Вход

Еще не зарегистрированы? Зарегистрироваться

BКонтакте:

Отправить ссылку в:

Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру Поделиться ссылкой в Одноклассниках

 
Если Вы заметили в тексте ошибку, Вы можете сообщить мне о ней. Для этого выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter 

Часть 4. Гармония
Гончие стр. 136 | Печать |

          Лера и Алекс, в сопровождении Вероники, вышли из комнаты и пройдя по длинному коридору, вышли из дверей на другом конце здания. Поланский, завидев Леру, махнул рукой своим людям ждавшим его в машинах. Захлопали двери и на свет появились еще четверо крепких мужчин, одетых в спортивные костюмы. Они молча встали, оглядываясь и ожидая команды. Лера подошла к Поланскому и смерила его презрительным взглядом. Тот невозмутимо выдержал взгляд и поздоровался. Лера еще несколько секунд буравила его взглядом, а потом сказала:

-        Мне не нравится что ты следишь за нами. Я не злопамятная, но злая. И память у меня хорошая. Имей это ввиду.

Стас скосил глаза вверх и всем своим видом выразил кротость и покорность судьбе.

-        Пойдем. У нас для тебя презент.

Она повернулась и они все пошли в дом, где в конце коридора, в кладовке, служившей для сушки банных веников и лечебных трав, томились плененные киллеры. Там, возле дверей их уже ждал Юра Белов с фонарем в руке. Он отпер дверь и включил тусклую лампочку висевшую под потолком кладовки. На полу по углам комнаты сидели трое мужчин в черных рубашках. Их руки, закованные наручниками за спиной, были для надежности прихвачены веревками к столбам, поддерживающим потолок и было заметно что те, кто их связывал, знали свое дело и не оставили им ни малейшего шанса на освобождение.

         Лера заглянула в комнату. Она посмотрела в лица мужчин, которые недавно так старались ее убить, но те сидели абсолютно невозмутимые и на их лицах не отражалось никаких эмоций. Это были машины для убийства, для которых смерть приговоренных была лишь работой, которую следовало выполнить не взирая ни на что. Девушка оглядела пленников, прислушиваясь к ощущениям. Но к своему удивлению, тоже не испытала ничего необычного. Страха не было, лишь легкая неприязнь и желание больше никогда не встречаться с этими людьми. И им подобными…

-        Забирайте. Эти уроды расстреляли наш автобус. У них в машине целый арсенал.

-        Я поговорю с ними. – Кивнул Стас и дал знак своим людям. Те вошли в комнату и отвязали пленников и грубо поволокли их к выходу. Стас задержался и повернулся к Лере:

-        Спасибо, Валерия. Это не реплика, конечно, но я вам очень признателен. Думаю, кое-какую информацию мы с них сможем получить. Это приблизит нас к ликвидации картеля.

-        А… - Лера махнула рукой.

-        Езжай давай.

Вероника наблюдавшая за всеми все это время, открыла было рот, видимо желая предложить гостям отдых и ночлег, но, поняв настроение Леры, передумала и промолчала. Белов проводил гостей во двор, где те, начали быстро обыскивать машину киллеров. Оружие, вещи и какие-то найденные документы, Поланский приказал забрать с собой. Его люди работали быстро и профессионально. Закончив обыск, они затолкали пленников в минивэн, и стали тоже рассаживаться по машинам. Лера с Вероникой наблюдали за ними с крыльца, а Любимов, Грабовский и Георгий, вообще не показались из дома, будто их тут и не было.

         Стас махнул Лере рукой и сел в минивэн. Машины, тихо шурша колесами по гравию, медленно тронулись и развернувшись, покатили обратно по дороге.

         Лера посмотрела им вслед и почувствовала как сильная усталость вдруг накатила на нее. Она повернулась к подошедшему Алексу.

-        Пойдем спать? Что-то устала я…

-        Да, день у вас сегодня выдался насыщенный. – Улыбнулась Вероника.

-        Идите, конечно, отдыхайте, там все постелено.

 

         Утром Лера проснулась от того, что поднявшееся над лесом солнце начало припекать и слепить глаза. Она повернулась на кровати и увидела, что в комнате одна, Алекса не было, не было и его одежды на стуле. Лера быстро оделась и вышла в коридор. Со стороны внутреннего дворика доносились оживленные голоса.

         Лера быстро прошла по коридору до двери и чуть отодвинув занавеску, посмотрела через щелку во двор. Там, с краю площадки, где к стене было прикручено баскетбольное кольцо, Алекс, Олег и Антоха весело прыгали, отбирая друг у друга оранжевый мяч. Они были в одних трусах и их разгоряченные тела блестели на утреннем солнце. Играли они увлеченно, ничего не замечая вокруг, бурно выражая эмоции и смеясь, и Лера невольно засмотрелась на них. Антоха с Олегом играли против Алекса, и, судя по всему, проигрывали. Они яростно сражались за мяч, но Алекс явно был ловчее, он быстро двигался между противниками и они толкались мешая друг другу. Отчего шутя злились и громко ругались. Смотреть на их игру было приятно и некоторое время девушка стояла за дверью, наблюдая за ними в щелку занавесок.

Но вот, Алекс, вдруг вырвался вперед с мячом в руках, на краю площадки он сделал бросок в кольцо, а сам продолжая движение, крутнулся вокруг себя, сбивая вытянутой рукой ветки шиповника и, неожиданно для всех, вдруг сделал сальто назад с разворотом и, упав на одно колено, очутился лицом перед дверью, за которой притаилась Лера. Глаза их встретились и он, улыбаясь, протянул к ней руки и в руке у него оказался зажат бледно-розовый цветок шиповника.

Девушка смущенно заулыбалась, а потом резко распахнула дверь и выбежала на площадку. Глаза ее заблестели. Она прыгнула к Антохе, держащему в руках мяч и, ловко выбив его, сделала круг по площадке и бросила его в кольцо. Промахнулась. Но Алекс, ужом промелькнув мимо растерявшегося Олега, подхватил мяч и, высоко подпрыгнув, всадил его в кольцо.

-        Ах, так! – Закричал Антоха.

-        Олег, их уже двое! – И кинулся за мячом. Завязалась нешуточная схватка. Все бросились в игру с новыми силами. Лера бегала, прыгала, подхватывала мяч пересылаемый ей Алексом и бросала его по кольцу, Олег и Антоха отбирали у нее мяч, перехватывали инициативу и тут в бой вступал Алекс снова и снова ловко обводя противников.

         Так они возились еще долго. Лера тяжело дышит, на щеках румянец, ее волосы растрепались и рассыпались по плечам, глаза возбужденно блестят. Наконец Антоха отбежал в сторону и плашмя повалился на зеленую траву лужайки окружавшую площадку.

-        Ух! Устал я что-то с непривычки! – Он перевернулся на спину и раскинул руки.

-        Лехе надо в сборную идти играть… Он пригодился бы. – Сказал он отдуваясь. Мужчины весело улыбаясь подошли к нему, а Олег бросил мяч, удачно попав Антохе по животу.

-        Тренироваться надо!

Лера обняла Алекса и они слились в долгом поцелуе.

-        Эй! Хорош целоваться! – Посмотрев на них, крикнул Олег.

-        Я там прудик видел… Пошли купаться! – Он махнул рукой в сторону леса.

Далеко за ангаром, на краю поля, действительно обнаружился небольшой пруд, образовавшийся из вытекающего из леса ручейка. Мужчины сразу же залезли в воду и стали громко плескаться. Лера постояла на берегу, посмотрела на них, но решила все-таки не рисковать купаться в лесном пруду и принять душ в доме. Она махнула им рукой и отправилась обратно.

В доме никого не было. Группа Вероники уехала по своим диверсантским делам и база оказалась целиком в их распоряжении. Лера быстро разобралась с душем – горячая вода там оказалась на газовой колонке, и с удовольствием вымылась. Когда она вышла из душа, мужчины уже были в доме. Алекс с Антохой смотрели новости по телевизору, а Олег варил на плите кофе в большой бронзовой турке. Лера прошла на кухню, пошарила по холодильникам, прикидывая чего бы приготовить на завтрак и потом, придумав, пожарила для всех гренок из французского батона залитого яйцом. Позавтракав, все развалились на диванах. Делать было нечего.

         Антоха, подумав, вдруг поднялся и ушел по коридору к жилым комнатам.

Через пару минут он вернулся, неся в руках акустическую гитару.

-        Гляньте, что нашел! – Весело сказал он, поднимая вверх желтое, лакированное тело инструмента. Он сел, привычным движением положил гитару на колено и стал пощипывать струны, подкручивая при этом колки. Гитара отозвалась приятным, мелодичным звоном. Все с любопытством посмотрели на Антоху. А он, закончив настраивать гитару, красивым перебором пробежался по струнам и оглядел присутствующих. Это было что-то новое для их компании и все с интересом ждали продолжения.

Антоха, поняв настроение друзей, начал играть, вдруг удивительно умело извлекая звуки из инструмента, а затем неожиданно запел. Да так красиво, что Лера широко открыла глаза и, пораженно глядя на Антоху, вдруг почувствовала, как от этого чистого голоса вдруг перехватило дыхание и на коже проступили мурашки.

 

Ночь прошла, словно прошла боль.

Спит Земля, пусть отдохнет, пусть.

У Земли, как и у нас с тобой,

Там впереди, долгий как жизнь, путь…

 

Лера знала эту песню, это была песня из, казалось такого далекого детства, из советского, немного наивного фильма про подростков-космонавтов… Когда-то давно, еще в школе, они с одноклассниками ходили в поход и пели эту песню так же, под гитару, вечером сидя у костра… Песня, такая знакомая и родная, теперь, вдруг расцвела в душе незаслуженно забытой мелодией и таким ярким и таким незыблемым смыслом слов. А голос Антохи зазвенел совсем по-мальчишески, набирая темп припева и Лера вдруг поняла, что поет вместе с ним:

 

         Я возьму этот большой мир.

         Каждый день, каждый его час.

Если что-то я забуду,

Вряд ли звезды примут нас…

 

Она пела уже громко, не стесняясь, и глаза ее блестели. Антоха улыбался, глядя на девушку, и Олег с Алексом тоже шевелили губами, видимо вспоминая позабытые слова:

 

         Я возьму щебет земных птиц.

         Я возьму добрых ручьев плеск.

         Я возьму свет грозовых зарниц,

         Шепот ветров, зимний густой лес…

 

         Я возьму этот большой мир.

         Каждый день, каждый его час.

Если что-то я забуду,

Вряд ли звезды примут нас…

 

Сколько лет прошло с тех пор? Три? Четыре? Пять? Боже мой… А кажется, это было так давно! Так давно и в каком-то другом, казалось, теперь уже нереальном мире… Лера вдруг вспомнила своих друзей-одноклассников и как будто вернулась в то время, где все было по-другому… Туда, где существовали детские горести и радости – дружба и первая любовь, гуляния благоухающими сиренью вечерами, восторг от песен под гитару, боль и горечь за плохую отметку в школьном дневнике…

А ведь это ее жизнь. Жизнь, которую она почему-то забыла… Экстрасенсы, казино, деньги… Демоны, наемные убийцы, спецслужбы… Впечатления последних лет, навалились своей массой на ее неокрепшую психику и изменили ее… Изменили ее восприятие этого большого и прекрасного мира. Она перестала видеть его красоту… Она решила что мир враждебен… Она бежит, она постоянно напряжена и она каждую минуту ждет предчувствие будущего, которое она будет пытаться изменить… Бороться изо всех сил, до тех пор пока не увидит неизбежность… Долго она еще сможет так бежать? Как она встала на этот путь, с которого сворачивать смертельно опасно? Как получилось так, что она боится неизбежности?

Лера вдруг замолчала, ее восприятие действительности вдруг расширилось, как это бывало за рулем автомобиля и она увидела себя со стороны… Она, молодая, хрупкая девушка, ночью, в лесу, у костра, и отблески пламени играют на лицах ее друзей сидящих рядом… Настоящих друзей. И так же звучит гитара и звонкий, мальчишеский голос поет о прекрасном мире, который принадлежит им, молодым… И хоть вокруг темно и мрачные силуэты елей стремятся в черное небо, и отсветы огня скачут в ночи, но никакого страха нет. Нет даже беспокойства. Есть друзья, сидящие вокруг костра и вместе с ней поющие красивые песни. С ними хорошо и спокойно.

Лера вдруг поняла что она упустила… Она гораздо сильнее чем она думает! У нее есть друзья. Настоящие друзья. У нее есть Олег – бесстрашный воин, который не задумываясь готов пожертвовать собой ради нее… У нее есть Леша – маг и колдун, всю силу которого она еще узнает, наконец, у нее есть Антоха, который, может вот так, хорошей песней, поставить ее мысли в правильное русло… И ей вдруг стало так хорошо и спокойно, как в том, таком далеком и беззаботном детстве, когда все невзгоды еще так далеки и нереальны… Она счастливо вздохнула и ее ресницы задрожали. Этот прекрасный мир состоит из прекрасных людей… И именно люди делают его прекрасным.

 

Если что-то я забуду

Вряд ли звезды примут нас…

 

Антоха пробежал пальцами по струнам, прозвучали завершающие аккорды и Олег вдруг поднял руку и радостно протянул:

-        Во-о-от! Вот, наконец-то я тебя вспомнил, Антоха! Ну, конечно! Все три роты собирались по вечерам в курилке у стрелков, чтобы послушать как ты поёшь! Конечно, теперь я тебя вспомнил! Я сам часто, даже в усмерть уставший, а все равно к вам ходил послушать концерты, что вы там давали! Ох, красиво у тебя получается!

Антоха улыбается во весь рот, перебирает пальцами и гитара выдает мелодичные переливы.

-        А вот эта еще… - Олег поднял руку.

-        Вот, мне особенно нравилась! – И он неожиданно запел:

 

         Уходит бригантина от причала.

         Мои друзья пришли на торжество…

 

Антоха ударил по струнам и подхватил:

 

         И над водой, как песня прозвучало:

         «Один за всех и все за одного!»

 

Лера с восторгом смотрит на них и Алекс улыбается во весь рот, а Олег с Антохой дружно затянули:

 

         И всякое бывает, но дружба неизменно

         Становится с годами горячей.

 

Антоха играл и пел, мужчины подпевали ему как могли, Лера совсем расслабилась, в благодушном настроении, и никто даже не заметил, как в проеме дверей появился Георгий. Он стоит, опершись плечом о косяк и улыбаясь, наблюдает за происходящим в комнате. Как в доме появились остальные диверсанты тоже никто не заметил. Алекс обернулся и увидел возле кухонной стойки Грабовского, который уже успел налить себе воды и стоял со стаканом в руке глядя на поющего Антоху. Теперь и Антоха вдруг понял что они в доме не одни и оборвал песню на полуслове, оглядываясь.

-        Здорово у вас получается. – Одобрительно кивнул Грабовский.

-        А вы чего так рано? Мы вас к обеду только ждали. – Удивился Алекс.

-        Да не особо и ждали, я погляжу. – Улыбнулся Георгий.

-        Наш клиент появился раньше, чем рассчитывали, ну и мы, соответственно освободились пораньше.

-        Пообедаем и можно ехать. Вы с нами? – Это добавила вошедшая в гостиную Вероника.

-        Если вы не против, то, конечно, с вами. – Кивнул Алекс.



<<< предыдущая страница| оглавление | следующая страница >>>

 
Гончие стр. 135 | Печать |

Они замолчали. Алексу стало как-то не по себе, когда он вдруг понял, что весь разговор кем-то контролируется и Георгий старается учитывать это обстоятельство. Не хотелось подводить друга, заставляя его рассказывать о каких-то вещах, о которых он рассказывать не должен… Пауза затянулась, а потом Алекс, вдруг что-то вспомнив, сказал:

-        Знаешь… Я потерял мое досье, которое ты мне дал. И даже не успел его почитать. – Он виновато улыбнулся.

-        Не переживай, я тебе еще состряпаю. – Кивнул Георгий.

-        А пойдешь к нам в команду, так в твоем распоряжении будет весь архив, уверен, Александр Иваныч тебе не откажет.

-        Серегин?

-        Угу. Для своих людей он сделает что угодно. - Георгий вопросительно посмотрел на Алекса. Тот взгляд не отвел, некоторое время они смотрели друг на друга, затем Алекс сказал:

-        Помоги мне?

-        Чем? – Вопросительно кивнул Георгий.

-        Мне нужно вычислить куда мог направиться демон после того, как Олег убил носителя.

-        А я то чем могу тебе помочь?

-        Мне нужна информация о Гринберге. Чем занимался и с кем общался в последнее время. Особенно – с кем общался. Я думаю, демон готовил себе доноров тела заранее… Маловероятно что он рисковал не имея путей отступления. После смерти он должен получить хорошее, здоровое тело, с уже изученными связями, подготовленными знакомыми, которые могут заподозрить неладное… Даже в случае внезапной смерти. Деньги, наконец. Гринберг был очень богат. Тот маньяк на острове – тоже. Я могу предположить что он как-то передает накопленное следующему донору. Если не передает, то как-то способствует заранее, чтобы донор был обеспечен всем необходимым… В любом случае, он общается с донором, изучает его… Он должен знать его досконально, чтобы вселившись в тело вести себя не привлекая особого внимания…

-        Гм… А если он ничего не готовит, а использует информацию уже имеющуюся в мозгу донора? – Спросил Георгий.

-        Зачем ему изучать, когда в его распоряжение попадают мозги уже обладающие нужной информацией? Я, конечно, дилетант, но этот вопрос сам напрашивается. – Гера улыбнулся.

-        Не… Я уверен, тут немного не так. В своих астральных путешествиях я нахватался информации, которую понимаю и осознаю интуитивно что ли… Сейчас я почти точно уверен, что…   Как бы вот попроще объяснить… - Алекс нахмурился и продолжил:

-        Вот смотри. Информация, которую содержат, как ты говоришь, мозги человека, моем понимании, подразделяется на уровни. Или слои. Первый, основной слой - фундаментальная – инстинкты, генная память, мышечная память и тому подобная, дальше, как уже надстройка над ней, идет уровень выше, который приобретается с рождения – осознание личности, родители, родственные связи, зачатки социальности - деление на хорошее и плохое… И высший уровень, который находится над этими слоями – знания и умения получаемые уже разумным человеком в течении жизни, сложные абстракции, эмоции… Этому, высшему уровню, относятся и все бизнес-дела, знакомства, связи и прочее…

-        Ну, это понятно. – Кивнул Георгий.

-        Так вот… Тело донора может передать только первый уровень, фундаментальную информацию. Инстинкты, мышечную память… Какие-то характерные жесты, почерк… Потому что тело – всего лишь оболочка. То, что записывается в память позже – номера телефонов, банковские счета, или просто какие-то знания полученные в зрелом возрасте – не сохраняются. Они относятся к личности донора, а личность убивается. Эти знания теряются, рассыпаются пылью в астрале вместе с личностью, которую выбивает демон из тела. Всю информацию верхнего уровня – детали жизни, друзей, знакомых, деловых партнеров, работу, хобби и прочее – ему нужно получить самостоятельно. Получить и осмыслить, чтобы вести себя правильно уже не на уровне мышечной памяти, а осознанно, полностью понимая окружающий социум. Для этого требуется время. Переход от тела к телу – если я все правильно понимаю, событие хлопотное и адаптация занимает много времени. Поэтому тела он меняет нечасто и готовится к этому тщательно. Вот так вот… И я это знаю. Просто знаю. А теперь мне нужна информация чем занимался Гринберг перед смертью. Так будет проще понять, кого он готовил себе следующей жертвой.

Информация первого уровня, что остается в теле - характерные жесты, почерк, придает астральному следу индивидуальный оттенок. И по этому следу, если я могу его идентифицировать зная оттенок, я могу определить откуда появился демон. Я уже отследил его от Гринберга к этому маньяку с острова, по оттенку его следа. Да, демон имеет свой след, и его след сдержит в себе частицы информации первого уровня всех людей, чьи тела он занимал. Поэтому я уверен, что смогу отследить его прошлое. Вычислить, научиться с ним бороться и победить. Но вот чтобы отследить его будущее, мне нужна твоя помощь. Информации о будущем в следе нет и вычислить куда он пойдет, я скорее всего, не смогу. То есть отследить до настоящего времени смогу наверное, но для того, чтобы понять куда он собрался дальше и понимать его действия на шаг вперед, нужна другая информация. Из реального мира.

-        Собрать такую информацию, будет довольно хлопотно. – Осторожно ответил Георгий, не глядя на Алекса.

-        Саша, ты просишь меня заняться твоим делом. При этом, ничего не предлагая взамен…

-        Гера, я же говорил тебе. Разберусь с демоном, а там видно будет.

-        А если демон окажется сильнее? – Резко спросил Георгий.

-        Саня, ты пойми, в команде, поймать этого урода, шансов больше!

-        Вы же не станете его ловить, у вас своих дел - валом… - Хмуро ответил Алекс.

-        Может и станем! Не всегда же будет такой плотный график… Закончим срочное и станем! – Было заметно, что Георгий постарался чтобы его голос звучал обнадеживающе. Алекс повернулся к нему и усмехнулся.

-        Надо воздухом подышать. Что-то меня все еще немного мутит.

Георгий поднялся и махнул рукой в сторону:

-        Там, за домом, курилка. Место тихое, сходи погуляй, конечно. – Он проводил Алекса взглядом, но следом не пошел. Гера почувствовал, как какая-то тоненькая трещинка непонимания проскользнула между ним и Алексом. Не надо больше на него давить. Расползется трещина… Пусть колдун отдохнет, подумает, взвесит. А там уж, как решит, пусть так и будет…

Алекс вышел через дверь на задний двор и огляделся.

Дом стоящий буквой «Г», своими стенами огораживал большую площадку, с противоположной стороны которой росли несколько огромных, раскидистых тополей. Своими густыми кронами они создавали естественную завесу. Кусты шиповника, росшие у их подножия, служили живой изгородью и внутренний дворик был полностью скрыт от посторонних глаз со всех сторон. Земля дворика была усыпана мелким щебнем и тут же стояло несколько лавочек на витых ножках и большой мангал для барбекю. В углу площадки виднелось прикрученное к стене баскетбольное кольцо, а противоположном - деревянные детские качели. Дворик выглядел очень уютно и Алекс, оглядевшись, прошел и сел на лавочку с красиво изогнутой спинкой.

Небо потемнело от набежавших вдруг туч и в воздухе повисла теплая тишина, в преддверии зарождающейся грозы. Птицы смолкли, из дома не доносится ни звука, лишь легкий ветерок что-то еле слышно шепчет в кронах тополей.

Сзади послышались шаги и Алекс кожей ощутил, как Лера вышла из дверей. Девушка медленно подошла и села рядом. Она обхватила руку Алекса и прижалась щекой к его плечу. Они замерли ощущая друг друга. Алекс свободной рукой погладил ее по щеке и дыхание перехватило от прилива нежности. Он, стараясь не тревожить девушку повернул голову и поцеловал ее в висок, вдыхая аромат, от которого сердце дрожит в груди. Потом повернулся и, не в силах сдерживаться, взял ее лицо в ладони и начал осыпать поцелуями. Лера расслабилась, отпустила какую-то внутреннюю пружину сдерживающую ее все это время, задрожала и из ее глаз ручьем покатились слезы. Алекс прижал девушку к себе и обнял, посылая ей всю свою любовь и нежность. Лера затихла всхлипывая и дыхание ее выровнялось.

Некоторое время они сидели так, в тишине, молча обнявшись.

-        Сегодня в меня стреляли. Меня пытались убить. Убить меня, чтобы убить тебя. – Наконец, тихо заговорила Лера.

-        Я чувствовала их ярость… Я слышала как свистят пули, предназначенные нам… Я слышала, как они ударяются в стенки автобуса. Я понимала, нас убивают… Я никогда еще не переживала ничего подобного. Свистящая, грохочущая смерть… Если остановиться, настигнет и все… Не станет ни тебя, ни меня.

Алекс молчит, лишь гладит девушку по волосам, поддерживая ее эгрегором.

-        В какие-то моменты я хотела чтобы меня убили первой. – Тихо говорит Лера.

-        Я была на грани, я почти отчаялась. Я почти сдалась. Я почти поверила, что не успею спасти автобус до того как увижу неизбежность… Несколько раз я думала что все. Конец.

-        Ты молодец. Ты просто супер. Я не могу себе представить какую-то другую женщину на твоем месте. – Подбирая слова постарался поддержать ее Алекс, но как-то скомкался… Разве можно найти слова, что смогут описать его чувства? Но Лера поняла его без слов, она уткнулась лицом в его грудь и счастливо вздохнула. Некоторое время они молчали, потом девушка сказала:

-        Знаешь… Нас сегодня Олег спас. – Потом, не дождавшись встречного вопроса Алекса, стала рассказывать:

-        Когда взорвался газовый баллон и стена автобуса вывалилась наружу, я поняла, что меня видят киллеры и сейчас расстреляют в спину прямой наводкой. Я здорово струхнула тогда. Это был момент, который я называю ключевым, который может менять будущее… Разные варианты будущего. Из бесконечности вероятных событий проявляются пути ведущие в разные реальности. Тогда я была на пути в реальность, в которой меня убивают. Нас убивают. Всех…

-        И что случилось?

-        Олег встал позади меня и заслонил меня от киллеров своим телом. Я не знаю почему он так поступил… Неужели ему своя жизнь менее важна чем моя? Но он нас спас. Я поняла, что теперь я буду жить и вывезу всех. В этом ключевом моменте, перескочила на путь в ту реальность, где мы доезжаем до ангара. И тогда я увидела неизбежность – людей, появившихся прямо из воздуха. Я знала что они там. Я понимала, что они там, просто невидимые и мне тогда не казалось это чем-то нереальным. Все было так, как будто это в порядке вещей. Обычность этой реальности. Оставалось уже лишь немного – убедить их помочь нам, но тут я была уверена что смогу…

-        Олег потому и защитил тебя, что ты была единственной, кто был в состоянии спасти нас всех. – Улыбнувшись, сказал Алекс.

-        Он воин, он понимает, когда и кем пожертвовать ради спасения остальных. Если бы он поймал предназначенную тебе пулю, ты вывезла бы нас и мы спасли бы его. Воин такие решения принимает быстро, интуитивно. Потому он и прошел все, что ему выдалось и сейчас жив и здоров.

-        Как бы то ни было, ты оказался прав, что убедил меня взять его с собой. Мы уже обязаны ему жизнью. – Лера произнесла эти слова твердо, но в ее голосе промелькнула тревожная нотка – она представила, как Алексу не удалось убедить ее взять Олега с собой и какие тогда варианты будущего смогло бы предложить им мироздание? А если тогда спасительного пути не оказалось бы?

Лера опять замолчала и они долго сидели погруженные в свои мысли. Алекс гладил ее по волосам и тревоги прошедшего дня медленно растворялись в теплом вечере. Впереди все было хорошо. Во всяком случае пока.

 

-        Да! – Вдруг что-то вспомнив, радостно улыбнулась Лера.

-        Машка беременная! Тебе передает привет и кучу благодарностей. Она уверена, что это ты в ее мозгах что-то подкрутил и залететь наконец-то получилось. Теперь ты в ее глазах настоящий колдун. – Лера смотрит на Алекса во все глаза и улыбается.

-        Ну вот, хорошо что помогло. – Ответил Алекс.

-        Хотя, никакого колдунства, на самом деле я к ней не применял. Просто объяснил свое видение тех процессов. Рад что она восприняла это как надо и что ей помогло. Уверен, она и сама, без меня, к этому пришла бы в конце концов.

-        Леха… не скромничай! – Лера опять ухватила его за руку и прижалась всем телом.

Они помолчали, потом Лера, уже спокойно спросила:

-        Ты с киллерами разговаривал?

-        Не. – Безразлично ответил Алекс.

-        Будешь?

-        А смысл? Ничего нужного мне они не знают. А по картелю – пусть с ними Борисыч разговаривает. – Алекс устало замолчал.

         Теплый вечер сгустился и начал медленно остывать. Так и не родившаяся гроза, отметилась легким ветерком в кронах тополей и растворилась в прозрачном воздухе. С некошеного поля, уходящего в сумерки к чернеющему вдалеке лесу, тянуло невыносимо вкусным, пьянящим ароматом полевых цветов и трав. Где-то далеко звонко пинькает какая-то пичуга, и слышно, как в глубине дома работает телевизор. Все эти, едва слышные звуки, перемешиваясь с шепотом ветерка где-то высоко в листьях, создают удивительно приятную тишину, легкий, едва уловимый фон, так необходимый для отдыха уставшему телу. Алекс с Лерой сидят обнявшись и наслаждаются этой тишиной.

 

         В коридоре, за дверью послышались быстрые шаги и Лера подняла голову. Дверь открылась и на пороге появилась фигура Вероники. Она подошла к сидевшим на лавке Алексу с Лерой и деловито сказала:

-        К нам едут. Вы ведь кого-то ждете?

Лера вытащила мобильник и посмотрела на часы.

-        Ну… еще примерно через полчаса.

-        Едут шесть человек на двух разных машинах. Они уже в полукилометре отсюда. Если это не к вам, мы должны узнать об этом первыми. Вам нужно пройти в комнату, посмотрите через окно. Если это не ваши, мы подстрахуем.

         Алекс с Лерой поднялись и быстро прошли в дом. Вероника провела их по коридору и указала на одну из дверей.

-        Там окно, наблюдайте.

Алекс с Лерой вошли в комнату. В ней было темно, лишь сквозь тонкие занавески на большом окне просвечивал тусклый свет дворовых фонарей. Вероника прикрыла дверь, прошла и села на стул возле стены. Алекс подошел к окну и немного раздвинул шторы, оставив небольшую щель, через которую можно было видеть весь двор до ангара и подъезд к дому. Спустя утомительные десять минут, за которые они ни проронили ни слова, раздался звук моторов, шорох шин и сумерки разогнал яркий свет фар. На площадку перед домами выехал черный джип и уже знакомый, белый минивэн. Джип остановился посреди двора дверь его открылась и из машины вылез высокий молодой человек. Стас Поланский остановился оглядываясь и сунул руки в карманы, принял ожидающую позу, давая хозяевам понять, что он ждет их реакции.

-        Да, это к нам. – Кивнула Лера Веронике.

Та что-то пробормотала себе под нос и поднялась со стула.

-        Ну, встречайте тогда.



<<< предыдущая страница| оглавление | следующая страница >>>

 
Гончие стр. 134 | Печать |

Он поднялся с постели и они вышли в гостиную. В холле Юрий, Виталий и пожилой Лев Грабовский, уже расставили вдоль дивана столы, застелили их скатертью и расставляли посуду. Из кухни доносился легкий запах чего-то мясного и очень вкусного. Алекс потянул носом. Лев Грабовский улыбнулся и, хитро прищурившись, сказал:

-        Жаркое! Здесь охочусь только я. – Он наклонил голову и с превосходством посмотрел на молодых людей.

-        Вот, вчера подстрелил косулю, и Вероника Николаевна сегодня готовила превосходное жаркое. Уж что-что, а жаркое она делает бесподобно!

-        Да ладно тебе, кормилец выискался! – Полушутя перебил его Виталий. Если б охотился я, то жаркое ели бы каждый день!

-        Тебе нельзя, иностранец. – Подмигнул ему Лев.

-        А я местный, с меня спрос маленький, даже если поймают – отмажусь. Кстати, и вишневую наливочку – весьма рекомендую отпробовать! Тоже моего производства. – Грабовский показал рукой на графин с рубиновой жидкостью.

-        Присаживайтесь. – Юра принес пару еще стульев.

-        Так то мы обычно едим на кухне, но сейчас всем туда уже не уместиться.

 

Пока расставляли приборы и рассаживались, вернулись Олег с Антохой и принесли ворох одежды и две сумки разных вещей, которые раньше служили по хозяйству в доме на колесах. Они свалили все в кучу в углу комнаты и, умывшись, тоже заняли место за столом. Олег повернулся к Алексу и сказал:

-        Мы боевиков в сенях, в подсобке закрыли. Они в наручниках, никуда не денутся.

Алекс согласно кивнул. Грабовский принес с кухни черный чугунный казан с ручками и водрузил его на середину стола. Вероника следом за ним принесла большую кастрюлю вареной картошки и все сели обедать. Грабовский разлил в миниатюрные рюмки наливку, а Вероника, как радушная хозяйка, положила всем в тарелки огромные порции дымящегося мяса.

-        Ну, за знакомство, что ли? – Предложил Георгий и все, подняв рюмки, выпили. Наливка оказалась сладкая и совсем не крепкая, Алекс, пожевал губами посмотрел на спутников, потом поставил на стол пустую рюмку и принялся за еду.

         Жаркое на самом деле оказалось превосходным. Какое-то время за столом не произнесли ни звука, был слышен только стук вилок о тарелки. Все с аппетитом поглощали нежное, ароматное мясо. Наконец, через какое-то время, Олег, глядя на Веронику с набитым ртом, произнес:

-        Потрясающе! В жизни не ел такого вкусного мяса!

Все согласно закивали, а Вероника широко улыбнулась.

-        Ешьте, ешьте досыта, я сделала много, как предвидела что у нас гости будут.

-        А есть способности? – Заинтересованно посмотрел на нее Алекс.

Вероника пожала плечами.

-        Способности то у всех есть. Да не все могут использовать их осознанно. Я на ведьму не специализировалась, у меня, значит, так… Среднестатистические.

-        Да ладно, не скромничай. – Подмигнул ей Георгий.

-        Выше чем среднестатистические, так скажем. А так да, хорошие ведьмы встречаются редко. Я бы сказал даже вообще не встречаются.

Все опять с интересом посмотрели на Леру. Она потупила глаза и стала ковырять вилкой большой кусок мяса.

-        Как вам наливочка? – Прервал неловкость Грабовский.

-        Чего-то я ничего не почувствовал, если честно. – Признался Антоха.

-        Какая-то сладкая водичка.

-        Нам крепкого нельзя, завтра всем на работу. – Пояснила Вероника.

Все немного помолчали, поглощая жаркое, потом Георгий спросил:

-        С киллерами что делать собираетесь? Может в местную полицию их сдать?

-        Не стоит. Уже один раз сдали одного. – Алекс поморщился.

-        Убил трех человек и сбежал. Передадим их специалистам.

-        Как знаешь. – Согласно кивнул Георгий.

Все молча доели, а Алекс, Олег и Антоха съели и по второй порции. Затем Грабовский принес из кухни чайник и поднос с заваркой и конфетами. Все налили себе чай и уже расслабившись и расхваливая обед, сыто развалились на диванах.

-        Ну, что, Саня… - Начал Георгий держа в руках чайную чашку.

-        Давай, рассказывай, как докатился до такой жизни. При ребятах можешь говорить, тут все свои.

Юрий поднялся, щелкнул переключателем и включил встроенный в окно вентилятор. Вытяжка тихо загудела. Юра достал пачку сигарет и они с Виталием закурили. Лев Грабовский, глядя на них, вытащил из кармана пиджака продолговатую коробку, открыл ее и достал обкуренную до черноты трубку. Затем вынул из коробки тонкий шомпол и начал не торопясь чистить мундштук. Алекс оглядел присутствующих и начал рассказывать.

-        Я тебе говорил, что меня преследовал один человек, по имени Гринберг. Он несколько раз пытался меня убить, но у него не получилось. Это он заказал меня картелю и эти люди, что сейчас сидят в подсобке – выполняли его заказ. Я не знал почему он меня преследует, как ты помнишь – амнезия. Я разобрался в происходящем, эта амнезия была вызвана не разрядкой эгрегора, как тогда предположил ты, а совсем другим. В поезде меня атаковал этот Гринберг. Это был ментальный удар воздействующий на личность и выбивающий астральное тело за пределы физического. Я должен был умереть, но меня вернул из нереальности мой кот. - Алекс замолчал, оглядывая присутствующих, но никто не удивился, лишь Лев Грабовский удивленно поднял бровь, достал резную табакерку, открыл ее и начал не спеша набивать трубку. Алекс продолжил:

-        Так как он всего лишь кот, он не смог вернуть меня всего и я потерял воспоминания связанные с моей личностью. Странная амнезия, избирательная, но вот так получилось. Теперь я пытаюсь разобраться что же произошло.

-        И как, есть успехи? – Поинтересовался Георгий.

-        Есть. Теперь я знаю, кто этот Гринберг и почему он пытался меня убить.

-        И кто он?

-        Демон. – Алекс замолчал.

В комнате повисла тишина, все с интересом ждали продолжения рассказа.

-        Это существо бестелесное и каким-то образом вселяется в человека. Он выбивает астральное тело донора в нереальность, и живет в теле человека, заняв его место в социуме. В какой-то момент он может переселиться в другое тело, а старое тело просто умирает. Он умен, я уверен, он пользуется знаниями полученными за все жизни. Он может убивать людей ментальным ударом. Проще – взглядом. Посмотрел - и все, душа человека отправляется в нереальность. Спасти стандартными средствами уже невозможно.

-        Гм… - Хмыкнула Вероника, все посмотрели на нее, но она промолчала.

-        В той жизни, которую я позабыл, я его вычислил. Тогда он был маньяком, которого ловила наша группа.

-        Но маньяк погиб?

-        Да. Погиб носитель, а демон в тот момент переселился в тело Гринберга.

-        Видимо, сам процесс переселения из тела в тело не слишком приятный и долгий, потому что Гринбергу пришлось почти три недели лежать в госпитале имитируя приступ. За это время он адаптировался в новом теле и начал уничтожать тех, кто знал о его сущности.

-        Ваша группа погибла при взрыве. Тогда списали это на пожар и на неосторожное обращение с оружием. Ты думаешь это сделал он? – Развил мысль Георгий.

-        У меня нет доказательств, одни предположения. Но есть факт – из группы жив только я, и он охотится за мной.

-        Где он сейчас? – Спросила Вероника.

Алекс посмотрел на Олега и кивнул:

-        Олег убил его. Еще в России.

На лице Олега не дрогнул ни один мускул, он неспешно прихлебывал чай из чашки.

-        Ну? Демон мертв, дело закрыто. Чего ты хочешь? – Поинтересовалась Вероника.

-        Разобраться хочу. Да и не уверен я что демон мертв. Он сейчас может быть в другом теле и может еще наделать бед.

-        Понятно… А что привело вас сюда?

-        Мы ехали в Гренобль. Там, в спецклинике, единственный из нашей группы, выживший при пожаре. Я должен узнать все, что знает он.

-        Помню, читал. – Задумчиво добавил Георгий.

-        Так он, вроде бы, повредился рассудком?

-        Гера… Для непосвященных людей мы все тут поврежденные рассудком. – Улыбнулся Алекс.

-        Ну, что ж. Дело правое. Дерзай. – Улыбнулся Георгий.

-        А как ты узнал что демон переселился из тела маньяка в тело Гринберга? Или это домыслы? – Прищурилась Вероника.

-        Нет, теперь я знаю точно. Вчера я даже смог почувствовать зверства этого нелюдя. Он убивал людей. Много. Там, на острове.

-        Ну, рассказывай, мы не спешим. – Кивнул Георгий. Все молчали заинтересованно глядя на Алекса. Грабовский курил возле окна, попыхивая трубкой и скрываясь в клубах дыма. Алекс начал рассказ:

-        Я пару раз смотрел демону в глаза, а глаза, как вы понимаете, - «зеркало души», в них информация об астральной сущности существа. Таким образом я получил его индивидуальный след, этот демон тоже, оказывается, в какой-то мере личность. Затем я пошел по астральному следу в прошлое Гринберга. – Алекс опять оглядел присутствующих, но не заметил в из заинтересованных взглядах ни нотки недоверия. И он продолжил:

-        Я следопыт. Я могу отследить человека по его астральному следу. Когда-то я таким образом выследил и познакомился с Георгием.

Гера при этих словах улыбнулся и согласно кивнул.

-       Я знал, что Гринберг лежал в госпитале и мне не пришлось проходить его жизнь до этого времени. – Продолжил Алекс.

-        Я сразу ушел в то время и проследил Гринберга до больницы, в которой он проходил лечение когда его хватил удар. Там, перед попаданием в госпиталь, его астральный след изменился. Изменился довольно сильно, но я смог его различить. Это был уже другой человек. Это был не Гринберг.

-        А кто?

-        Это был тот, маньяк, по которому работала наша группа. Уже его след привел меня на остров, где и жил маньяк… Кстати, как его зовут, ты не помнишь? – Алекс посмотрел на Георгия.

Тот пожал плечами.

-        Ну, не важно, позже разберемся. – Согласился Алекс.

-        Я начал день за днем разматывать его жизнь на острове и тогда мне стало плохо. Там была боль. Очень много боли. Он там пытал и убивал людей. Там было столько страдания, что это, черт возьми, просто ужас какой-то… Если честно, я чуть не подох от полученной информации. Если б не ваш эгрегор, я б и сейчас наверное блювал. Жутко противное чувство.

Алекс замолчал. Вероника внимательно посмотрела на него и сказала:

-        Этому есть объяснение – ты нормальный человек. Для тебя, чужие страдания - информация об опасности, то, чего нужно избегать. Поэтому она для тебя неприятна. За века эволюции, живые существа развили способности передавать информацию об опасности во всех случаях, даже в момент смерти. Это позволяет выжить остальным и сохранить вид. Чем сильнее боль, чем больше разрушения организма – тем выше опасность и тем сильнее информация воздействует на тех, кто способен ее воспринимать. Восприятие чужой боли позволяет живому существу получить информацию о вероятной опасности и выжить. Поэтому восприятие происходит не на уровне чувств, которые могут быть оглушены или отключены, а на уровне подсознания. На уровне чувств, конечно, тоже все воспринимается – крики, стоны, конвульсии… Но то, что идет поверх органов чувств, напрямую в сознание, воспринимается сильнее. На эту тему можно рассуждать долго, но принцип остается неизменным. Это природа. Хищник нападает на больное животное – он чувствует его боль. Он рвет больное животное, и организм этого животного выплескивает в кровь адреналин, чтобы продлить жизнь даже в таких мучениях, и успеть оповестить своих сородичей. Сородичи чувствуют его боль, их организмы активизируются и они спасаются от хищника убивающего их собрата. Все взаимосвязано, а боль – это сильнейший механизм и на физическом и на астральном уровне.

Для нормального человека, чужая боль – это слишком сильный раздражитель. Сильный и неприятный. Но у некоторых особей, мозги сворачиваются набекрень, и им этот раздражитель начинает нравиться. Так появляются садисты. Есть в этом что-то от хищника. Хищник, по сути тоже испытывает боль и его боль, конечно не может быть ему приятной... Так вот маньяк-садист – выше хищника. Он не воспринимает чужую боль как опасность. Для него чужая боль это сильнейший раздражитель, но раздражитель приятный. Он испытывает кайф. – Вероника внимательно посмотрела на Алекса.

-        Вот вспомни какое отвращение испытал ты и теперь поменяй минус на плюс и представь, какой кайф испытал маньяк.

Алекс поморщился. Грабовский вдруг закашлялся, а потом начал деловито выстукивать трубку о большую пепельницу.

-        Что можно предположить? Демон в теле человека мучает людей и получает этот первобытный кайф. Я разговаривал с одним пострадавшим, прошедшим через его руки… - Алекс вспомнил Садовникова.

-        И этот пострадавший рассказывал, как тот ломал нему кости и просто сидел рядом, смотрел ему в глаза. «Он пил мою боль» - такими словами выразил он свои ощущения.

-        Довольно точно. – Согласилась Вероника.

-        И, надо отметить, распробовав этот кайф, он уже не остановится. Заменить его нечем. Таких сильных впечатлений он уже не получит нигде и ни от чего. Он будет убивать. Более того, его чувства начнут развиваться в этом отношении. Его удовольствие от чужой боли будет усиливаться, и станут проявляться другие раздражители. Он начнет получать удовольствие, например, от психологических страданий жертвы и далее, станет кайфовать от всего спектра отрицательных эмоций своих жертв. И чем сильнее страдает жертва, тем сильнее у него будут ощущения. Таким образом получаются самые изощренные садисты.

-        А секс? Ты не упускаешь что секс может играть роль? Я просто имею информацию, что Гринберг причастен к исчезновению двух несовершеннолетних девочек. – Хмуро спросил Алекс.

-        Боюсь что девочки уже приняли мучительную смерть и секса, скорее всего не было. Если, конечно, он не доставил им сильные страдания. – Сухо ответила Вероника.

-        Тот кайф, что получает садист от чужой боли, гораздо сильнее чем кайф от секса. Садист не станет пить воду, если можно пить вино.

-        Но почему тогда девочки? – Непонимающе переспросил Алекс.

Вероника вздохнула.

-        У девочек самый высокий болевой порог. Никакой мужчина не сможет вынести того, что вынесет девочка. Просто умрет от боли. Девочка – нет. Природа дала ей силу терпеть боль, потому что ей рожать детей. Она может страдать долго, поэтому девочки для садиста наиболее привлекательны.

Молчавшая до этого Лера, вдруг задрожала и сжала кулачки.

-        Его надо остановить. Эту гадину надо остановить. Я не смогу спокойно жить, понимая, что где-то рядом бродит такая тварь! – Он быстро заморгала и повернулась к Алексу. На глазах ее блеснули слезы. Алекс обнял девушку.

-        То, что это тварь жива ведь доказательств нет? – Подал голос Грабовский.

-        Нет. Есть только предположение. – Согласился Алекс.

-        Что ты собираешься делать? – Спросил Георгий.

-        Я хочу узнать откуда взялся демон. Я хочу знать о нем все.

-        Как ты это узнаешь?

-        Я следопыт. Теперь у меня есть его след и я размотаю его жизнь до самого начала.

-        Сколько тебе потребуется на это времени? – Спросила Вероника.

-        Не знаю. Вчера я углубился недалеко. Мне помешала чужая боль скопившаяся на тех временных этажах…

-        Ну, день, неделя, месяц, год? – Переспросила Вероника.

-        Не знаю.

-        Ладно. Пару дней у вас есть, а потом мы, с группой отправляемся в Марсель. Можете ехать с нами, посодействую. Из Марселя доберетесь до Гренобля.

Лера с Алексом переглянулись и Алекс кивнул. Это было лучшее предложение на сегодняшний день.

-        Завтра мы все, с утра едем в Варшаву, вернемся вечером. Можете располагаться, отдыхайте, будьте как дома, но не шумите. Привлекать внимание местных охотников нежелательно.

Все допили чай и стали понемногу расходиться. Вероника принялась убирать посуду, Лера, помотав головой и встряхнув руками, словно сбрасывая с себя налипшую грязь, бросилась помогать хозяйке. Олег, Антоха и Юра с Виталием, отправились на улицу, разбирать остатки дома на колесах. Лев Грабовский неспешно почистил свою трубку, сложил ее в футляр и, поднявшись, пробормотал:

-        Ну, спасибо, за обед, за теплую компанию… Пойду вздремну немного. – И пошел в глубь коридора. Алекс и Георгий остались одни. Алекс, помолчав, повернулся к Георгию:

-        Ну, про меня ты слышал, давай, делись теперь, какими судьбами тебя сюда занесло.

Георгий улыбнулся.

-        Работа, Саша. Много работы. За те семь лет, что я просидел дома, многое изменилось. Очень многое. Технологии шагнули вперед огромными шагами и, теперь, наши враги гораздо сильнее нас. Но и мы на месте не стоим, с тех пор как мы с тобой расстались, я тоже успел продвинуться. Теперь мы уже не работаем на улицах как раньше, не гоняем толпы гопников стекла бить. – Георгий усмехнулся.

-        Конечно, можем и это, но такие действия нерентабельны и расточительны. Из пушки по воробьям уже не стреляют.

-        Расскажешь? – Попросил Алекс.

-        А чего не рассказать? Ты же наш, сотрудник «Эпсилона» и потенциальный участник нашей группы. Сильный проводник. – Георгий произнес эту фразу с нажимом, как бы выделяя ее из разговора, и Алекс вдруг понял, что эти слова адресовались не ему. Он посмотрел на Георгия, а потом, догадавшись, взглянул в сторону кухни, откуда едва доносилось бренчание тарелок. Вероника была там, и, как стало понятно Алексу, держала все под контролем. Слышала их разговор? Нет, для нормального человека это невозможно. Скорее она не слышала звук, но как-то понимала смысл произносимых здесь слов… Хех... Интересно. Алекс вдруг вспомнил, как она в ангаре сказала: «вокруг никого нет, мы тут одни». Да, похоже, она знала что говорит. Не зря ж она «главарь банды».

-        Конечно расскажу. – Улыбнулся Георгий.

-        Наш президент, как только пришел к власти, сразу отдал приказ по восстановлению наших служб. Ты ж знаешь, он кэгэбэшник, понимает что делать. Впервые были созданы психоаналитические службы работающие в масштабах целых государств и выстраивающие стратегию и тактику по влиянию на ключевых фигур для достижения геополитического результата. Теперь мы обрабатываем политиков, ключей, которые могут повести за собой целые партии и массы электората. Политиков, олигархов, крупных финансистов, тех, кто делает этот мир. Мы делаем их – они делают мир. Здорово? – Георгий усмехнулся.

-        Но радоваться победам пока еще рано. Наши конкуренты, пока мы были в этом демократическом, постперестроечном коматозе, весьма преуспели в работе. Почти все, развитые страны внедрили своих проводников в развивающиеся страны и диктовали им свою волю. Пока мы бездействовали, Венгрия, Польша и Чехия вступили в НАТО, а в Казахстане вновь переизбрали президента. Нашим даже не удалось повлиять на импичмент нашего Ельцина - депутатам не удалось набрать необходимых трехсот голосов ни по одному из пяти пунктов обвинения, хотя все признаки преступлений были на лицо. Но нет, не смогли ничего сделать с измененным сознанием марионеток, сидящих за пультами голосования… Страна чуть не перевернулась к чертям собачьим… Все разваливалось. Грузия, Азербайджан и Узбекистан вышли из договора о коллективной безопасности… - Георгий пожевал губами и вздохнул.

-        Но вот, Саня, какие все-таки русские! Я не перестаю восхищаться нашим народом! Вспомни, даже в то время, когда давили со всех сторон, и все летело к чертям, у русских все равно нет-нет, да проявлялся истинный характер! Это генная память от героических предков! Даже в голове Ельцина, обрабатываемой со всех сторон всеми кому не лень, сквозь адскую какофонию смогли пробиться чувства накопленные за героическую нашу историю. Иначе как можно объяснить его приказ десантуре занять аэропорт в Приштине? И помнишь ведь как круто получилось? Враги считали нас трупами, а мы – бросок! И оп! Опять первые! Все хваленое НАТО раком поставили! Потом, конечно, все спохватились, Ельцина опустили, вернули обратно в стойло… Но урок усвоили. Стали осторожничать. И это дало уже нам возможность сохранить наработанное ранее. А когда пришел Путин, то он уже никого и не спрашивал – восстановление спецслужб пошло полным ходом. Тогда, как ты помнишь, и меня дернули наконец-то. – Глаза Георгия блестят от возбуждения.

-        Нет, конечно, многое, чего мы могли бы сделать, будь мы в строю, мы просто не успели, не осилили. Взрывы жилых домов в Буйнакске, Москве и Волгодонске – всегда будут напоминать нам что расслабляться нельзя, этим сразу же воспользуется враг. Мы могли их предотвратить, но… не смогли…

-        Вы же больше не занимаетесь улицей? – Спросил Алекс.

-        Мы – нет, я говорил тебе за все спецслужбы. Есть люди что работают именно по улице. Было предотвращено много терактов, но эти взрывы уже не забудет никто. Мы то да, когда возобновили свою деятельность, сразу перешли к руководящим шишкам. От них результат куда более весомый. Россия и Югославия подписали соглашение о свободной торговле без моего участия, но наши там отработали весьма результативно. – Гера замолчал и с жаром продолжил:

-        Понимаешь Саша, современное общество – очень сложный организм со сложной иерархией. Даже немного воздействуя на некоторые его ключевые точки, можно вызвать цепные реакции, которые приведут к изменением всего организма. Можно целую страну поставить на уши, зная на каких людей, когда и как повлиять. Теоретически, даже моя группа в состоянии устроить переворот в небольшой стране. И миллионы ее жителей будут потом думать: «е-мое, как так получилось то?». Прям, как мы в перестройку, помнишь? Теперь уже и мы владеем этими технологиями и у нашей страны теперь есть эта сила!

-        Гера, а как сменили президента у нас в стране? Ху ис мистер Путин? Откуда взялся этот кэгэбэшник? – Улыбнувшись спросил Алекс.

-        Да хрен его знает, тут я врать не буду – не в курсе. Но точно уверен – на Ельцина повлияли. Не сам он этот выбор делал, совсем не сам. Ему, скорее всего подбросили, этакий спасительный мостик – типа, передашь власть и получишь неприкосновенность. В нем уже был заложен мощный рычаг воздействия – страх за содеянное. Если бы на него не повлияли, могло быть все что угодно, только не мирная смена власти. Он бы не отдал власть боясь наказания. Началась бы гражданская война, повод бы нашли, путч помнишь ведь? По большому счету это врагам и нужно было чтобы войной разрушить еще какой-никакой оставшийся порядок и окончательно добить и раздербанить остатки страны… Его надо было уводить с места, а не свергать. Рычаг давления, как я уже говорил – его страх перед возмездием, уже был сформирован и этим простым рычагом грамотно воспользовались. Это было ключевым воздействием, из которого вытекало, что ему нужен человек, которого он знал, как умеющего держать слово. Которому он мог доверить свое будущее. И все, затем в сознании создается образ такого человека и если в окружении нужным качеством обладает один, то дальше уже катится как по маслу. То, что сделали с Ельциным должно было быть максимально простым. Сложные манипуляции с ним не дали бы провести все, кто тогда роился вокруг. Проводники создали в его голове просто образ заслуживающий абсолютного доверия и он поверил Путину настолько, что доверил ему свою жизнь. А дальше только лишь чуть-чуть подтолкнули сознание в его сторону и он сам покатился и отдался, свято веря, что это его личное решение. Я снимаю шляпу перед этими людьми, это было круто! «Я устал! Я ухо-жуй!» - Ядовито передразнил Гера ненавистного политика.

-        А тут вы что делаете? – Спросил Алекс улыбнувшись.

Георгий покосился в сторону кухни, но раздумав всего секунду ответил:

-        Тут была выставка и съезд польских аграриев. Наши заключали долгосрочные контракты на поставку продовольствия. Уверен, за пару дней мы сэкономили государству миллиард, не меньше. – Улыбнулся Гера.

-        Сейчас ждем одного английского финансиста, должен пролететь через Варшаву. Надо повлиять на его желание вложиться в нежелательное для России мероприятие. Но пока нет данных когда у него самолет. Может и не получится пересечься.

-        А в Марселе?

-        Не знаю. Марсель – большой порт, там можно встретить кого угодно. Тут начальство решает. Начальство умнее. – Последнюю фразу он опять произнес с нажимом и хитро подмигнул Алексу.



<<< предыдущая страница| оглавление | следующая страница >>>

 
Гончие стр. 133 | Печать |

-        Возвращайся, Леша… Миленький мой… Давай, иди сюда… - Шептала Лера прижимая к груди голову Алекса, но что-то шло не так… Алекс не отзывался. Лера все еще находилась под впечатлением нападения и сердце ее колотилось. Она прижала к себе Алекса и затихла. Надо успокоиться… Все живы, все кончено, опасность миновала. Рядом вооруженный Олег и Георгий с товарищами - ни один картель мира не сможет преодолеть такую защиту. Все, надо успокоиться. Она в безопасности, Леша цел, он у нее на руках, им ничего не грозит… Они никуда не спешат. Можно просто посидеть вот так, обнявшись, расслабиться и просто отдохнуть. Лера закрыла глаза, дыхание ее выровнялось.

         Но все равно, что-то было не так… Как-то трудно на этот раз возвращался Алекс. Тело его вдруг напряглось, и он издал громкий стон, стон боли и невыносимых страданий. Лера похолодела. Она начала лихорадочно ощупывать его тело, ища рану или перелом, которые они не заметили. Глаза Алекс не открывал и стон повторился. Никаких ран, если не считать несколько порезов и царапин на лице и руках, видимо полученных, когда он в беспамятстве катался по усыпанному стеклом полу. Но эти царапины хоть и неприятные, но не они вызвали эти стоны…

-        Лешенька, миленький, что с тобой? – зашептала Лера и Алекс пошевелился. Он инстинктивно перевернулся на живот, его тело напряглось и его стошнило на пол. Алекс приподнялся на руках, но его качнуло, и он завалился на бок. Лера подхватила его и снова прижала к себе. Он с трудом поднялся и сел на пол, поджав колени. Затем посмотрел пустым взглядом на Леру и закрыл лицо руками.

-        Сейчас… Я сейчас… - еле слышно прошептал он.

 

         Лера сидела напротив Алекса и смотрела на него. Он так и не отпускал рук от лица, лишь наклонился вперед и опустился на пол. Он не смотрел на нее, казалось, он не заметил, что происходит вокруг. Он просто полулежал на полу, закрыв лицо руками, и тяжело дышал.

         Так продолжалось минут десять. Лера тоже ничего не предпринимала, просто смотрела на Алекса. Каким-то другим чувством она понимала, что помочь ему сейчас не может и что нужно просто ждать, когда он сам придет в себя.

         В автобус заглянул Олег.

-        Что с ним? – Поинтересовался он.

-        Не знаю. – Тихо ответила Лера.

-        Он пострадал?

-        Да, похоже… Но, кажется, не здесь, а там, в нереальности. – Предположила Лера, пристально глядя на Алекса.

-        Он поправится? – забеспокоился Олег.

-        Надо подождать. – Неопределенно ответила девушка.

Олег кивнул и вышел.

Наконец Алекс приподнялся на руках, глядя отсутствующим взглядом в пол, некоторое время он стоял в такой позе, затем поднял голову и посмотрел на Леру. Его взгляд принял осмысленное выражение, и он тяжело вздохнул. Затем повернулся и сел, оглядываясь на развалины автобуса.

-        Что здесь произошло? – Осознав реальность, спросил он и посмотрел на Леру.

-        Ты цела? Что тут было? – В его голосе появились встревоженные нотки.

-        Все в порядке. Все целы. На нас напали киллеры из картеля, но все обошлось. Твои друзья помогли.

-        Мои друзья? – Алекс сделал попытку подняться, но его качнуло, и он снова наклонился и по его животу прошли спазмы. Он сплюнул желчь, вытер лицо рукавом и, пошатываясь, поднялся. Лера подставила ему свое плечо.

-        Леша что с тобой творится?

Алекс еще раз утерся и проговорил:

-        Я был в аду…

-        Ты выследил демона?

-        Да.

-        Он напал на тебя? Ты ранен?

-        Нет… Я почувствовал что он делал… Там было столько боли…

-        Тебе надо отдохнуть. Нельзя так. Ты можешь навредить себе.

-        Вряд ли будет что-то хуже…

-        Ты можешь идти?

-        Пить хочу… Мне кажется, я сейчас выблюю сухие кишки…

Лера выглянула из автобуса:

-        Эй! Принесите воды! Побольше! – Крикнула она стоящим неподалеку мужчинам.

Антоха подбежал к развалинам и протянул Алексу пластиковую бутылку воды. Тот взял и с жадностью припал к горлышку. Он сделал несколько крупных глотков, отбежал в сторону, и его снова вырвало водой. Алекс утерся и снова стал пить. Он отошел от автобуса и снова сел на пол. Лера села рядом и обняла его, отдавая все свое расположение и любовь. Алекс положил ей голову на плечо и затих.

Подошли Георгий с товарищами. Мужчин было четверо. Георгий, еще двое лет тридцати, спортивного вида и четвертый – пожилой мужчина, седой, почти белый, но не совсем старик, лет пятидесяти-шестидесяти. Одеты они - кто как, молодые – в джинсы и пуловеры, пожилой – в поношенный серый костюм с галстуком, а Георгий в светлый спортивный костюм. Выглядели они как обычные горожане на прогулке. Ничем не выделяющиеся, неприметные. Женщина – единственная в их группе, судя по всему была за старшего. Ей было, наверное, за сорок, полноватая, с крашеными в темно-рыжий цвет кудрями. На лице нет косметики, но есть ранние морщины и рыхлость на щеках. Одетая в какую-то невзрачную одежду, она скорее походила на продавщицу сельского магазина или кондукторшу автобуса, чем… Хотя кто она была такая, Лера не знала, но судя по тому как она командовала, она имела какую-то власть над остальными членами группы.

-        Ему плохо. – Заключила она, глядя на Алекса.

-        Давайте немного подзарядим его… - И она протянула руки мужчинам. Те сразу встали в круг, взявшись за руки, и крайние участники взяли за руки Алекса. Они все закрыли глаза и замерли на несколько секунд. Алекс глубоко вздохнул, потряс головой и посмотрел, уже бодрым взглядом, на Георгия.

-        Гера! – Улыбнулся он радостно.

-        Черт… Ты то, какими судьбами?

Мужчины расцепили руки и заулыбались.

-        Ну вот, совсем другое дело. – Удовлетворенно кивнула женщина, с любопытством разглядывая Алекса.

-        Георгий протянул руку, Алекс радостно ответил на рукопожатие и они обнялись.

-        Нет, это ты ответь, как тут очутился! – Сразу перебил его Георгий.

-        Прямо на нашей засекреченной базе! Мы были в стелсе, никто нас не видел, но подруга твоя сказала: «Я знаю, что вы здесь.» Так что у меня к тебе вопросов больше!

-        Да я сам не знаю… Я в нереальности был. – Виновато ответил Алекс, оглядываясь на развалины автобуса.

У ворот Антоха с Олегом изучают содержимое минивэна, а возле боковой стены ангара стоит черный внедорожник. Если он там стоял в момент когда автобус въехал в ангар, то они чудом разминулись… На земле, возле минивэна, неподвижно лежат три связанных тела в черных одеждах.

-        А девушка твоя, откуда знает?

-        Ее зовут Валерия. – Укоризненно напомнил Алекс.

-        Извини. Но она точно знала, что мы здесь. Откуда?

-        Она ведьма, она может… - Пожал плечами Алекс и улыбнулся.

-        Ведьма? – Георгий с интересом посмотрел на Леру. Та выдержала его взгляд и неожиданно показала ему язык. Мужчины улыбнулись.

-        Понятно… Интересно. Я слышал, что настоящих ведьм сейчас уж почти не осталось.

-        Мне повезло, Гера. Мне очень повезло. – Серьезно ответил Алекс, глядя ему в глаза.

-        Что ж, рад за тебя. – Согласился Георгий, и, казалось, потерял к Лере интерес.

-        Какой-то ты разбитый из нереальности пришел. Что-то случилось?

-        В жутком месте побывал.

-        Что там?

-        Там замучили и убили много людей. Страшное место. Отвратительные ощущения. Я прочувствовал их, когда вернулся. Там-то вроде ничего, без эмоций… Нахватался информации, а по возвращению все осмыслил и почувствовал… Хреново – это слишком мягко сказано. Если б не ваш эгрегор… Не знаю б сколько тут еще валялся и блевал… Спасибо.

-        Кого убили то? – Покосившись на женщину – руководителя группы, спросил Георгий. Та тоже повернулась лицом к Алексу. Хотя она стояла довольно далеко, у входа в ангар и слышать разговор не могла…

-        Тот маньяк, дело которого мы когда-то расследовали. И Гринберг – питерский бизнесмен… Они связаны.

-        Дело маньяка, насколько помню, ведь закрыто? – Поморщился Георгий.

-        Да. Давно уже.

-        То есть это твое личное расследование?

-        Да.

Алекс посмотрел на женщину. Та, после его слов опустила глаза и отвернулась, словно потеряв к ним интерес. Неужели слышала? Впрочем, зная, что за люди здесь собрались, удивляться ничему не стоило.

Лера подошла к Алексу, взяла его под руку и прижалась щекой, глядя на Георгия.

-        Ты это… Может, познакомишь нас со своими товарищами? – Негромко спросил у него Алекс.

-        Да конечно, пойдем. – Согласился Георгий.

 

-        Так, друзья! – Георгий поднял руку, и они с Алексом подошли мужчинам и женщине.

-        Позвольте вам представить, сотрудника «Эпсилона», Александра Алексеевича Воронина! – Гера сказал это громко, Олег и Антоха с интересом обернулись.

-        А это наша команда. – Он начал по одному представлять участников Алексу:

-        Юрий Белов. – Молодой человек в пуловере и джинсах кивнул и протянул Алексу руку. Он смотрел на Алекса с интересом и уважением. Они пожали руки. Рука мужчины излучала ощутимое тепло, словно под кожей работал какой-то искусственный подогреватель… Это не была повышенная температура, нет, температура тела у него явно была нормальная. Но рука излучала тепло, сухое и приятное.

-        Виталий Любимов. – Алекс пожал руку второму мужчине в пуловере. У второго рукопожатие было таким же, как и у первого.

-        Лев Грабовский. – Следующим Гера представил седого мужчину.

-        Он из местных, к нам усиление.

Седой мужчина приветливо улыбнулся, и Алекс почувствовал, как эта дружелюбность почти физически ощутимо прокатилась по сознанию. Он поспешил вытащить руку из его ладони. Что-то слишком уж дружелюбно как-то… Неестественно. Но улыбнулся в ответ.

-        Ну, и главарь нашей банды - Вероника Николаевна. – Георгий указал на женщину, и Алекс аккуратно пожал ее мягкую ладонь. Простая женщина… Вроде бы. Чего в ней такого, что ее назначили руководителем группы? Он не почувствовал ничего. Вообще. Хотя… так познакомиться и не произвести никакого впечатления на тренированного человека - тоже надо уметь… Хех… Алекс улыбнулся и посмотрел ей в глаза.

-        Спасибо большое за помощь.

-        Его благодари. – Вероника Николаевна кивнула в сторону Георгия.

-        Я была против раскрытия группы. Вы бы сейчас лежали тут, если б не Георгий. – Она кивнула в сторону лежащих на земле боевиков.

-        Вообще как вы сюда попали? Мне нужно нормальное объяснение.

-        Ну, и представлю вам подругу жизни Александра – Валерию. Она – ведьма. –Этим эффектным аккордом Георгий завершил знакомство.

Все заинтересованно посмотрели на Леру.

-        Ты была за рулем. Как ты нас нашла? – Прямо глядя в глаза, спросила Вероника.

Лера пожала плечами.

-        Предчувствие. У меня бывает такое состояние, когда предчувствие держится постоянно и меняется по мере того, как меняется обстановка… При стрессе скорее всего. Я не знала что вы здесь. Когда эти люди напали на нас на дороге, я доверилась предчувствию и просто ехала туда, где опасности было меньше. На развилках дорог надо выбирать направление наименее опасное. То, где грядущие события сложатся наиболее благоприятно. Я просто выбирала лучшую для нас дорогу и ехала. Лишь когда въехала в этот ангар, увидела неизбежность – люди, появившиеся из воздуха и связавшие киллеров. О том, что вы здесь, я поняла за минуту до вашего появления, когда обстоятельства уже сложились в неизбежность, которую я смогла увидеть. Вы спасли бы нас. Даже если вы говорите, что не хотели. Я это увидела. Другого варианта там не было. – Лера улыбнулась, глядя на Веронику и та, хмыкнув, тоже улыбнулась.

-        Да, уж… - Согласилась она, глядя на развалины дома на колесах.

-        У вас было не много шансов, и, судя по всему, вы их все использовали. – Вероника повернулась к подчиненным и уже более строгим голосом приказала:

-        От всех подробный отчет Серегину о том, что мы сейчас слышали. Подробно.

-        Попутчики Александра и Валерии… - Георгий показал на стоящих возле минивэна Олега и Антоху.

-        Олег и Антон. – Продолжил его фразу Алекс.

-        Они просто попутчики. Наши друзья. – Давая понять, что это обычные люди, которые, в сложившейся ситуации, уже стали меньшинством.

-        Теперь поясните кто эти друзья. – Вероника с иронией кивнула в сторону лежащих на земле киллеров.

-        Думаю, исполнители европейского картеля наемных убийц. Я у них в разработке. – Пояснил Алекс. С вашего позволения, они поваляются здесь, пока мы не определимся что с ними делать?

-        Да пусть валяются. Вокруг тихо, кроме нас больше никого, значит, погоня не привлекла внимания. – Разрешила Вероника.

-        Решить проблемы у нас есть время до завтра.

-        Ну, раз теперь мы знакомы и знаем, кто есть кто, так может, поделитесь, что вы делаете в этой глуши? – Спросил Алекс.

-        У нас дела в Варшаве. – Ответила Вероника.

-        А здесь база, снаряжение, отдых. Можете пользоваться, приглашаю. Ехать вам все равно не на чем. – Она весело кивнула в сторону развалин автобуса.

-        А поесть у вас тут что-нибудь есть? – Поинтересовался Алекс, и Лера с Вероникой улыбнулись.

-        Он сутки в нереальности, проголодался, конечно. – Пояснила Лера.

-        Ну, все, тогда пошли все в дом, обедать, отдыхать. – Вероника сделала приглашающий жест. Все повернулись и пошли на выход, но Лера вернулась к развалинам. Алекс, оглянувшись, последовал за ней.

-        Нужен телефон. Позвоним Борисычу, пусть забирает киллеров. – Пояснила Лера и Алекс согласно кивнул. Они минут пять разгребали обломки мебели в развалинах автобуса пока не нашли телефон. Лера сунула его в карман, и они поспешили за всеми.

 

         Базой оказался большой, одноэтажный дом, протянувшийся параллельно ангару. В нем было несколько комнат, и он больше был похож на небольшой отель, готовый принять путешествующую компанию. Внутри оказался просторный зал с диванами и камином, просторная кухня, служащая одновременно и столовой и, вдоль по коридору, виднелись множество дверей – жилые комнаты для постояльцев.

Алекс, войдя в гостиную, сразу сел на диван. Его еще мутило, и во всем теле ощущалась слабость. Лера сразу примостилась рядом с ним и заглянула в глаза:

-        Тебе плохо? – Встревожено спросила она.

-        Скоро пройдет. – Успокоил ее Алекс.

-        Сейчас, отдохну немного и пройдет.    

         Вероника выделила гостям две комнаты в свободном крыле здания. Это были даже не комнаты, а два двухместных номера, потому что в каждом стояло по две кровати и присутствовал маленький туалет с умывальником. Алекс из гостиной перешел в комнату и прилег на кровать. За ним следом вошли Олег с Антохой.

-        Вам соседняя комната! – махнула им рукой Лера.

-        Что делать то будем? – Не глядя на девушку, спросил Олег у Алекса.

-        Автобус восстановить реально? – Вопросом ответил тот.

-        Да куда там… Кузов - в хлам, бак пробит, движок не смотрел, но и этого достаточно… Проще выбросить и новый купить. – Скривился Олег.

-        Значит, придется обходиться без него. Перенесите вещи в дом, а на счет остатков – надо поговорить с Георгием, как утилизировать…

Все молчавший до этого времени Антоха, вдруг поднял руку, привлекая внимание Алекса и широко открыв глаза, пораженно спросил:

-        Как?? Как они это сделали? Как это вообще возможно?

-        Кстати, да. Присоединяюсь к вопросу. – Посмотрев на него, согласился Олег.

-        Как эти люди становились невидимками? Вы, колдуны, уж просвятите, а то, какой-то когнитивный диссонанс образуется… Ну, невозможно же! У них и приборов с собой никаких нет…

-        Олег, ты видел? Ты видел? Там еще джип стоял! – Антоха, широко раскрыв глаза, ткнул пальцем в сторону ангара.

-        Точно. Машина тоже невидимая была… Чудеса.

-        Да, вижу, вам нужны объяснения, а то спать не сможете… - Улыбнулся Алекс.

-        Георгий уже при мне применял на деле этот фокус. Сейчас, попробую объяснить… Они не становились невидимками. И машина тоже. Они там были в ангаре, просто мы их не замечали. – Начал Алекс.

-        Но как?? Как можно было не заметить джип и четырех человек в пустом, освещенном ангаре?? Их ведь не только мы не видели! Их никто не видел! – Антоха все еще не может отойти от шока. Лера и Олег с интересом смотрят на Алекса.

-        Как, как… У тебя… Да, наверное, у каждого, бывали моменты в жизни, когда вот так же смотришь и не видишь… Такое бывает. Например, ищешь какую-нибудь вещь, смотришь везде, найти не можешь… А потом, раз! Обнаруживаешь ее на самом видном месте. И ты точно уверен, что искал тут, но не видел. А вещь там была, просто ты ее не замечал. То есть глазами-то ты ее видел, но мозгом не понимал, что это она и есть. Твой мозг просто не обрабатывал часть зрительной информации, и эта вещь выпадала из понимаемой реальности. Она была здесь, но ты ее не видел. А потом, раз, мозг включается, осознает эту часть картинки, и ты вдруг ее видишь.

         Так вот эти колдуны умеют делать так, что мозг человека не будет обрабатывать часть зрительной картинки. И эта часть становится для человека невидимой. Люди всегда так умели, раньше, в старину, это называли «морок». Считалось, что колдуны и прочая нечисть может наводить морок и прятать предметы или прятаться сами. Кстати, на уровне инстинктов, так иногда могут делать маленькие дети… Слышали, во время войн, как довольно часто бывало, спасались дети? Напали враги на селение, всех вырезали, а один ребенок уцелел. Как? Вот, так же. В стрессе задействуются скрытые резервы организма, и, такие умения реализуются на уровне инстинктов, подсознательно. Ребенок прячется, спасаясь, и его желание чтобы на него не смотрели, становится таким сильным, что начинает влиять на окружающих и окружающие на самом деле на него не смотрят… И не замечают его. Он спасается, и это умение потом передает своим детям. Люди давно сталкивались с этим явлением и замечали другие проявления морока. Кому-то удалось это развить, передали навык ученикам, и так образовалось знание. А сейчас это взяли на вооружение. Группа использует этот способ, чтобы не вступать в открытое столкновение с врагом.

-        Ахренеть… - Протянул Антоха.

-        Леха, а ты откуда все знаешь? Ты тоже так умеешь? – И все опять с интересом посмотрели на Алекса.

-        Не пробовал. Может быть. Если честно, я не помню. – Пожал плечами тот.

-        Очень полезное умение! – Поднял палец Антоха.

-        Доступное только группе. Для наведения морока требуется эгрегор. Одному не справиться. – Пояснил Алекс.

Антоха открыл, было, рот, постоял несколько секунд и закрыл обратно. По нему было видно, что вопросов у него больше чем времени нужного для ответов.

-        Ладно, пойдем, посмотрим, что там уцелело. – Хлопнул его по плечу Олег.

Они вышли из комнаты, а Лера присела на кровать рядом с Алексом. Все это время, как он вернулся из нереальности, она не сводила с него глаз. Теперь она взяла его за руку и спросила:

-        Где ты был? Что там произошло?

Алекс поморщился и начал рассказывать:

-        Мне удалось выявить его след. След его настоящей личности. Я вычислил его. Я нашел связь между Гринбергом и тем человеком, что жил на острове.

-        Расскажи по порядку. – Попросила Лера.

Алекс сделал паузу, собираясь с мыслями, но тут в дверь постучали.

-        Открыто. – Недовольно сказала Лера и повернулась.

В дверь заглянул Георгий.

-        Саша, Валерия! Давайте за стол. Перекусим, покалякаем о делах наших скорбных. - Гера весело подмигнул Алексу.

-        Пойдем. – Кивнул Алекс Лере.

-        Мы тут гости, как ни как.

-        Погоди, надо позвонить Поланскому, спросить нужны ли ему эти бандюганы. – Лера вытащила телефон, нажала несколько кнопок. Стас ответил сразу, как будто ждал этого звонка.

-        Привет, охотник за привидениями. – Поприветствовала его Лера.

-        Тебе шестерки картеля для разговора нужны? У меня их аж три штуки. Поймала для тебя.

Лера некоторое время слушала что ей говорил в трубку Поланский, затем бросила:

-        Ага, давай, поспеши. – И нажала отбой.

-        Что, приедет?

-        Приедет. Сказал, максимум, через пять часов. И, что примечательно, даже не спросил куда ехать! Вот ведь какой засранец! Как думаешь, где жучок? В телефоне? – Лера покрутила в руках мобильник.

-        Знаешь, я думаю, что он отслеживает и телефон, и автобус. – Усмехнулся Алекс.

-        Ты для него слишком ценный кадр чтобы выпускать тебя из виду.

-        Скорее ты, как приманка… Вот ведь сволочи какие…

-        Да, ладно тебе. Все нормально. – Улыбнулся Алекс.



<<< предыдущая страница| оглавление | следующая страница >>>

 
Гончие стр. 132 | Печать |

После обеда они пополнили запасы воды, Олег снова сел за руль и они тронулись в дальнейший путь. За окном побежали поля, и сельские однообразные пейзажи. Алекс расправил кровать на верхней полке и поцеловал Леру.

-        Завтра утром позови меня обратно. Наверное, вы перед Варшавой остановитесь на ночлег, а утром, после завтрака, можешь будить. Хорошо?

Девушка улыбнулась и кивнула. Алекс залез на полку, укрылся одеялом и затих.

 

Антоха тоже занял свое привычное место на другой полке и увлекся чтением старых газет. Лера села за стол и стала смотреть в окно на проплывающие мимо поля и какие-то фермы. Предчувствие… Что-то сейчас будет. Нет, не плохое, но значимое… Лера повернулась и посмотрела на лежащий на столе мобильник. Несколько секунд ничего не происходило, но вот его экранчик осветился, и он зажужжал, вибрируя на пластиковом столе. Лера взяла телефон.

-        Привет, ведьма! – Маша говорит негромко, но ее голос дрожит от радостного возбуждения.

-        Маша… Какими судьбами? – Удивилась Лера:

-        Ты так давно не звонила! Занята была? Как ты? Как твои дела? Чем занимаешься? Работаешь? Ты все еще в Швейцарии? – Лера сыплет вопросами. Она, со всеми заботами, совсем забыла про свою подругу и сейчас, услышав такой знакомый голос, жутко обрадовалась встрече.

-        Ну, ну, ну! – Смеется Маша:

-        Столько вопросов! У меня все отлично, работаю домохозяйкой при муже. Да, мы все еще в Швейцарии, в «Березовой Роще».

-        В «Березовой Роще»? Что это? – Удивилась названию Лера.

-        Это холдинг, наш холдинг, русский… Там Эдуард Борисович заправляет. А ты что, не в курсе?

-        Нет… Давай, рассказывай все! Я так соскучилась! Как у тебя дела?

-        Ну… «Березовая Роща» это такой небольшой городок, где-то в лесу, между Базелем и Люцерном. Тут живут и работают в основном русскоязычные. Офисные здания, лаборатории, даже небольшие производства есть. Основной народ – менеджеры, занимаются международной торговлей, газ, нефть, там… металлы всякие… А есть еще и научно-исследовательский институт – Сережа сейчас там работает, что-то связанное с очисткой сланцевой нефти… Я точно не знаю, но его там ценят. А я при нем, живем в коттедже с обалденным видом на лес. Ты не поверишь, но тут коммунизм, даже двери нигде не запираются. А люди такие! Я как на другой планете… Москва вспоминается как какой-то сон… Единственное - сразу запретили телефоном пользоваться и выезжать за пределы «Березовой Рощи» - там забор такой, камеры, автоматчики… но, если честно, даже никуда и не хочется… Тут так здорово! – Маша оживленно рассказывает, а Лера вслушивается в ее слова и понимает – у Маши все хорошо. Никаких недомолвок и скрытых угроз. Маша в безопасности.

-        Сижу дома, жду мужа с работы, пирожки жарю, телевизор смотрю… Растолстела… - Слышно как Маша улыбается в трубку.

-        Вот, сегодня попросила разрешения тебе позвонить… Разрешили. – Маша как-то сбавила обороты и смутилась что-ли… Повисла какая-то пауза. Лера насторожилась.

-        Маша… - Тихо сказала она.

-        У тебя все в порядке?

Маша не ответила. У Леры по спине побежали мурашки. Борисыч… Ох, как не хотелось думать, что Борисыч что-то замышляет против них…

-        Маша… Если ты или я в опасности… просто скажи: «Да». – Негромко, почти беззвучно, прошептала в трубку Лера. Даже если их сейчас слушают, а их сейчас точно слушают, Маша даст знать. Она услышала просьбу. Лера напряглась, и секунды растянулись в вечность.

-        Валерка, ты что, дура что ли? – Весело ответила Маша, и гора сомнений вдруг обвалилась с плеч Леры и она облегченно вздохнула.

-        Какая опасность? Тут как на другой планете! Коммунизм, всеобщая любовь и дружба!

-        Ну, а чего ты молчишь тогда? Попросилась позвонить – повод есть? Чего не договариваешь? Хочешь сказать и молчишь! Я же чувствую! – Уже облегченно оправдывается Лера.

-        Говори, давай!

-        Валерка… Ну… Короче, я беременная. Вот. – Маша смущенно замолчала, а потом добавила:

-        Это твой колдун все. Это он сделал. Наколдовал что-ли… Не знаю. Но, спасибо тебе за все. Спасибо.

Девушки несколько секунд молчали, потом шокированная Лера протянула:

-        Ма-а-шка-а! Это же здорово!

-        Ага. – Согласилась та.

-        А Серега знает?

-        Нет еще. Я вот, только что от врачей пришла.

-        Потрясающе.

-        Я сама в шоке. Помнишь, твой Алекс мне нотацию прочитал? Я же, как уехала тогда, не переставала думать том, что он сказал. Он ведь прав был. Абсолютно прав. У меня в мозгах как шестеренки какие-то повернулись. Я на все стала другими глазами смотреть. Вдруг поняла, что ничего мне не надо, лишь бы семья у меня нормальная была… Я, Сережа, и дети, ребятишки мои... Мальчик и девочка… А тут раз! Чувствую… Ну, я сразу к врачам. Сегодня анализы сделали и вот. Теперь все. Получилось! – Голос Маши дрожит, срывается. Лера, вслушиваясь в Машины слова, вдруг тоже почувствовала, как комок подкатил к горлу и глаза увлажнились.

-        Вот только еще не знаю кто будет первым... Да, неважно, будь кто будет! – Маша, уже не сдерживаясь, всхлипнула.

Лера вытерла вдруг навернувшиеся слезы и тихо произнесла в трубку:

-        Девочка. У тебя будет красивая девочка, Маша.

-        Да, неважно. Главное что бы здоровая была.

-        Она будет здоровая и очень красивая. Все будет хорошо. Я знаю.

Они замолчали. Лера смотрит невидящими глазами в окно и перед ней проплывают цветные картинки… Лето, какой-то сквер, на асфальте красивая, яркая, оранжево-черная детская коляска. Она подходит и наклоняется над ней. Внутри, разбросав в стороны легкое розовое покрывальце, лежит, радостно улыбаясь, маленькая девочка. Она одета в тонкий розовый комбинезон, а на ее голове белый, кружевной чепчик. Девочка радостно протягивает навстречу ручки, весело лопочет… Лера вглядывается в ее личико… У девочки большие, выразительные, голубые глаза и длинные ресницы. Лера протягивает руку, и девочка хватает ее за палец. Теплая волна нежности прокатывается в груди… Но вдруг видение замирает. Картинка становится плоской и двумерной, как будто нажали на паузу на видеомагнитофоне… Потом бледнеет, на ней проявляются штрихи и Лера вдруг понимает, что все это – сквер, коляска, девочка с протянутой ручкой, все нарисовано цветными карандашами на листке бумаги… Бумага дрожит, край листка, как будто от сильного ветра, загибается и вот сейчас, его оборвет и он улетит в небытие, как иллюстрация к несостоявшейся жизни…

Сердце вдруг тревожно заколотилось. Что это? Что она сейчас видела? Маленькая девочка в коляске нарисованная на листке… Или не нарисованная, живая? Лера прерывисто вздохнула, стряхивая с себя неприятное чувство. Маша, на том конце провода поняла по-своему.

-        Да ладно тебе, Валерка! Что это ты вдруг такая сентиментальная стала? Раньше я за тобой таких розовых соплей не замечала! – Маша улыбается, ее голос уже не дрожит, она просто радуется.

-        Маш, я так рада за тебя…

-        Сама-то как? Чем занимаешься?

-        Еду на автобусе. – Не стала обманывать Лера.

-        На автобусе? А машина то твоя где? – Искренне удивилась Маша.

-        А… так получилось…

-        Получилось? Гм… Ну, у тебя, надеюсь, все в порядке?

-        Да, конечно. У меня все отлично. Вот, подруга позвонила, порадовала. – Улыбнулась Лера.

-        Честно говоря, я думала, что ты мне с такой вестью позвонишь первая. Даже заранее завидовала, когда думала об этом… - Сказала Маша.

-        Ну… А получилось вот как.

-        И что ты думаешь? Хочешь ляльку то?

-        Не знаю, Маш… Не до ляльки пока.

-        Ну ладно Валерка, не буду лезть в душу. Передавай своему колдуну привет. Вы, надеюсь, все еще вместе?

-        Да, конечно.

-        Вы самые желанные гости в моем доме. Очень хочу увидеть и поблагодарить его лично.

-        Значит, непременно увидимся. – Улыбнулась Лера.

-        Может, сюда, в «Березовую Рощу», заедите? – поинтересовалась Маша.

-        Не знаю, нет, наверное. Дел много, некогда сейчас… - Осторожно ответила Лера.

-        Дела-то те, из-за которых нас из Москвы эвакуировали? – Так же осторожно спросила Маша.

-        Угу.

-        Тебе угрожает опасность?

-        Нет, я в порядке. Но пока тебе не стоит возвращаться в Москву. Поживите еще там немного? Когда мы закончим, я сообщу Эдуарду Борисычу.

-        Валерка, я бы с удовольствием тут навсегда осталась! Ты это… Поговори с Эдуардом Борисычем лучше чтобы нас обратно не оправлял! – Засмеялась Маша.

Лера не ответила. Не хотелось долго объяснять Маше, что все в мире относительно и что та, золотая клетка, которой она сейчас радуется, может ведь быть и совсем не в радость… Но Маша, со свойственной ей проницательностью, поняла молчание Леры верно:

-        Да ладно, шучу, конечно… Я и так, похоже, задолжала Эдуарду Борисычу за такую красивую жизнь… Не стоит злоупотреблять.

-        Да, не стоит… - Согласилась Лера. Ну, вот как объяснить Маше всю карусель событий, что обрушилась на них в последнее время? В двух словах не расскажешь, да и надо ли? Маша из той, другой жизни. Где Лера просто провинциальная девушка любящая красиво одеваться и веселиться ночами в клубах и казино… Из той жизни, где нет экстрасенсов, способных влезть в сознание к любому, нет бесов из параллельных миров, нет спецслужб обладающих фантастическими способностями, нет оборотня… демона, способного взглядом убивать душу и занимать тело… Из той жизни где все люди. Обычные люди.

         Пауза затянулась и разговор скомкался. Наконец Маша сказала:

-        Ну, пока? Звони сама, мне не разрешают.

-        Я обязательно позвоню. Пока, Маша…

Лера положила трубку, поджала колени к подбородку и обняла руками ноги. Она еще не до конца осмыслила и восприняла радостную весть. Маша… у нее будет ребенок! – Лера опять улыбнулась нахлынувшей радости. Она стала смотреть в окно и мысли потекли веселым ручейком. Маша! Она ведь как сестра Лере… Как старшая сестра. Даже, наверное, больше чем сестра. Сестры, вон, всякие бывают, а такие отношения, какие сложились у Леры с Машей, встречаются нечасто. Вон, когда Вертолет объявил за нее награду в полмиллиона долларов, Маша ведь даже нисколько не колебалась… Хотя тогда они еще и знакомы так хорошо не были… Она не сдала Леру, не потому что денег у нее много, нет, денег то, таким как Маша, всегда не хватает… Она не сдала ее, потому что отдавать молодую девчонку могущественному дядьке, которого боятся даже матерые урки – неправильно! Не по-людски это. И вообще, все поведение Маши, ее характер, ее поступки, хорошо описывалось этим словом. Маша была правильная. Она, возможно, часто нарушала написанные людьми законы и придуманные правила, но она всегда придерживалась правил неписаных, понятных интуитивно. Нельзя садиться пьяным за руль, нельзя неуважать стариков, нельзя предавать друзей, нельзя допускать, чтобы страдал невинный… Маша была человечная, правильная. Она, в любых ситуациях, интуитивно поступала по справедливости, и эта ее черта была не осознана, она была правильной где-то на уровне подсознания. Поэтому ее всегда уважали все, кто ее знал. И Лера сделает все, чтобы уберечь ее от опасности. Маша будет пользоваться всеми благами, которые сможет предоставить ей Борисыч и вся его корпорация… И это тоже будет правильно.

А потом, когда лялька родится… Они будут вместе гулять по парку, лялька будет держать Леру за палец и смотреть на нее большими голубыми глазами… Лера почувствовала, как новая волна нежности поднимается в груди. Лялька, дочка старшей сестры, это ж почти как своя, родная! Лера представила, как берет девочку на руки, как прижимает к груди теплый, невыносимо приятный комочек… А потом… Потом может и у них с Лешей будут дети… - Лера мысленно слегка коснулась, этой, пока запретной для себя темы.

Раньше она старалась не думать об этом. Пока они с Алексом жили у нее, она не думала вообще ни о чем, просто наслаждалась жизнью. Когда же события завертелись, и их жизням стала угрожать не иллюзорная опасность, Лера усилием воли гнала от себя любые мысли о будущем. Она стала внушать себе, что будущее не предопределено, что горизонт событий бесконечен, и что они сами выбирают путь и творят свою судьбу. Но сама мысль о том, что она может в один момент увидеть трагическую неизбежность, вселяла в нее панику. Если впереди конец, то лучше об этом не знать. Надо ценить каждую минуту, каждый миг этой жизни, надо жить прямо сейчас… А когда наступит конец – знать не надо. Если он случится, Лера очень хотела бы, чтобы он случился неожиданно. Чтобы в черный мрак астрала унести воспоминания не об ожидании ужаса, а о сладостных минутах, проведенных в объятиях любимого человека.

Она не знала будут у нее дети или нет… Наверное, если задаться именно этой целью, то можно было бы прощупать свое вероятное будущее и на счет детей. Наверное оно уже есть… А если его нет?? Лера поежилась. Как-то холодно вдруг стало… Зябкий ветерок пробежал по плечам. Как будто поздняя осень грустно играет на промозглых струнах свои завершающие аккорды. И среди этой холодно-серой неуютности, вдруг проявляется кусочек теплого солнечного лета – зато у Маши теперь будет! Красивая, здоровая девочка! – Лера счастливо улыбнулась.

Она спрыгнула с дивана, прошла по салону, и залезла на полку, где лежал в беспамятстве Алекс. Она забралась к нему под одеяло, обняла, прижалась всем телом. Леха, такой теплый и надежный… От него пахнет… Лера прижалась лицом к его груди и втянула носом воздух… так невыносимо приятно! Она положила голову и закрыла глаза. Не надо придумывать будущее… Настоящее – вот оно! Вот чем надо наслаждаться!

 

         Серый туман, холодная, влажная пелена, спутанными белесыми космами клубится вокруг. Лера стоит на чем-то твердом и вглядывается в серую мглу. Там что-то есть… Сквозь туман едва заметно проступают контуры лежащего вдалеке города. Далекие силуэты многоэтажных домов, автомобильные эстакады, заводские трубы, какие-то мачты… Город вдалеке. И в городе что-то есть. Это что-то враждебно и смертельно опасно. И до безысходности неотвратимо. Что-то растет, поглощая город, стремительно приближается, наполняя окружающее пространство. Лера делает шаг назад и с ужасом понимает - с тем, что надвигается из серой пелены, встречи не избежать. Сквозь силуэты домов прорывается ослепительно белое пламя, сметая многоэтажки, как пустые спичечные коробки, превращая в их пыль, и ослепительная волна стремительно несется прямо на девушку. Лера зажмуривает глаза, и тут же открывает их тяжело дыша. Она лежит на верхней полке, обняв спящего Алекса. Автобус мерно покачивается, за окнами светло. Девушка садится, потирая виски, успокаивая колотящееся сердце.

         Сон повторился. Этот вещий сон повторяется! Это не случайность, у ведьмы такие случайности исключены. Мироздание посылает ей сигнал в виде сна, мыслеобраза… Какой-то город, поглощаемый вспышкой огня… Очертания города вроде те же самые что были и в первый раз, вот только на этот раз они более ясные и понимаемые… Это не неизбежность - как ощущается то, чего нельзя изменить, Лера прекрасно знает. Нет, это не предчувствие… А что тогда? Мироздание, зачем ты посылаешь мне эту картинку? Что ты хочешь этим сказать?

         Лера поправила одеяло на Алексе и спустилась вниз. Олег за рулем, Антоха на своем месте, за окном все те же однообразные обочины скоростной магистрали. Сколько она проспала? Час? Два? «Маша!» - Лера вспомнила недавний телефонный разговор и радостно улыбнулась. Кусочек лета! Луч солнца!

Она опять села на диван и стала смотреть в окно, вспоминая разговор с Машей. Вроде все хорошо, но, какая-то недоговоренность, незавершенность что-ли… Вдруг вспомнился город, исчезающий в ярком пламени, рисунок цветными карандашами на белом листке бумаги, который вот-вот унесется ветром и оставит в душе тяжелое чувство утраты…

Лера напряглась. Что происходит? Она подняла голову и оглядела салон автобуса. И вдруг, перед глазами, словно закрутилась кинопленка. Стены вдруг ожили, затряслись, ветровое окошко позади автобуса лопнуло брызгами стекла, послышался грохот и какие-то щелчки и на стенке шкафа внезапно появились дырки с рваными краями, и щепки полетели в разные стороны!

Лера затрясла головой, прогоняя видение. Неизбежность! Она бросилась к Олегу, сидящему за рулем.

-        Олег! Олег! – Горячо заговорила она оглядываясь.

-        Сейчас по автобусу будут стрелять! Приготовься!

Олег посмотрел в зеркало заднего вида.

-        Серебристый минивэн. Едет за нами уже полчаса. То отстает, то догоняет, но не обгоняют. Я не был уверен и будить тебя не стал.

-        Где мы? Далеко от города?

-        Недавно проехали Сельдце. Дальше почти до Варшавы трасса без крупных городов. Сейчас на дороге машин будет меньше. Надо что-то придумывать. Оружия то у нас нет. – Он взглянул на Леру.

-        Полиция, на дороге должна быть полиция!

-        Сколько едем ни одной машины не видел. Надо Леху будить. Сможешь?

Лера кивнула и бросилась в салон.

-        Антоха, слазь быстрее! Давай, Лешу перетащим сверху на нижнюю полку!

Антоха быстро спрыгнул с дивана.

-        Что происходит?

-        Сейчас что-то будет! Хватай его за подмышки!

Вдвоем они стащили обмякшее тело Алекса и положили его на пол.

-        Давай, бери, поднимем его на диван! – Скомандовала Лера, но в этот момент автобус резко вильнул в сторону, и они попадали рядом с Алексом.

-        Они попытались нас подрезать! – Крикнул Олег.

-        Я не пустил, сейчас они сзади! Похоже, будут атаковать!

Лера бросилась к задней стене, поднялась на цыпочки и выглянула в приоткрытое вентиляционное окошко.

         Серебристый минивэн мчался позади автобуса как привязанный. Преследователи поняли, что их обнаружили и уже не пытались скрываться. Люк в крыше минивэна плавно отъехал назад, и оттуда показалась голова какого-то мужчины. Он вылез из люка почти по грудь – это был крепкий молодой человек в черной рубашке, ее ткань колотилась на ветру. Он взглянул наверх, туда, где притаилась Лера и их глаза встретились. Мужчина сунул руку в салон и вытащил на свет американскую автоматическую винтовку. Лера захлопнула окошко, скатилась вниз и присела возле Алекса.

-        Олег! Осторожнее! Сейчас начнется! – Закричала она.

Ветровое окошко позади автобуса лопнуло брызгами стекла, послышались громкие щелчки и на стенке шкафа появились дырки с рваными краями, щепки полетели в разные стороны. Мотор автобуса взревел – Олег надавил на газ, и машина, трясясь и покачиваясь, понеслась вперед.

Сзади опять загрохотал автомат, пули градом заколотили в заднюю стенку автобуса. Но защита, установленная умельцем Маратом, выдержала. Задняя стенка автобуса, от пола до середины, оказалась непроницаемой для пуль. Град свинца колотил в нее, летела пыль и щепки, стена колыхалась, но держала. Автомат грохотал не переставая, защита ходила ходуном, дрожа под градом пуль. Периодически очереди проходили выше защиты и вспарывали потолок салона. Все вокруг наполнилось пылью, щепками и битым стеклом. Лера с Антохой сидят на полу, возле тела Алекса, обхватив головы руками. Грохот, пыль, из распоротых стен и крыши задувает ветер, принося с собой еще больший хаос. Олег резко маневрирует, не давая минивэну обогнать автобус, и машина опасно качается на поворотах.

-        Если они нас обойдут – нам хана! – Крикнул Олег.

-        Буди Леху, он нам нужен! Без него не справимся!

Лера сидит, зажав голову руками.

Черт! Черт!! Черт!!! Как так?? Как так она не уследила то?? Черт, расслабилась, дура! Розовые сопли развесила! Лялек понянчить захотелось!? Дура! Леху в такой обстановке конечно же не позвать. Она не сможет сосредоточиться! Думай! Думай! Что делать? Что делать?? Она толкнула Антоху и крикнула:

-        Смотри за Лехой, чтобы цел был! Понял?

Антоха кивнул и свалился на пол рядом с Алексом. Он обхватил его за голову и закрыл своими руками. Лера, взглянув на него, бросилась к Олегу.

-        Олег, пусти меня за руль!

-        Иди Леху буди, дура! Он – наше единственное оружие!

-        Я не смогу. Я не смогу в такой обстановке!! Надо выкручиваться самим!

Олег посмотрел на Леру и кивнул. Он надавил на педаль, схватил ее шкирку и рывком сунул за руль, одновременно выскальзывая в сторону. Лера вцепилась в руль и вдавила педаль газа в пол.

Все. Она почувствовала себя в своей тарелке. Большая мощная машина, хоть и имеет огромную инерцию, но слушается руля идеально. Лера вдавила педаль газа, стрелка тахометра поползла к красной зоне, и автобус стал быстро набирать скорость. Выстрелы позади стихли и серебристый минивэн отстал. Похоже, преследователи совсем не ожидали такого развития событий. Лера, не отрываясь, смотрит на дорогу. Сознание раздвинулось, расширилось и теперь она контролирует все, на несколько секунд вперед. Она знает, какие повороты или препятствия ее ждут через секунды, она легко поводит рулем, объезжая небольшие выбоины на дороге и скорость все увеличивается. Попутных машин нет, обгонять пока некого, лишь встречные, время от времени, проносятся мимо, лишь создавая больше помех преследователям.

Минивэн тоже увеличил скорость и почти догнал автобус, но парня с автоматом в люке уже не видно, люк закрыт. Он медленно, но верно приближается к автобусу.

В это время Антоха, вытащил откуда-то из-под дивана черную, чугунную гантель. Он поднялся, покачиваясь, размахнулся и швырнул ее в дыру в задней стене, целясь в минивэн. Гантель описала в воздухе дугу и свалилась на крышу машины немного дальше люка. Крыша ощутимо промялась, а гантель, отскочив, крутясь, улетела на дорогу. Минивэн вильнул, выехал на обочину, немного попрыгал по ухабам и опять отстал.

-        Ну, зачем ты? – С сожалением прокричал Олег.

-        Теперь они точно знают, что мы не вооружены!

-        Эх! – Крякнул Антоха.

-        Чуть-чуть! А вот бы в лобовуху, а? – Он посмотрел на Олега.

-        Ну, кидай вторую, чего теперь… - Согласился Олег.

Антоха вытащил из-под дивана еще одну гантель и начал примеряться к броску. Минивен опять приблизился к автобусу и Антоха запустил в него гантелей. На этот раз не повезло, гантель ударилась в асфальт перед машиной, подскочила, перелетела через минивэн и скрылась из виду.

-        Еще есть? – Крикнул Антоха, перекрикивая шум ветра.

Олег покачал головой, глядя в дырку на преследователей. Люк на крыше минивэна опять пополз назад.

-        Ложись!

Они свалились на пол, рядом с Алексом и Антоха опять обхватил его руками.

Сзади снова загрохотали выстрелы, и свинцовый град заколотил в защиту. Защита затрепыхалась под ударами и на одном углу, где она крепилась к стене, показалась длинная щель. Пули прорезали стену и растрепали крепление кевларовых листов.

-        Черт, они скоро разметелят весь автобус! – Крикнул Антоха.

Олег не ответил. Он прополз по салону к кабине водителя. Лера сидит, вцепившись в руль, лицо ее напряжено. Автобус несется по дороге, балансируя на грани всех законов физики. Олег несколько секунд пораженно смотрит на летящую дорогу, затем, с трудом оторвав взгляд, поворачивается к Лере.

-        Защиты осталось ненадолго! Давай, думай, ведьма!

-        Я знаю что делать. – Завороженно, без эмоций, отвечает Лера. Она не отрывает взгляд от дороги, и ее состояние напоминает какой-то транс.

-        Доверься мне.

Она начинает покачивать рулем вправо и влево, и автобус начинает раскачиваться. В тот момент, когда автобус, накреняется вправо, почти заваливаясь на бок, Лера быстро крутит руль вправо и автобус резко сворачивает на едва приметную дорогу, выходящую на магистраль. Минивэн, не ожидав такого маневра, проносится по шоссе мимо. Лера давит на газ и автобус, выровнявшись, летит дальше. Дорога заметно хуже, чем шоссе, скорость падает, но преследователей уже не видно.

-        Ты куда?? – Кричит Олег.

-        Нам надо было вперед! На Варшаву! Там народ, там менты!!

-        Мне не оторваться от них. У них машина скоростнее. Там выхода нет. – Все так же, завороженно, без эмоций отвечает Лера.

-        А там что? Лес какой-то… Там же никого нет! Если они вернутся, они нас как котят…

-        Доверься мне. Там что-то есть. Там помощь. – Лера говорит уже еле слышно, но Олег успевает услышать. Он оборачивается и сквозь дыры в задней стене успевает заметить вдалеке знакомый серебристый блеск – преследователи развернулись и снова едут за ними.

-        Далеко еще? – Кричит он.

-        Не знаю. – Отвечает Лера.

Мотор ревет, и автобус мчится по старому, разбитому асфальту. Лера сосредоточенно смотрит вперед, быстро подергивая руль, и колеса автобуса виртуозно объезжают ямки. Преследователи не приближаются, им пришлось тоже сбросить скорость, чтобы не разбить на ухабах машину. Дорога бежит вдоль леса и непаханого поля. Судя по ее состоянию, пользуются ей не часто. Разогнаться не получается и преследователи, уже не щадя свою машину, начинают опять приближаться. Люк минивэна начинает снова открываться.

-        Сейчас стрелять начнут! – Кричит Олег Лере.

Но из люка появляется парень в черной рубашке и в руках у него не винтовка, а зеленая труба гранатомета.

-        Валерка, гранатомет! – Кричит Олег.

Парень вскидывает трубу на плечо и в этот момент Лера бьет по тормозам. Минивэн летит в зад автобуса, парень инстинктивно отклоняется назад и стреляет. Ракета стремительно влетает в дыру в верхней части задней стены автобуса, вылетает из распоротой очередями крыши и стремительно уносится вверх. Лера снова давит на газ, и автобус снова отдаляется от преследователей. Теперь автобус несется насколько позволяет разбитая дорога, а минивэн с преследователями едет следом, не приближаясь, но и не отдаляясь далеко.

-        Похоже, у них тоже патроны кончаются. Экономят. – Удовлетворенно заключил Олег.

-        Наши шансы растут! Давай, вывози куда-нибудь!

Но впереди только поле и лес. Дорога змеится вдоль поля и конца ему не видно.

Преследователи не приближаются, но и не отстают. Лишь когда дорога начинает поворачивать и дом на колесах на повороте подставляет преследователям бок, парень появляется в люке минивэна и стреляет короткими очередями, пытаясь попасть по колесам и бензобаку.

Крыша автобуса превратилась в труху, в стенах зияют рваные дыры, задняя стена разорвана в клочья и листы кевлара уже держатся на честном слове. Весь салон завален обломками, битым стеклом, шкафы, диваны, кровати, все разорвано очередями и повсюду торчат обломки и обрывки обивки. Антоха лежит на полу, заваленный обломками, прикрывая руками Алекса. Олег возле Леры, он, вцепившись в поручни, с неприкрытым восхищением наблюдает, как она ведет автобус, на его лице ни капли страха, кажется, такая обстановка его даже веселит. Лера напряженно смотрит на дорогу. Предчувствие… что дорога выведет к помощи! Она не зря на нее свернула! Теперь она уже точно знает, что не зря.

Но поля и леса все не кончаются. Периодически со стороны минивэна раздаются короткие очереди и пули рвут остатки обшивки автобуса. Время идет. Если преследователям удастся остановить дом на колесах – все погибнут. Даже если цель преследователей – только Алекс, в живых они не оставят никого. Теперь вся надежда на технику – дом на колесах упрямо мчится вперед, разваливаясь на кочках, роняя на ходу куски обшивки и обломки интерьера. Время идет. В какой-то момент, на повороте, парню в черной рубашке удается сделать удачный выстрел и пули попадают в газовый баллон, находящийся под плитой. Раздается оглушительный взрыв, и остатки правой стены автобуса вылетают веером обломков. Фонтан битого кухонного стекла бьет в перегородку водителя, и она тоже осыпается. Теперь Лера, оглянувшись, может увидеть преследователей между ней и убийцей в черной рубашке, только ветер. Олег, держать за уцелевшие поручни, вытирает с рассеченного осколками лица кровь. Он наклоняется и кричит:

-        Антоха, жив?

Из-под груды стекла и обломков доносится:

-        Я в порядке! Царапины!

-        А Леха цел?

-        Да!

Лера облегченно вздохнула, не отводя глаз от дороги. Она снова набирает скорость, беречь остатки автобуса уже нет смысла, скоро все закончится. Олег смотрит на нее и вдруг показывает пальцем на приборный щиток – стрелка, обозначающая уровень топлива наклоняется к нулевой отметке.

-        Похоже, бак пробит! У нас осталось мало времени! – Кричит он Лере.

Пули опять начинают впиваться в истерзанные внутренности автобуса где-то совсем рядом. Олег поворачивается и встает позади Леры, закрывая ее своим телом.

-        Впереди! – Говорит Лера Олегу.

Дорога, поднявшись на невысокий, пологий, холм, ныряет вниз и перед беглецами открывается вид на какую-то долину, лежащую между двумя пролесками и в этой ложбине, какая-то ферма что ли… Несколько деревянных домиков, какой-то длинный сарай и большой жестяной ангар с полукруглой крышей – похожий на крытую автостоянку. Ни людей, ни животных, ни какой-либо техники не видно. Пустые дома, пустой ангар… Но Лера направляет автобус к строениям. Минивэн сбавляет ход и немного отстает. Лера, не притормаживая, пролетает расстояние до фермы и давит на тормоз уже возле ангара. Дом на колесах, вернее, его остатки, прокатывается по площадке и въезжает в распахнутые створки ворот ангара.

Ангар оказывается огромного размера, но абсолютно пустой. Передние ворота у него открыты, но задняя стена сплошная и ехать дальше уже некуда. Пластиковые вставки в крыше пропускают солнечный свет, ангаре светло и прекрасно видно, что спрятаться здесь некуда и бежать тоже – выход только через ворота, в которые они въехали. Лера давит на тормоза и автобус, развернувшись боком, останавливается у задней стены. Все. Тупик. Приехали.

         Лера, едва машина останавливается, отталкивает Олега и выпрыгивает из салона. Олег идет следом за ней, попутно протягивает руку Антохе, помогая ему подняться. Лера выбежала из автобуса и стоит оглядываясь. К распахнутым воротам подъезжает минивэн и останавливается. Антоха, поднявшись, вытаскивает из обломков монтировку и хмуро смотрит на преследователей. Олег достает из заднего кармана нож и молча раскладывает лезвие.

         Двери минивэна открываются и оттуда, не спеша, появляются трое мужчин. Они все в черных рубашках и брюках, в руках у них автоматические винтовки. Их лица невозмутимы. Они оглядели ангар и неспешным шагом направились к беглецам. Бежать некуда. Это ловушка. Олег криво усмехнулся, тяжело вздохнул, сжал нож и сделал шаг навстречу.

         Лера сорвалась с места и выбежала на середину ангара. Она не смотрит на приближающихся убийц, а лишь озирается по сторонам.

-        Помогите… - Жалобно говорит она.

-        Я знаю, что вы здесь… - Она лихорадочно оглядывается по сторонам.

-        Помогите, пожалуйста…

Преследователи в черных рубашках остановились и молча вскинули автоматы, целясь в беглецов.

-        Помогите… - Лера упала на колени и закрыла лицо руками.

 

В этот миг произошло невероятное чудо, заставившее Олега и Антоху от изумления остановиться и открыть рты. Возле убийц, прямо из воздуха, вдруг появились люди. Только что никого не было и вдруг, материализовавшись из ниоткуда, как будто снявши шапку-невидимку, четверо незнакомцев бросились на автоматчиков в черных рубашках. Захват был произведен молниеносно, оружие отлетело в сторону, а убийцы распластались на земле, с выкрученными назад руками.

Лера посмотрела на них, поднялась и, повернувшись, бросилась обратно к автобусу. На убийц она уже больше не смотрела. Она запрыгнула сквозь разбитую стену в развалины дома на колесах и кинулась к Алексу. Девушка стала разгребать засыпавший его мусор, потом перевернула его на спину и обняла и прижала к груди.

-        Леша, миленький… Возвращайся, возвращайся, пожалуйста… - Зашептала она.

 

Появившиеся невесть откуда люди – четверо мужчин и подошедшая со стороны немолодая женщина, связали убийц. Мужчина с красивыми, очень выразительными глазами, сказал женщине, как будто оправдываясь:

-        Ну, а что оставалось делать? Тем более я знаю эту девушку, это жена нашего сотрудника. Мы обязаны были отреагировать!

-        Подробный рапорт со своими пояснениями отправишь Серегину. Сотрудника то здесь нет!

-        Его я не ощущаю… Но не оставлять же их в беде, смотри на чем они приехали. Похоже, эти бандиты собирались их добить.

 

         Олег с Антохой медленно начали приходить в себя от изумления, но ртов не открывали, стояли молча. Мужчина прошел мимо них, весело подмигнув Олегу, и заглянул в развалины дома на колесах.

-        Мать моя женщина… Как вы уцелели то? – Удивленно спросил он у Леры, оглядывая разрушенный автобус.

Лера повернулась к нему.

-        Спасибо, Георгий. Вы спасли нас. – Она показала на лежащего у нее на руках Алекса.

Георгий вгляделся в лицо Алекса:

-        Саня! – Радостно воскликнул он и тут же переспросил:

-        Он жив?

-        Да, он в нереальности. – Ответила Лера.

-        Хех, так вот почему я его не почувствовал! Ну, хорошо, хоть тебя узнал, а то конспирация у нас видишь ли… Нельзя раскрываться перед местными.

-        А это что за люди на вас напали? – Продолжил Георгий, заглядывая Лере через плечо, но она подняла ладонь и не ответила.

-        Ладно, давай, зови его из нереальности и приходите. Объясняться будете. – Кивнул Георгий и вышел из автобуса.



<<< предыдущая страница| оглавление | следующая страница >>>

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Следующая > Последняя >>

Страница 1 из 9