Вход

Еще не зарегистрированы? Зарегистрироваться

BКонтакте:

Отправить ссылку в:

Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру Поделиться ссылкой в Одноклассниках

 
Если Вы заметили в тексте ошибку, Вы можете сообщить мне о ней. Для этого выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter 

Следопыт стр. 92 | Печать |

         Дмитрий появился на следующий день, под вечер. Он приехал один, без Варвары, специально для того, чтобы поговорить с Алексом. Они уединились на кухне и он стал рассказывать.

-        Два дня в Питере в командировке по хозяйственным делам был. Пока ждали отправки машин, походил вокруг офиса твоего Гринберга, покопал. Глухо там все. Посторонних даже к дверям не подпускают. Меня по селектору послали на три буквы, хотя и в форме был. – Дмитрий улыбнулся.

-        Пришлось действовать другими методами. Я нашел местного участкового, порасспросил, как коллегу. Он ничего внятного не сказал, но дал телефончик человечка, который работал у этого Гринберга год назад. Встретился я с ним и вот он уже много интересного рассказал.

-        Давай, делись.

-        Короче, еще до перестройки, этот Гринберг вел дела за границей. В Питере находился редко. Он там играл на биржах и довольно успешно. Затем удачно вложил деньги в строительный бизнес. А сейчас у него большой бизнес по всей Европе – риэлтерские и строительные компании, плюс какие-то частные фонды в Америке. Говорят он сказочно богат. Сколько точно у него денег, не знает никто. И вот от этого богатства у него крыша и поехала. Говорят, он здорово изменился как разбогател. Раньше был общительный парень, эрудированный, бизнесмен. А потом, этот взлет в карьере и смерть всех близких, его сильно изменила.

-        Смерть близких?

-        Да, сначала один за другим умерли родители, затем, спустя полгода, жена и дочь погибли в автокатастрофе. В Италии, около года назад. Машина, на которой они ехали, упала со скалы в пропасть. За рулем была жена, дочка на пассажирском сиденье. Обе погибли, больше у него родственников нет. Он похоронил их там же, в Италии, а потом у него случился сердечный приступ. Месяц он пролежал в итальянской клинике, а после этого вернулся в Питер. Говорят, сам на себя не похож. Злой, нелюдимый, вспыльчивый. Разогнал почти весь персонал с которым раньше работал и набрал новых людей. Увеличил штат охраны. Этот человек, с которым я разговаривал, попал под это сокращение, возможно рассказывает предвзято, но говорит, что Гринберг набрал в штат охраны настоящих головорезов. Вроде даже из французского иностранного легиона бойцы есть.

-        Откровения незаслуженно уволенного работника?

-        Я рассказываю что слышал, выводы нам делать. Так вот, чем занимается Гринберг в России, не знает никто. Все дела у него в Европе, непонятно зачем он вообще в Питер ездит. Когда жена с дочкой были живы – еще ладно, жена русская, родом с Питера. Но сейчас его тут ничего не держит, однако он много времени проводит в России. Короче, мутный тип. Это пока все, что удалось узнать.

-        А когда точно у него погибли жена и дочь?

Дмитрий назвал дату. Почти ровно год назад.

-        А когда приступ был?

-        Через день после похорон.

-        Гм…

-        Что?

-        Так, ничего… - Алекс задумался. Казалось, где-то рядом крутилась мысль, объясняющая многое, но поймать ее пока не удавалось. Гринберг пережил смерть близких и сердечный приступ, как раз в то время, когда, по всем его подсчетам, его жизнь и закончилась. Гм… Странно это все. Непонятно.

-        Мне бы посмотреть на этого Гринберга… Мне надо его увидеть. Надо понять почему все считают его живым, а я – нет… Несуразица какая-то. Надо разобраться, а то мысли путаются. - Задумчиво сказал Алекс.

-        Ну… Я думаю, у тебя не много шансов, если его ищет Садовников. – Мрачно пошутил Дмитрий.

-        Поможешь?

-        Чем? – Удивился Дима.

-        Ну, не знаю. Может ты что-то узнаешь раньше Садовникова? У вас же есть какие-то служебные каналы?

-        Леха, если узнаю – скажу обязательно. Но повторюсь, если его братва приговорила, то вероятность увидеть его живым – стремится к нулю. Такова нынешняя селява. – Дмитрий поднялся, прошел по кухне и сплюнул в раковину.

-        Все прогнило… Менты сидят на зарплате у бандитов, никому верить нельзя. Если узнают менты – узнает Садовников. Так что твой маньяк считай не жилец. Наверное оно и к лучшему.

Мужчины замолчали, погруженные каждый в свои мысли.

 


Неделя после разговора прошла спокойно, известий никаких не было, ничего не менялось, жизнь текла своим чередом. Алекс проводил все время дома. Принимал больных и читал книги по психологии, которые ему несла из библиотеки Варвара. Георгий тоже не звонил. Две недели, на которые они с Георгием договаривались, еще не кончились и торопить события Алекс не хотел. Но события закрутились неожиданно.

Вечером приехал Дмитрий. Он спросил Алекса, тот в это время читал книгу у себя в светелке, затем быстро поднялся к нему. Дмитрий сел за стол напротив и возбужденно заговорил:

-        Леха! Нашелся твой Гринберг. И Садовников тоже.

Алекс заинтересованно отложил книгу:

-        Рассказывай!

-        Вчера вечером, под Питером, на одном из заброшенных песчаных карьеров, была перестрелка. Убитыми пятнадцать человек, в том числе и Садовников.

-        Убит?

-        Да, причем не только убит. Его сожгли прямо в машине. Один пепел остался. Опознали только по его титановому экзоскелету, который он носил после травмы. Такие дела.

-        Пятнадцать человек? Кто они? Что там произошло? Расскажи! – Нетерпеливо попросил Алекс.

-        Судя по всему была перестрелка. Садовников и Гринберг с бойцами. Из убитых, двенадцать – бойцы Садовникова, все из его охранных агентств. Двое – не местные, сейчас выясняются их личности, а один из личной охраны Гринберга. Но, судя по следам, народу на стрелке было больше. По всем прикидам складывается такая картина: Садовников с бойцами приехал на стрелку и их там покрошили люди Гринберга. Сам Гринберг объявился в офисе, как ни в чем ни бывало. Предъявить ему пока нечего, я был в отделе разговаривал со следаками. Свидетелей нет - конечно, никто, ничего не видел. Прямых улик нет. Все знают что произошло, а сделать ничего не могут. Только трупы собирать. Очередной висяк.

-        Мнда… Дела… - Протянул Алекс.

-        Это не все. Тут есть непонятные моменты. – Дмитрий замолчал.

-        Какие?

-        Как бы тебе сказать… Не верю я тому, что вроде как произошло. – Дмитрий опять задумался, подбирая нужные слова.

-        В смысле?

-        Не срастается у меня в голове один момент…

-        Какой?

-        Я сам воевал, знаю, как это в засаду попасть. Не должно так получиться, как там вышло. Странно как-то все…

-        Что? – Не понял Алекс.

-        Понимаешь, у Садовникова пацаны не пальцем деланные. Через Афган и Чечню прошедшие. Многие с боевыми наградами. Поучаствовали, повоевали. А положили их, как цыплят желторотых! Не может быть такого. Не верю я, чтобы наш спецназ погибал четверо к одному. Ну не верю и все. Не бывает такого. Если б там их поровну было – куда еще ни шло. А так – двенадцать бойцов и три каких-то левых наемника… Так не бывает.

-        Может Гринберговские забрали трупы своих? – Предположил Алекс.

-        А этих оставили? Нет… Еще… У большинства парней Садовникова смертельные ранения в голову с близкого расстояния. Как будто они даже не сопротивлялись когда их расстреливали. – Дмитрий задумчиво помолчал и продолжил:

-        Там было что-то, чего мы не знаем. И, наверное, уже не узнаем никогда. Да и еще момент… С этой кремацией Садовникова тоже непонятно. Видел я эту машину. Понимаешь, она сгорела изнутри. Причем сгорела не полностью, а выгорело только пассажирское место, где сидел Садовников. Какая температура нужна чтобы сжечь человеческое тело?

-        Гм… Высокая, однозначно. – Согласился Алекс.

-        А там – тело сгорело полностью, а машина только наполовину.

-        Как это так?

-        Вот и я думаю, как? Даже если облить бензином и поджечь – такого результата не достичь. Тело обгорит, но не в пепел. Да и машина сгорит быстрее чем труп внутри нее. А там, такое ощущение, что тело сгорело изнутри, и уже от него обгорела машина.

-        Гм… Может какие специальные вещества применили?

-        Остается думать так, иначе вообще в голове не укладывается. От всех этих непоняток очень неприятно пахнет. Ты бы не совался туда, Леха.

Алекс задумался. Таинственный Гринберг становился все загадочнее и интереснее. Он же умер год назад в Италии? Как так?

-        Я должен на него посмотреть. Хотя бы просто посмотреть. – Твердо ответил Алекс.

-        Тогда я пойду с тобой. – Сказал Дмитрий.

-        Нет, Дима, спасибо, но этот человек может быть опасен. Ты со мной не пойдешь. Помочь ты мне вряд ли чем сможешь, я все сделаю сам. Я знаю кого с собой возьму. Есть у меня друг в Питере. Вот он меня и подстрахует. – Ответил Алекс.

-        Ну, как знаешь… - Дмитрий пожал плечами.

-        Контакты оставь, где тебя искать если что.

-        Ты можешь узнать для меня когда Гринберг будет в офисе?

-        Когда он в офисе, или собирается туда приехать, возле входа стоят машины охраны. Если машин нет – можно не ждать, возможно его и в городе нет. Это мне его бывший охранник поведал.

-        Угу. Ценное замечание. Еще б знать когда машины у офиса появятся.

Дмитрий задумался, потом предложил:

-        Я, в принципе, могу ему позвонить, попросить, чтобы перезвонил, когда машины возле офиса появятся. Он живет на другом берегу Невы и офис ему виден из окна. Если дать ему денег, то он, думаю, не откажется.

-        Позвони, попроси?

-        Хорошо.

 

         Дмитрий уехал на работу и время потянулось медленно. Пациентов не было. Чтобы как-то себя занять, Алекс переколол в сарае все дрова для бани и читал книги лежа на диване в светелке. Через два дня позвонил Георгий.

-        Привет, колдун! – Голос у Геры веселый и Алекс очень рад его слышать.

-        Не забыл меня еще?

-        Тебя забудешь! Ну чего, как сам? Как дела в Питере?

-        Да все нормально. Ничего подозрительного не видел. Приезжай, пивка попьем. – Смеется в трубку Георгий.

-        Ага, приеду. У меня к тебе дело есть.

-        Придумал как найти Серегина?

-        Нет, другое дело. Может поможешь чем…

-        Приезжай, поговорим. Жду. – Георгий отключился.

 

         На следующее утро Алекс ранним поездом выехал в Питер. На улице уже наступила полноценная зима, снег тонким слоем укрыл землю и уже не таял от редких лучей солнца. Лишь городе зима не ощущалась. Снега не было, холодный ветер гонял по асфальту пыльные вихри. Прохожие, кутаясь в поднятые воротники, торопились укрыться в теплых недрах метро. Свинцовое небо и пронизывающий холод создавали угнетающее впечатление. Алекс быстро прошел дворами до дома Георгия и почти бегом поднялся по лестнице на четвертый этаж. Дверь как всегда приоткрыта.

-        Заходи, будь как дома! – Услышал он голос Георгия из глубины квартиры. Алекс закрыл дверь на замок, разделся в прихожей и прошел в комнату. Георгий сидит перед телевизором, на столике несколько бутылок пива.

-        Присаживайся! – Поздоровавшись за руку, показывает на диван Георгий.

-        Наливай себе пивка если хочешь. Я то подлечиваюсь, немного перебрал вчера… А не хочешь, так на кухне кофе есть.

-        Угу.

-        Смотри чего творят! Вот ведь гады, а… - Георгий смотрит в телевизор, там идет какой-то выпуск новостей.

-        Нефтянку приватизируют… Все, хана стране. Раздербанили державу… Осталось газ в частные руки отдать и все, бюджета не будет… Армии уже нет, медицина развалена, учителя бегут из профессии на рынок, тряпками торговать… Все.. Хана… Конец стране… - Георгий смотрит с ненавистью в экран, на котором мелькают какие-то холеные лица.

-        Предатели… Твари… Дураки… Продали державу за стеклянные бусы…

Алекс поднялся, прошел на кухню и не спеша сварил себе кофе. Портить себе с утра настроение, как Георгий, ему не хотелось, вокруг и так позитива почти не осталось. Да еще погода такая… Подождав, пока Гера закончит материться в телевизор, он прошел в комнату.

-        Все пьешь?

-        А чего делать-то, Леха?

-        У меня тут дело появилось. Надо мне одного человека увидеть.

-        Дак увидь. В чем проблема-то? – Отозвался Гера.

-        Еще не знаю. Человечек этот странный какой-то. Есть у меня подозрения что он тоже необычный, типа нас с тобой. Вот, хочу попросить тебя со мной сходить, может почувствуешь кто он?

-        Да давай, сходим, посмотрим. Думаешь он из проводников?

-        Нет. Но уверен, он необычный.

Алекс рассказал Георгию все что знал про Гринберга и Садовникова. Гера молча выслушал, затем поднялся и заходил по комнате.

-        Интересно, интересно… Сгорел, говоришь… Изнутри… Гм. Это мне напомнило занятия в спецшколе. Сенсей рассказывал нам про случаи самовозгорания людей. Такое бывает. Человеческое тело содержит много энергии и при каких-то обстоятельствах ее можно высвободить, запустив реакции окисления. Такое случается, в медицине описано много случаев спонтанного самовозгорания людей. Есть даже научный термин: spontaneous human combustion или SHC.

-        Расскажи, что знаешь? – Попросил Алекс.

Георгий стал ходить по комнате и рассказывать:

-        Такие случаи замечены на протяжении всей истории человечества. Бывает тело человека самопроизвольно воспламеняется и горит, сгорает до золы и копоти. Бывает полностью, бывает частично… В старину о самовозгорании говорили, что человека сжёг «дьявольский огонь», испепелил сатана. Люди верили, что жертва продала князю тьмы свою душу, но потом нарушила их тайный договор, за что её и настигло возмездие. Позднее, в XVII веке появилось более рационалистическое объяснение: якобы, жертвами самовозгорания становятся хронические алкоголики, чьи тела пропитаны спиртом и поэтому вспыхивают от случайной искры, особенно если покойники курили. Бред конечно… Спирт даже в чистом виде поджечь трудно. Сам по себе он не горит, горят его пары. А паров внутри тела нет. Насколько знаю, научного объяснения этому пока еще нет. Но это явление имеет место быть и по твоему рассказу все точно подходит под описание. Реакция горения проходит быстро и тепла выделяется не слишком много. Иногда пепел сгоревших находили на мебели, на которой даже следов горения не оставалось. По всему следует, это даже не огонь, в привычном понимании, а что-то другое, похожее. Очень быстро протекающая реакция окисления, похожая на горение. Так как человеческое тело на 70% состоит из воды, то, скорее всего, большинство энергии горения уходит на испарение воды. Поэтому самовозгорание человека происходит без больших языков пламени.

-        И что, такую реакцию можно вызвать искусственно?

-        Сенсей говорил, что теоретически, да, можно. Теоретически человек вообще может все.

-        Теоретически?

-        Да, у нас в школе не знали таких, кто это умеет. Но в теории, запустить реакцию в теле человека можно, воздействовав на него на уровне астрального тела. Астральное тело управляет процессами в организме и оно уже само запускает нужную химическую реакцию. Это похоже на то, как ты людей лечишь. Ты настраиваешь астральное тело, а уже оно изменяет процессы протекающие в физическом теле. Значит, теоретически, ты можешь повлиять на ауру человека так, что его тело начнет гореть.

 

-        То есть в теории можно, но на практике никто не делал?

-        Мы не делали, это точно. У нас профиль другой. Нас тренировали воздействовать на людей ментально, на психику, внушать нужные мысли, управлять массами. А фокусы, типа, сжигания людей взглядом, нам просто не нужны. Убить человека можно гораздо проще. Про самовозгорания нам рассказывали лишь мельком, для расширения кругозора.

Алекс задумался и допил кофе. Гера тоже помолчал, затем сказал:

-        Заинтересовал. Пошли сходим.

-        Сейчас? – Удивился Алекс.

-        Ну. А чего медлить? Если он в офисе, то я почувствую его на расстоянии и можно будет делать какие-то выводы. Нет, так нет. Все равно делать нечего.

 

Они оделись и вышли на улицу. Кутаясь в куртки от промозглого ветра, они добежали до метро и оно вскоре оно их вынесло на другой конец города. Мужчины вышли на поверхность и пошли по набережной до того места, откуда был виден офис Гринберга. Возле крыльца офиса стояло несколько черных джипов.

-        Одно из двух. Или он уже там, или сейчас приедет. – Сказал Алекс.

-        Похоже, мы удачно зашли. Чувствуешь что-нибудь?

-        Нет. Или его там нет, или он не имеет отношения к нашим спецслужбам. – Ответил Георгий вглядываясь в фасад здания.

-        Подождем?

-        Ага. Давай, подойдем ближе и приткнемся куда-нибудь, что б не отсвечивать…

Они пошли вдоль дороги. Почти напротив офиса, через дорогу, была автобусная остановка и на ней несколько человек ждали транспорт. Мужчины зашли под крышу остановки. Это была очень удобная точка наблюдения. Офис был как на ладони и люди, ждущие автобус создавали необходимое прикрытие. Мужчины остановились вполоборота к офису, делая вид, что разговаривают и ждут автобуса, и стали наблюдать.

-        Ну как? Чувствуешь что? – Спросил через некоторое время Алекс.

-        Неа.

 

Они простояли так, около получаса. Автобусы приходили и уходили, народ на остановке менялся и пора было менять точку наблюдения, чтобы не вызывать подозрений у охраны, но тут что-то произошло. Охранники, стоявшие у крыльца, вдруг засуетились и бросились к машинам. Массивные входные двери открылись и сначала вышли несколько человек охраны и потом на крыльце показался высокий человек в черном, кожаном пальто.

Мужчина был очень похож на того, с фотографий из папки Садовникова. Высокий, смуглый, с черными, как смоль волосами. Он вышел на крыльцо и остановился, глядя себе под ноги. Затем, он медленно поднял голову и посмотрел через дорогу, прямо в глаза Алексу. Взгляды их встретились. Алекс замер от неожиданности и по спине прокатились мурашки. На него смотрели черные, безжизненные, бесчувственные глаза - взгляд хищника увидевшего жертву... Гринберг смотрел на Алекса несколько секунд, затем поднял руку указывая на него и что-то крикнул охране.

Но тут случилось неожиданное. Один из охранников вдруг прыгнул на Гринберга, закрывая его своим телом и увлекая его к машине, а со стороны, в метрах двадцати правее от выхода, вдруг загрохотали выстрелы. Из-за ряда машин, стоящих вдоль дороги, появился человек, одетый во все черное. Он идет к Гринбергу, на вытянутых руках держит два полуавтоматических пистолета и на ходу, «по-македонски», с двух рук, стреляет в сторону крыльца.

Охрана отреагировала моментально. Прикрываясь за джипом бойцы выхватили оружие и открыли ответный огонь. Человек в черном задергался от попадающих в него пуль, опустил руки и повалился на асфальт. Наступила тишина, и какая-то тетка на остановке вдруг заверещала тонким голосом.

Алекс онемел от увиденного, а Георгий дернул его за рукав и крикнул в ухо: «Бежим!». В это время, охрана, разобравшись со стрелком, переключилась на Алекса и трое человек, держа в руках пистолеты, бросились через дорогу, в сторону остановки. На светофоре загорелся зеленый и по дороге двинулся плотный поток машин, это немного задержало их. Укрываясь за проезжающим автобусом, мужчины бросились бежать.

-        За мной! – Командует Георгий. Они свернули на дорогу, и, чудом не попав под машину, бросились на другую сторону улицы. Преследователям пришлось снова преодолевать поток машин, и один из них перелетел через крышу едущей легковушки, но быстро поднялся и продолжил погоню. Георгий бежит к арке проходного двора, Алекс понял, там есть шанс затеряться. Черт, но эти бойцы бегают быстрее, народ тренированный! Мужчины забежали во двор и Георгий толкнул Алекса:

-        В подъезд!

Они бросились в подъезд и взбежали по ступенькам на пролет между вторым и первым этажом. Алекс осторожно выглянул в окно. Охранники забежали во двор и остановились. Один, ни слова ни говоря, ткнул второго пальцем и показал какой-то знак. Тот кивнул, развернулся и стал разглядывать двор. Остальные двое двинулись к подъезду, в котором укрылись Алекс и Георгий.

         Георгий толкнул Алекса в угол, повернулся, закрыл его своим телом и прижал его спиной к почтовым ящикам. Затем повернул голову и зашептал:

-        Молчи и не шевелись, чего бы ни случилось! Ни звука! Дай мне эгрегор! Скорее!

Алекс закрыл глаза, всем своим телом ощущая тело прижавшегося Георгия. Пару секунд на сосредоточение… Он послал мысленное одобрение напарнику, во всем, что он сейчас делает. Похоже, он знает что делает. Получилось очень искренне, так как внизу послышалось, как открывается дверь. Еще пару секунд и охранники увидят их, стоящих в углу, у почтовых ящиков…

         Григорий провел ладонями по воздуху сверху вниз, как будто трогая перед собой невидимую стенку. Алекс скосил глаза – внизу лестничного пролета показались бойцы с пистолетами в руках. Все.

         Но произошло удивительное. Охранники, бесшумно ступая, поднялись на пролет и остановились в полуметре от вжавшихся в угол беглецов. Они не заметили их! Алекс замер, глядя на охранников в такой близости от себя. Те переглянулись, не замечая в метре от себя двух взрослых мужчин. Один молча показал какие-то знаки другому и тот, так же бесшумно, держа перед собой пистолет двинулся выше по лестнице. Второй остался стоять здесь. Он стоит спиной к затаившимся мужчинам и внимательно оглядывает подъезд. Алекс разглядывает его сзади из-за головы Георгия. У охранника поломанные, пельменеобразные уши… Такие бывают у профессиональных борцов… Охранник стоит так близко, что Георгий может ему что-нибудь шепнуть на ухо… Но он их не видит! Потрясающе…

         Через минуту сверху спускается второй. Он еле заметно качает головой и они быстро, так же бесшумно, спускаются вниз. Второй охранник проходит мимо, чуть не наступив Георгию на ногу. Внизу открывается дверь. Алекс скашивает глаза к окну – охранники быстрым шагом бегут и скрываются в следующей арке проходного двора. Все, опасность миновала. Георгий отошел в сторону, повернулся к Алексу и улыбнулся:

-        С тобой весело. Куда-нибудь да вляпаемся.

-        Гера… Что это было?? – Алекс вне себя от изумления.

-        Похоже твоего клиента завалили. И похоже в этом обвинят нас. – Георгий смотрит насмешливо:

-        Давай посидим здесь, еще раз они сюда не пойдут. Пусть все успокоится.

-        Мне надо собраться с мыслями. Для начала, поясни, что сейчас такое было? – Алекс взъерошил волосы на голове.

-        Это так называемый «отвод глаз». Эффективный, но очень трудный прием. Нужен эгрегор, одному его не провести. Нас учили прикрывать себя, когда группу вычисляет противник. Чтобы не вступать в открытое столкновение и не нести потерь. Немногие освоили этот прием. У меня получается. – Улыбнулся Георгий.

-        Выглядело это просто потрясающе. Но как так?? Они что, нас не видели?

-        Видели, просто не придали этому значения. – Смеется Георгий. Он выдернул из почтового ящика торчащую газету, постелил на ступеньку и сел.

-        Вкратце – надо заставить человека не обрабатывать часть зрительной информации. Заставить не думать о том, что он видит в какой-то части зрительной картинки. Он будет видеть, но не понимать, что именно видит. Ты замечал когда-нибудь, что можно долго искать какую-то вещь, а потом случайно обнаружить ее перед глазами, на самом видном месте? Как будто, когда искал, ты смотрел мимо нее? Или когда смотрел на нее, не понимал, что это то, что ты ищешь? Ну вот и тут такой же принцип. Они нас видели, просто не понимали этого. Я тебя научу потом, если захочешь. Сейчас надо о другом думать. В Гринберга стреляли. Стрелок убит, что с Гринбергом – неизвестно.

Алекс опустился на ступеньку рядом с Георгием и задумался прокручивая в памяти события последних минут. Человек во всем черном… Черная шапочка, очки, идет, руки вскинуты… Понимание пришло как-то неожиданно.

-        Я знаю кто стрелял. Это была Алла, подруга Садовникова. Я узнал ее.

Они замолчали.

-        Мндя… - Протянул после паузы Георгий:

-        Я мечтал чтобы меня так любили…

 

Несколько минут сидели молча погруженные в свои мысли, затем Георгий спросил:

-        Ну, и что дала тебе эта вылазка?

-        Еще больше запутала. Ты понял почему они погнались за нами?

-        Потому что мы побежали?

-        Нет. Гринберг узнал меня перед самым нападением Аллы. Он показал на меня пальцем и отдал приказ охране. Он знает меня.

-        Гм… Интересно. Уж не хочешь ли ты у него поинтересоваться о своей биографии? – Гера пристально посмотрел на Алекса.

-        А почему нет?

-        Леха, меня многому научили в спецшколе. Поверь, я как зверь чувствую опасность. Там, на крыльце офиса, стояла наша смерть. Без преувеличений. Поэтому мы и сбежали. Я много раз за свою карьеру сталкивался с такими ситуациями и то, что я все еще жив, говорит о том, что я прав. Просто поверь на слово, моя чуйка меня еще ни разу не подводила. Так что пошли по-тихому до хаты, вмажем коньячка за наш день рождения. Даже не думай о том, чтобы подойти к нему на расстояние выстрела.

-        Тогда другой вопрос: почему? Что я сделал Гринбергу плохого, что он хочет убить меня?

-        Видать сделал. Не забывай, что в прошлой жизни ты был сотрудником спецслужб. А этот Гринберг, судя по всему, не особо с ними дружит. Это ниточка для тебя. Ты следопыт, теперь ты размотаешь весь клубок. Только не приближайся к этому маньяку.

-        Научи меня отводить глаза? – Попросил Алекс.

-        По идее ты должен это уметь, ты же с «Эпсилона». Просто забыл, наверное, как это делается.

-        Не помню. - Пожал плечами Алекс.

-        Ну, одному тебе это умение не пригодится - сил не хватит. Я вон, даже с твоей помощью, и то, сил потратил столько, что в голове мутит. Таким образом можно укрыть команду, которая даст нужный эгрегор. А в одиночку использовать не получится. Я тебе рассказу как-нибудь за рюмкой чая. Не сейчас. – Георгий тяжело поднялся и выглянул в окно.

-        Тут можно дворами пройти до метро. Пойдем что ли?

 

Они вышли из подъезда и быстрым шагом двинулись в сторону метро. Через час они уже были дома у Георгия.

 

 

 

<<< предыдущая страница| оглавление | следующая страница >>>

Комментарии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."