дерматиновая кушетка, на ней развалился молодой сержант, с мятой газетой в руках. Увидев приближающихся людей, он проворно соскочил и отдал честь капитану. Капитан что-то негромко сказал ему и тот послушно сел на стул. Алекс с Лерой вошли в палату.

У входа стол, за которым несет свою вахту дежурная медсестра – молодая, дородная девка. Она, скучая, что-то рисует в школьной тетрадке. Увидев посетителей, она оторвала взгляд от каракулей, и с интересом уставилась на вошедшего голубоглазого блондина.

Вдоль стен палаты шесть больших, специализированных кроватей. Люди, лежащие на них, находятся за гранью жизни, их тела, поддерживаемые капельницами и инъекциями, неподвижны и безмолвны. Возле одной из коек на стуле сидит женщина. Увидев вошедших, она поднялась и, всхлипывая, бросилась навстречу.

-        Лерочка!

-        Ирина Матвеевна! – Лера обняла женщину.

-        Что случилось? Где Кузьмич?

Ирина Матвеевна, утирая слезы, показала на кровать. Мужчина лежит, мирно закрыв глаза, его руки покоятся поверх простыни, и, если б не его бледность и больничная обстановка, можно было подумать, что он просто спит… Алекс подошел и взял Кузьмича за руку. Да, сомнений нет, это именно то состояние, когда физическое и астральные тела находятся в разных состояниях… Душа Кузьмича в нереальности и сама она оттуда не выберется. Он повернулся к Ирине Матвеевне:

-        Кто это сделал?

-        Дьявол… Дьявол приходил и убил всех. – Дрожа и глотая слезы, пробормотала она.

-        Ирина Матвеевна, успокойтесь. – Алекс подошел, взял женщину за руки, посмотрел ей в глаза и постарался отдать ей эгрегор. Она замолчала и через несколько секунд вздохнула уже спокойнее.

-        Как он выглядел?

-        Черный… Высокий, худой… Глаза… глаза нечеловеческие, страшные… Ваня выбежал ему навстречу, а тот только посмотрел на него… пальцами щелкнул и все. Ваня упал как убитый. Я к нему кинулась, а он мертвый… А этот дьявол на меня посмотрел и тоже пальцами щелкнул. Я без сознания и упала. А когда пришла в себя, никого уж не было, только Ваня лежит бездыханный…

-        Пришла в себя? Сама? Вам никто не помогал?

-        Сама, сама. Там никого больше не было.

-        А эти люди откуда?

-        Не знаю, я их не видела. Их потом милиция нашла. Или врачи скорой. Я вызвала сразу.

Лера подошла к одной из коек.

-        Тимур. – Она показала рукой на лежащего человека.

-        Да, все так и было. Там столкнулись Гринберг и Тимур с его людьми. А больше там никого не было? Я имею ввиду живых? – Спросила она у женщины.

-        Нет, я никого не видела… - Губы Ирины Матвеевны снова затряслись.

Лера взяла женщину за плечи и, глядя в глаза, твердо сказала:

-        Мы спасем его. Уже скоро все будет позади.

-        Лера, ты же Кузьмича хорошо знаешь, да и я с ним общался… Давай, начнем, вытащим его. – Алекс огляделся и подошел к дежурившей медсестре.

-        Есть у вас незанятая палата? Или какая-нибудь комната рядом?

-        Соседняя дверь по коридору. Там одноместная палата. – Ответила та, с интересом разглядывая Алекса. Лера повернулась, взяла Алекса за руку и потащила его к выходу. Медсестра последовала за ними, открыла ключом соседнюю дверь и пропустила их внутрь.

         Обычная больничная палата – синие крашеные стены, занавески на окне - застиранные, с штампами больницы, тумбочка, стол, два стула… И самое главное – кровать, на которой можно в тишине и удобстве, отправиться на поиски затерявшегося в нереальности Кузьмича.

         Лера захлопнула перед носом любопытной медсестры дверь и повернулась к Алексу.

-        Какой план?

-        Как обычно. Вспоминай Кузьмича, а я отслежу его след, основываясь на твоих эмоциях. Я его тоже знаю, поэтому труда не составит.

-        Сколько тебе потребуется времени?

-        Не могу точно сказать. Разбуди меня через сутки.

Алекс, не раздеваясь, лег на кровать. Лера пододвинула стул и села рядом. Он взял ее за руку.

 

Иван Кузьмич, худощавый, рассудительный мужчина, был частью образа дома, в котором они встретились, и этот дом уже нельзя было представить без Кузьмича. А потом, этот дом и его обитатели, стали частью их общей жизни, связав их невидимыми нитями своих судеб. Найти его труда не составит, он – часть их истории, которая никогда не сотрется в памяти.

 

Лера сидела, глядя в глаза Алексу и прокручивая в памяти образы, затем, заметив, что рука Алекса ослабла, а в глаза медленно закрылись, бережно положила его руку на кровать и укрыла его покрывалом. Все. Она посмотрела на часы. Через сутки она позовет его обратно.

 

Лера зашла в палату реанимации. Олег, по-хозяйски усевшись на край стола, о чем-то весело разговаривал с медсестрой. Та, весело хихикая, смотрит на него блестящими глазами. Присутствия в комнате заплаканной Ирины Матвеевны они, казалось, не замечают. Лера поморщилась.

-        Олег, чего ты тут устроил? Это же палата реанимации. – Хмуро спросила она.

-        Валера, покажи мне Тимура? – Вместо ответа спросил тот. Медсестра замолчала, не зная как относиться к Лере, а Лера кивнула на кровать в центре палаты:

-        Вон он.

Олег подошел и заглянул в лицо лежащему человеку. Затем пожал плечами и отошел в сторону.

-        А с виду нормальный мужик. – Он широко улыбнулся, этой, как ему показалось, удачной, шутке.

-        Я посплю. Позовите меня, если что-то изменится. – Сказала Лера и вышла из палаты. Затем вернулась в соседнюю комнату, прикрыла дверь, сняла туфли и легла на кровать рядом с Алексом. Она обняла его и закрыла глаза.

 

         Спустя три часа в палате реанимации раздался шум и быстрые шаги. Лера подняла голову. Там что-то происходит. Она быстро поднялась, надела туфли и вышла в коридор. В коридоре заплаканная Ирина Матвеевна.

-        Что там? – Спросила Лера, указывая на дверь палаты.

-        Один умер. – Ответила Ирина Матвеевна и, задрожав, прижалась к Лере. Из глаз ее потекли слезы.

-        Я боюсь… Боюсь подходить к Ване…

-        Ирина… Мы спасем его. Поверь мне. Он не умрет, я тебе обещаю.

 

         Из палаты санитары выкатили каталку с телом укрытым простыней. Лера молча отошла в сторону, а Ирина Матвеевна проскользнула в приоткрытую дверь. Лера проводила взглядом каталку, уезжающую по обшарпанному коридору, и вернулась в комнату к Алексу. Им остается только ждать.

 

         Кузьмич очнулся вечером, когда солнце уже клонилось к закату. Ирина Матвеевна вдруг радостно выдохнула и бросилась обнимать мужа:

-        Ваня, Ваня!

Лера, заслышав за стеной голоса, прошла в палату реанимации. Она, улыбаясь, посмотрела на сидящего на кровати Кузьмича, возле которого суетилась медсестра, меряя ему давление. Врач слушает сердце через стетоскоп, а Ирина Матвеевна не сводит с Кузьмича счастливых, заплаканных глаз. Лера помахала Кузьмичу рукой и посмотрела на часы. С момента, как за ним ушел Алекс, прошло меньше восьми часов. Можно звать Лешу обратно в наш мир.

 

-        Не знаю, как вы это делаете и вообще как вы причастны к выздоровлению пациента, но на всякий случай, дайте я пожму вашу руку! – Седой врач трясет руку Алексу.

-        Но у нас еще четверо мужчин в непонятном состоянии. Вы что-то думаете предпринять?

-        Чтобы я смог так же вытащить этих людей обратно в наш мир, мне нужно их знать как личностей. Я должен знать особенности характера, какие-то индивидуальные черты, что-то, что может выделить каждого как личность. Иначе я не смогу им помочь. Они слишком далеко. – Отвечает Алекс.

-        Мы можем попробовать вытащить еще одного, с кем были знакомы лично. -

Алекс посмотрел на Леру. Девушка взглянула ему в глаза и тут же кивнула.

-        Следующим, за кем я пойду, будет Тимур.

Врач с уважением посмотрел на Алекса, затем сказал:

-        Ничего не понимаю, но даю вам карт-бланш. Делайте, что сочтете нужным.

 

-        С Тимуром будет сложнее, я с ним не знаком, поэтому поиск буду строить только по твоим эмоциям. Надеюсь, ты хорошо его узнала. – Говорит Алекс и Лера кивает:

-        Я буду стараться.

-        Мне нужно все, его внешность, его манера говорить, голос, если помнишь, какие-то движения, походка, жестикуляция… Короче, все что вспомнишь, мне нужно. Образ должен быть максимально подробным.

-        Я поняла. Я понятливая. – Улыбнулась Лера.

-        И мне, скорее всего, потребуется больше времени. Дай мне полтора суток.

-        Хорошо.

Алекс помолчал и добавил:

-        Еще… Не хочу спрашивать тебя, но все-таки… Когда Тимур очнется, у нас будут проблемы…

-        Правильно, Леша. Не спрашивай. Никакие проблемы не должны нам помешать спасти жизнь человеку. – Твердо ответила Лера.

-        Да. Другого ответа я и не ожидал. Давай займемся делом. – Алекс улыбнулся и поцеловал девушку.

 

         Алекс подошел к лежащему на койке Тимуру и долго смотрел в его лицо. Черты лица, морщинки, складки кожи, образующие характерный рисунок – тоже образовались постепенно, под влиянием личности на физическое тело и тоже несут в себе информацию о ней… Это лицо ему надо запомнить, это, в купе с эмоциями, которые ему передаст Лера, поможет найти в нереальности личность.

         Он снова лег на кровать, Лера закрыла дверь и легла с ним рядом. Она будет вспоминать Тимура, пока Алекс блуждает в нереальности.

 

         Через два часа умер еще один человек. Медсестра записала его как неизвестного мужчину. Никто так не узнал, как его зовут. Безымянное тело санитары завернули в казенную простынь и увезли на каталке по мрачному коридору. В больнице воцарилась тяжелая тишина. Лера прислушивается к своим ощущениям. Где-то в глубине зарождается тревога и, нарастая, сгущается во что-то нехорошее и неизбежное… Лера закрыла глаза и перед глазами какие-то бесформенные черные полосы на сером… полосы, точки, пятна… Она поднялась с кровати, поправила Алексу подушку и вышла в коридор. Там, на стульях и кушетках, собрались все. Олег, Кузьмич, Ирина Матвеевна, капитан-милиционер, и даже Ахмет - уселся в глубине коридора на подоконнике. Все с нетерпением ждали результата.

-        Кузьмич, миленький… Как ты себя чувствуешь? – Лера через силу улыбнулась.

-        Валерия, я в порядке. Меня Алекс вылечил?

-        Он делал то, что должен. Хорошо, что мы успели.

-        А эти люди? Они умирают?

-        С ними сложнее. Возможно, их спасти не получится. Если ты хорошо себя чувствуешь, то я хотела бы, чтобы вы уехали домой.

-        Валерия, я хочу чем-нибудь быть вам полезной. Я хочу помогать. – Негромко попросила Ирина Матвеевна.

-        Не стоит. Вы поможете мне, если будете дома, в безопасности. Да и дом без присмотра оставлять нежелательно. – Мягко отказалась Лера, затем посмотрела на Ирину Матвеевну и добавила:

 

-        Не бойтесь, дьявола больше не будет. Он там больше не появится. Никогда. Езжайте с богом.

 

-        Олег, проводи их, посади на такси до дома. Дай им, что нужно в дорогу.

Олег посмотрел на Леру и кивнул, затем сделал знак Ахмету и они направились к выходу. Лера посмотрела на капитана.

-        Меня вы домой не отправите. – Сказал он неожиданно бодрым голосом. Лера улыбнулась.

-        Я оформил сюда командировку. Буду тут, пока вы не уедете. Слишком уж вы необычные гости для этих мест.

-        Я не против, наоборот, ваше присутствие внушает уверенность. Спасибо.

         Лера села на кушетку. Томительное ожидание начинает приобретать тягостный оттенок. Что-то зловещее собирается на пути. Надо что-то предпринимать, иначе предчувствие трансформируется в неизбежность и другой дороги уже не будет. Но что? Что делать, если события и так движутся неуправляемым потоком? Уже два человека умерло, и шансы спасти остальных стремятся к нулю. Если Алекс не придумает что-то новое, то, чего он еще не делал… то людям Тимура грозит смерть. Надеяться на чудо? Чудес не бывает. В этом мире все имеет свое объяснение, свои причины и следствия.

         Ночь опустилась на город. Олег с Ахметом ушли в автобус, дородная медсестра спит за столом, положив голову на пухлые руки. Капитан сидит на стуле, опершись затылком на стену, и наблюдает из-под полуприкрытых глаз. Раз в час в палату поднимается дежурный врач и делает осмотр оставшихся пациентов. Все идет своим чередом. Ничего не изменить. Лера вернулась в комнату к Алексу, закрыла дверь и легла рядом с ним.

 

         Под утро умер еще один пациент. В палате остались двое – Тимур и еще какой-то рослый светловолосый парень. Они оба еле дышат, их сердца бьются все тише. Дежурный врач что-то говорит о безнадежности их состояния. Лера молчит, обреченно глядя в темное, ночное окно.

 

         Первые признаки пробуждения Тимура появились, когда солнце уже светило вовсю. Медсестра радостно выбежала из палаты:

-        Он приходит в себя!

Лера, услышав ее, вышла и заглянула в реанимационную палату. Над Тимуром уже трудились врачи. Ему делают какие-то процедуры, массаж, слушают, измеряют давление… Лера прикрыла дверь и вернулась обратно в комнату. Надо срочно звать Лешу.

Достучаться до Алекса на этот раз получилось не скоро. Лера звала его, но он никак не реагировал. И лишь когда она испугалась, что не сможет его вернуть и страх, противным холодом, прокатился по сознанию, а на глазах навернулись слезы, Алекс вздохнул и пошевелился. Лера обняла его и стала осыпать поцелуями. Алекс открыл глаза и улыбнулся.

-        Я так испугалась… Я всегда боюсь, что не смогу тебя вытащить… - Лера положила голову ему на грудь.

-        Далеко же я в этот раз забрался… Оттуда даже с твоей помощью выбираться долго. – Алекс улыбнулся.

-        Тимур проснулся?

-        Да, им сейчас занимаются врачи.

-        Пойдем к нему?

-        Пошли.

Алекс сходил в туалет и привел себя в порядок, затем они с Лерой прошли в реанимационную палату. Врачей в палате уже не было, Тимур сидит на кровати и смотрит на светловолосого парня, последнего оставшегося в живых. На вошедших в комнату Алекса и Леру, Тимур, казалось, не обратил никакого внимания.

-        Как ты? – Алекс подошел ближе.

-        Колдун, это тебе я обязан своим спасением? – Не отвечая на вопрос, спросил Тимур.

-        Да. Ты был слишком далеко, так далеко я еще не заходил.

-        Это Серега Новиков. – Тимур кивнул в сторону парня.

-        Мой друг. Мы через многое прошли с ним. Однажды он спас мне жизнь. Кто его убил?

-        Тот, кого я хочу остановить.

 

В эту секунду дверь скрипнула, и в палату вошел Олег. Тимур повернул голову, и глаза их встретились.

 

Что произошло дальше, казалось, не понял никто. Тимур стремительно, с грацией кошки, переместился в пространстве и очутился рядом с Олегом. В следующую секунду ноги Олега описали в воздухе полукруг, он с грохотом свалился на пол, а нога Тимура очутилась у него на горле. Олег схватился за ступню и захрипел, извиваясь на полу, как червяк, а Тимур, с каменным выражением лица, начал вдавливать его горло в пол.

-        Нет!!! – Закричала Лера. Медсестра взвизгнула и закрыла лицо руками.

-        Стой! Остановись! – Требовательно крикнул Алекс.

-        Ты мне должен!!! – Наконец рявкнул он на Тимура, и тот ослабил хватку, и повернулся к Алексу.

-        Я вытащил тебя из преисподней. Я спас тебе жизнь. Ты мне должен! Жизнь. Я требую, чтобы ты отдал мне этого человека.

Тимур убрал ногу с горла Олега. Тот медленно поднялся, потирая шею и тяжело дыша.

-        Колдун, моя жизнь весит меньше, чем мой долг. – Тимур говорит медленно, глядя на Олега неподвижными глазами.

-        Спаси Серегу. Если ты его спасешь, я не стану убивать эту тварь. Будем считать, что мы квиты. Если Серега умрет, я убью его, а ты можешь забрать мою жизнь. Так будет справедливо.

-        Тимур… Шансов почти нет.

Тимур, молча, развернул Олега и толкнул его вглубь палаты.

-        Или все. Или никто.

Олег сел на стул, потирая шею и с интересом глядя на Тимура.

Лера дрожит от напряжения, глядя вовсе глаза на мужчин. Медсестра крадучись, бочком, просочилась в полуоткрытую дверь и исчезла в коридоре.

-        Хорошо. Я попытаюсь. – Согласился Алекс.

-        Но никто кроме тебя не знает этого человека. Поэтому след придется брать от твоих эмоций. Твой след я уже понял и смогу отделить его от следа другого человека… Твоя задача – как более детальнее представить своего друга. Вспомнить его. Мне нужно твое представление его личности. Это будет нереально сложно, но попробовать можно.

-        Делай, колдун. А он пока останется здесь. – Тимур кивнул в сторону Олега.

Тимур поставил стул возле кровати Новикова и сел, лицом к Олегу.

-        Если двинешься – убью.

Олег криво ухмыльнулся и сложил руки на груди.

 

-        Сиди и вспоминай своего друга. Не переживай, старайся вспомнить его без эмоций, которые он сейчас вызывает. Мне нужны эмоции повседневной жизни. Представь его рядом с собой. Вы разговариваете, общаетесь, играете во что-нибудь, в карты, например… или водку пьете… - Объясняет Алекс.

-        Он не пьет.

-        Неважно, вспоминай что-то другое. Как вы общались повседневно? Мне нужны эмоции, описывающие его личность. Личность, а не его состояние или обстановку. Думай о нем, как о человеке.

-        Колдун, я знаю, что тебе нужно. Я проходил обучение по этим методикам. Я не мастер, но общий смысл мне знаком. Я постараюсь. Спаси Серегу.

-        Тимур, пока я буду в нереальности, не отходи, будь рядом со мной и помогай мне воспоминаниями. – Алекс взглянул ему в глаза. Тимур понял двойной смысл этой просьбы, но согласно кивнул.

-        Давай. Сделай это.

Алекс лег на кровать и долго лежал, глядя в одну точку. Затем он закрыл глаза, и тело его ослабло.

 

         В палате повисла тишина. Тимур прикрыл глаза, на лице не дрогнет ни один мускул, спина выпрямлена, а руки лежат на коленях. Глядя со стороны, можно подумать, что этот человек в своей медитации абсолютно спокоен и существует в гармонии с миром… Олег сидит на стуле, скрестив на груди руки, и невозмутимо наблюдает за происходящим.

         Лера, осторожно, стараясь не шуметь, вышла из палаты. События заворачиваются слишком быстро, она не успевает контролировать ситуацию… Надо тоже сесть и успокоиться. Надо пощупать будущее, там уже что-то сформировалось и это что-то – недоброе. Черные, бесформенные полосы и пятна на сером фоне… Лера зашла в одноместную палату и, не раздеваясь, легла на кровать. Надо расслабиться. Она закрыла глаза.

         Серость стремительно светлеет, а бесформенные пятна проявляются цветом. Алый цвет на белом фоне – брызги крови на белой краске! Густая, алая кровь стекает по белой, больничной стене! Это же неизбежность!

         Лера в ужасе соскочила с кровати. Что? Что это? Сердце бешено колотится и уже не получится расслабиться и увидеть подробности. Но даже то, что она уже увидела, явно говорит о том, что скоро случится страшное. Это произойдет и это уже не изменить! Она быстро вышла из палаты и осторожно заглянула в реанимацию. Алекс лежит на кровати, Олег с Тимуром неподвижно сидят друг напротив друга. Лера прикрыла дверь и быстро пошла по коридору на улицу.

         Возле крыльца капитан и Ахмет о чем-то разговаривают. Милиционер курит, его лицо озабочено. Лера быстро подошла к ним.

-        Капитан, требуется ваша помощь.

Мент щелчком выбросил окурок и хмуро посмотрел на девушку.

-        Там, в палате, остался последний пациент.

-        Я знаю. Вам удалось спасти двоих, но трое умерли и еще один собирается туда же. Врач считает, что вы совершили чудо, но я думаю, что счет не в вашу пользу. Возможно, людей можно было спасти. Возможно, если бы вы доверили работу специалистам, спасенных было бы больше. Это моя, частная точка зрения.

-        Спасибо за откровенность, но я не об этом. Я уверена, что спасти последнего уже не удастся. Если он умрет, двое мужчин, что находятся в той комнате, постараются убить друг друга. Я хочу, чтобы вы этому помешали.

Ахмет издал неопределенный звук и шмыгнул за дверь.

-        Что происходит?

-        Тимур уверен, что Олег виновен в смерти его людей. Он будет мстить. Он только что чуть не убил его, но мы уговорили его подождать результата. Если результат будет отрицательный, то там произойдет убийство.

Капитан поморщился, молча развернулся и вошел в здание. Лера последовала за ним. Они вошли в палату реанимации. Возле кровати больного врач, слушает пульс через стетоскоп. Ахмет уже тоже здесь, взял последний стул и сел рядом с Олегом. На появление маленького казаха Тимур никак не отреагировал.

Капитан прошел в палату, подошел к окну напротив Тимура и демонстративно достал из кобуры пистолет. Он молча сел на подоконник, глядя на Тимура, и положил руку с пистолетом на бедро. На лице Тимура не дрогнул ни один мускул.

Лера остановилась у дверей. Она не уйдет, пока Леше угрожает опасность… В палате повисла напряженная тишина. Лишь будильник на столе медсестры, громко тикая, отщелкивает секунды, отделяющие настоящее от будущего. Время потянулось, все замерли в ожидании.

 

Развязка наступила быстро. Врач опустил руки, поднял голову и оглядел присутствующих. Затем проглотил горький комок и тихо сказал:

-        Все. Он умер.

Капитан поднял руку и навел пистолет на Тимура:

-        Не двигайся.

Тимур спокойно открыл глаза и тут что-то произошло.

Он стремительно, в долю секунды переместился к окну, голова капитана запрокинулась, а пистолет в одно мгновение очутился в руке у Тимура. Он выбросил руку с пистолетом в сторону Олега, и тут же раздался выстрел. Пуля ударила Олега в грудь, прямо в сердце, отбросила его назад, и он, вместе со стулом опрокинулся на пол. И в то же мгновение, маленький казах, как разъяренный кот, бросился на Тимура. Он выхватил из рукава тонкий, длинный нож и вонзил ему в шею. Одной рукой он вцепился в своего врага, повис на нем, а другой стал быстро наносить удары в шею и горло. Тимур извернулся, пытаясь сбросить Ахмета, но тот вцепился в него мертвой хваткой. Кровь хлынула из рассеченного горла, окровавленный нож, мелькая в воздухе, разбрызгивая кровь, оставляет на стене бесформенные полосы… Тимур, из последних сил, просунул пистолет под тело Ахмета и, один за другим, прозвучало несколько глухих выстрелов. Они повалились на пол, так и не разжав смертельных объятий. Их движения стали беспорядочны и быстро затихли. Маленький, уродливый казах смотрит мертвыми глазами на своего мертвого врага. В палате повисла звенящая тишина. Кровавая лужа расплывается по линолеуму, на белой стене алеют кровавые пятна. Лера стоит, в ужасе не в силах пошевелиться.

Страшная неизбежность реализовалась в страшную реальность.


<<< предыдущая страница| оглавление | следующая страница >>>

Комментарии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."