Вход

Еще не зарегистрированы? Зарегистрироваться

BКонтакте:

Отправить ссылку в:

Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру Поделиться ссылкой в Одноклассниках

 
Если Вы заметили в тексте ошибку, Вы можете сообщить мне о ней. Для этого выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter 

Сумульта | Печать |

До Амаду мы добрались лишь вечером.

Ехали не спеша, глазели по сторонам, все было новое и интересное.

База расположилась возле села Эдиган, вдоль по берегу одноименной речки. Это пара десятков разнообразных строений среди берез и кустов – жилые домики, хозяйственные и продовольственные склады, баня, деревянные туалеты… Столовая – большая веранда со столами и лавками, кухня – беседка под конусообразной крышей и большим очагом в центре. На очаге несколько котлов с яствами… В столовой на столах хлеб, приправы, всевозможные сладости к чаю, мед, сметана конфеты, выпечка и прочее. Надо отметить - на базе стол по типу «шведского», сам себе берешь что хочешь и накладываешь сколько влезет. Посуду за собой убираешь и моешь тоже сам. В ручье. Скажу сразу – и в походе, и на базе кормили вкусно и много. Много мяса, мед, творог, молоко, сметана – все не магазинское, а здешнего производства.

На турбазе нас встретили две девушки – администратор базы Анна и инструктор Настя. Обе одеты в платья. Вечер. Горы. Накрапывает дождик. Быстрая речка, кони пасутся. И тут две девушки в платьях. Позже, конечно, прояснилось что у Насти день рождения, но на первый взгляд это показалось очень необычно. Анна нас сразу озадачила: «Готовьтесь, отдыхайте. Утром уходите на маршрут. Вас поведет Настя». Что тоже оказалось неожиданностью, так как мы думали, что выступаем через день, и следующий день у нас пройдет в подготовке и знакомству с конями. Но оказалось, просчитались сами и никакого дня на знакомство и подготовку у нас уже нет. Вот так, из машины и сразу на коня.

Еще до отъезда на Алтай, мы с Лехой посетили наш, пермский конный клуб и взяли двухчасовой урок верховой езды. Научились садиться на коней и немного ими управлять. Немного покатались. Но это все. Федорыч вообще с нами не ездил, сказал что в юности на лошадях катался, а мастерство, мол, не пропьешь… Честно говоря за него мы больше переживали, как в последствии оказалось совершенно напрасно. Ехал он и в самом деле лучше нас обоих вместе взятых.

И вот, завтра утром мы уходим в горы. На конях. На 9 дней. Я думаю, у нас на лицах отразилась легкая паника, но тут на базе выключился свет и ее никто не заметил. Электричество на базе свое – солнечные батареи и аккумуляторы. Вечером, когда заряд падает, свет вырубается и из освещения остаются только кухонные костры и налобные фонарики. Нам выделили прекрасный деревянный домик с тремя кроватями и печкой и мы по темноте пошли собираться в дорогу. Как-то все быстро получилось. Неожиданно.

 

Дальше я буду рассказывать свое видение этого похода. Конный тур по таежному Алтаю глазами старого толстого ойтишнега, который и в магазин то за хлебом на машине ездит…

 

Утром знакомимся с еще двумя участниками тура – Максим из Барнаула – уже опытный турист, идущий в подобный тур уже в четвертый раз, и Маша – менеджер из Москвы, тоже не новичок, уже ходившая здесь в подобный тур в прошлом году. Поведет нас Настя – 25-ти летняя девушка из соседнего Эдигана, а конюхом идет Леонид – тоже местный житель, опытный бродяга.

Семь человек, восемь коней – еще один конь «заводной», несет на себе продукты – тут отправляют на маршрут по принципу «едешь на день – бери на два». Группы почти всегда по возвращении привозят назад на базу несъеденные продукты.

Утром грузимся – вещи и продукты в арчемаки (мешки вешающиеся по бокам коня) Ценные вещи и спальники – в драйвбеки (непромокаемые мешки, крепятся позади всадника на седло). Настя рассказывает как и с какой стороны к коню подходить… И ближе к полудню наш караван выдвигается в путь.

Мне достался немолодой и совсем неглупый коняга, чалой (рыже-коричневой) масти. Я спросил у Лени как его звать, на что тот ответил что-то вроде: «Хорька». Ну, Хорька так Хорька. Я стал так к нему и обращаться. Забегая вперед, скажу, спустя несколько дней я в разговоре с Леней упомянул имя «Хорька», тот удивился и спросил: «Почему ты его так назвал?» Я тоже удивился: «Ты же мне сам сказал!». Леня: «Я такого не говорил…» Тут я вспомнил, как Леха спросил, как зовут его коня, на что Леня ответил просто: «Конь». Стало понятно, что тут особо такими вещами не заморачиваются. Имя собственное имел вороной, на котором ехала Настя, его звали Кара-Чак, что в переводе на великий-могучий: «темная сила». Тот на самом деле обладал какими-то джедайскими навыками, но об этом позже. Постепенно выяснились имена и других коней, но звали их так с рождения или нет, уверенности уже не было. А мой Хорька стал Хорькой на время похода. Про себя я так его и называл.

Первый переход небольшой – часа четыре по живописной дороге, мимо села Эдиган, вдоль реки, по полям, около 25 километров в горы. Первые впечатления – просто супер! Воздух – ароматы миллионов трав и цветов, кедров и можжевельника, настоянные на чистейшем горном кислороде – просто пьянят. Настя смотрит на меня: «Ну что, как настроение?» А я, покачиваюсь в седле обалдевая, пью этот воздух, и, что ответить? Когда количество эндорфинов в крови начинает зашкаливать, хочется орать. Или как минимум петь.

«..мы пойдем с конем по полю вдвоем, мы пойдем с конем по полю вдвоем..»

Останавливаемся в моральнике. Моральник – частный питомник, в котором разводят оленей. Две немаленьких горы обнесены изгородью и где-то там, на обрывах поросших кедрами и лиственницами пасется почти дикое стадо. У подножия жилые домики для туристов, бани, в которых страждущие принимают пантовые ванны, заросли малины, в которых журчит несколько кристально чистых ручьев. Здесь у нас первая ночевка. Ужин у костра, разговоры, знакомство, обмен первыми впечатлениями.

Настя, увидев, что я ставлю палатку в отдалении от всех, рассказывает местные страшилки про «бабку Агапку». Типа есть тут такие чудеса чудесатые – приходит по ночам к мужикам спящим в отдалении, бабка Агапка и жизнь у них сосёт… Жуть какая. «А она красивая?» «Красивая конечно, она же жизнь себе забирает и молодеет, хорошеет». «А.. Ну ладно, пусть приходит, пусть сосёт» - соглашаюсь я. Насте доводилось водить по горам разных людей, были и такие, что жутко пугались и, даже бывало, что ее за «бабку-агапку» принимали. Но тут случай не тот. Видя, что мужиков с Урала Агапкой особо не впечатлишь, Настя рассказывает про еще одну местную особенность. Оказывается, тут какие-то духи по ночам коням в гриву косички заплетают. И, если утром обнаружите в гриве косичку, ни в коем случае ее не расплетайте! Это может их разозлить и тогда несчастий не миновать… Ужос просто.

Ночь прошла без приключений, Агапка ко мне так и не пришла. Не знаю к кому из мужиков она приходила, не рассказывали - не по-джентельменски это, но мне за весь поход так и не повезло.

А вот косичка в гриве у одного коня появилась. Необычная, туго сплетенная. Мы ее расплетать, конечно же, не стали и, конечно же поэтому, наш поход прошел просто отлично, без неприятных моментов.

Утром завтракаем и выдвигаемся дальше. Нам предстоит длинный переход до реки Малая Сумульта.

Поступают новые вводные – оказывается, по этому маршруту с Амаду в этом году еще никто не ходил. Да, похоже, и не только с Амаду… Тропа заросла и вся завалена валежником. Она то и дело теряется в зарослях и буреломе, перекрывается упавшими деревьями и приходится искать проходимые для коней обходы. Именно проходимые для коней, потому что человеку по этим зарослям не пройти вообще. У Лени с собой бензопила, но бензина немного, он экономит его на дрова. Кони прут как танки сквозь валежник, карабкаются на скалы и спускаются по обрывам как настоящие альпинисты. Вы знали, что кони умеют по горам лазить? Я не знал. А то что, в этот момент еще и буду сидеть на нем – даже представить себе не мог. Карабкаются по скалам быстро, а спускаются уж как аккуратно. Кони в этот момент похожи на больших собак. Сползают вниз чуть ни на брюхе, уши торчком, смотрят внимательно, аккуратно выбирая место куда поставить лапки (иначе не назовешь). В такие моменты приходится откидываться максимально назад, ложиться спиной на драйвбек и лучше не смотреть вперед, где внизу обрыв, камни, и шумит быстрая река. Пару раз были моменты, когда я чуть не выпал из седла, чудом удержавшись. Продираясь сквозь валежник еще надо следить, чтобы арчемаки не цеплялись за сучья и стволы деревьев, при этом успевая уворачиваться от лезущих в лицо веток. Не всегда получается, руки и ноги постепенно покрываются царапинами и на лбу уже кровоточит ссадина. Этот переход до Малой Сумульты был долгим и трудным. Самым трудным за весь поход. И мы тогда наивно подумали, что это нормально, что так и должно быть. Пока Настя не призналась что сама в шоке от такой дороги. Тогда я понял, что научился ездить на коне и теперь у нас с Хорькой полное взаимопонимание.

Понятно, что в таких условиях ни о каком фотографировании не может быть и речи, самому бы в седле удержаться…

Иногда случались моменты, когда преодолеть препятствие с седоком Хорька не мог, он останавливался и давал понять, что не осилит. Я спешивался, и мы преодолевали препятствие на поводу. Так этот жук быстро понял, как меня выгнать из седла и стал останавливаться даже перед мелкими бревнами, которые раньше легко перешагивал. Подельники уже стали смеяться, мол, Хорька научит меня пешком ходить.. А обратно вообще на мне поедет… Пришлось отобрать у него инициативу по выбору непроходимых препятствий.

Кони - очень умные животные. Его может жестко хлестнуть ветка, и он не обратит на это внимания, но стоит легонько стукнуть поводом даже не по крупу, а по арчемаку, - он услышит, почувствует и поймет команду правильно. Когда затягиваешь ему подпругу, он специально в этот момент надувает живот, чтобы потом выдохнуть и чувствовать себя свободно. Поэтому подтягивать надо неожиданно. Во время движения мы не даем коням рвать траву или пить воду – поднимаем ему морду вверх, но и на этот маневр у них есть уловка – он сначала вытягивает морду вперед, как бы забирая у седока поводья, а потом резко опускает голову вниз и хватает приглянувшийся пучок нештяков. Отреагировать на такое обычно не успеваешь.

До Малой Сумульты добрались лишь вечером, устав с непривычки необычайно. Меня пугали перед походом всякие диванные эксперты, что от езды на коне будет болеть седалище. Наивные. От долгой езды на коне болит не седалище. Болит все тело. Ну, кроме головы, наверное. Дело в том, что при такой езде у седока работают все мышцы. И ноги, и руки, и спина, и пресс, и все остальное. Когда целый день на коне карабкаешься по горам по бурелому, мышцы не просто работают, они пашут по-стахановски. А по прибытию надо за дровами идти, разбивать лагерь, ставить палатки… А еще хотелось хариусов половить.

Малая Сумульта – небольшая река, пробившая себе дорогу сквозь мраморные скалы Алтая. Очень быстрая и кристально-чистая. Хариуса в ней много, но поймав несколько штук мы немного были разочарованы – хариус, даже те экземпляры что покрупнее, был слишком мелким для трофея. Ловился величиной с мойву и небольшую селедку. По началу мы мелких и не брали, но после первой жарки в садки пошли и мелкие. Жареный хариус невероятно вкусен. Костей в нем почти нет, а мясо нежное, «диетическое». Все ждали прибытия на Большую Сумульту – Малая – и хариус мелкий, Большая - и хариус соответственно, как иначе то?

Утром нас ждало еще испытание – в первый раз на коне переправляться через реку. Нет, через небольшие ручьи мы проезжали много раз, а тут – Малая Сумульта… Недалеко от нашего лагеря русло раздваивалось, и в середине образовался небольшой остров заваленный валежником. Еще вечером, я, в поисках хариуса покрупнее (а он, как известно, всегда на том берегу) решил перебраться вброд на этот островок. Воды в протоке было – ниже колена, я снял сапоги и пошел. И тут же пожалел об этом. Мало что вода была ледяная, так она еще неслась так, что чуть с ног не сбивала. Хоть и ниже колена, а кувыркнуться и уплыть – шансы вполне реальные. Пришлось вернуться, найти длинную жердину и переходить уже упираясь на нее. Я имел представление, что такое поток ледяной воды и был немного в напряжении.

Но коняги не подвели и в этот раз – бодро шагали в потоке, оступаясь на камнях и поднимая кучи брызг. Сапоги были полные воды, но это уже были мелочи. Всего за поход мы пересекали Малую Сумульту шесть раз. Тропа от Малой до Большой Сумульты лежала уже через лес, поднимаясь в горы, через перевал на другую сторону хребта. Там, в долине текла Большая Сумульта и где-то гораздо ниже по течению они сливались в одно русло. Этот переход был уже проще. Скалы не такие отвесные и склоны не так густо заросшие… хотя, если б мы до этого ехали по равнине, это показалось бы нам очень экстремальным. По всему склону виднелись кабаньи купели – хрюшки на мелких ручейках выкапывают ямы, полируя стенки своими боками, и купаются в грязи. Свиньи, что с них возьмешь.

Обычно я ехал за нашим проводником Настей, Хорьке не нравилось от нее отставать и он старался держаться рядом. С начала я думал, что он как осел в «Кавказской пленнице» просто плетется за красивой девушкой, но оказалось все не так романтично. Просто Кара-Чак, на котором ехала Настя, был его соседом. Они выросли рядом и знали друг друга с детства и поэтому держались вместе. По этой причине мы ехали первыми, и мне удалось посмотреть местную живность – множество бурундуков, черных с белыми животами, белок, стаи непуганых рябчиков, взлетающие чуть ни из-под копыт. Настя прокладывала дорогу в зарослях смородины и время от времени на ходу срывала горсть ягод и отправляла в рот. Я тоже этому научился уже на второй день. Красной смородины в округе было просто море. Черная смородина, малина, черемуха, черника… Когда продираешься на коне по этому изобилию, запах вокруг просто изумительный.

К вечеру вышли к Большой Сумульте. Разбили лагерь на на нетоптаном берегу. Поужинали и стали готовиться к утренней рыбалке. Ночь выдалась ясная. Я, Настя, Максим и Маша долго сидели у костра, разговаривали, читали какие-то пессимистичные стихи местного поэта и смотрели в небо, на котором рассыпался Млечный Путь во всей своей красе. Такого чистого неба и столько звезд мне редко где доводилось видеть. Казалось можно без телескопа другие галактики разглядывать… Небосклон то и дело перечеркивали метеоры. Август. Звездопад. Было здорово.

«…звезд на небе россыпь, я с гнедою сросся. Стремена по росту и не жмет лука.»

С рыбалкой на Большой Сумульте мы обломались. С утра, похватав удочки разбрелись по реке, хлестали перекаты спиннингами, меняли мушки, рвали снасти, и ничего… Совсем. Хариуса как-будто и нет там вовсе. Лишь Лехе удалось из-под одного камня вытащить пару небольших, но ни Максу, ни Федорычу, ни мне, ничего не попалось. Ни одной поклевки. За целый день.

Мы переночевали на Большой Сумульте еще ночь и двинули в обратный путь. Лишь перед самым отъездом я, кажется, понял, почему мы обломались. По берегам реки росли ивовые кусты, и большинство из них были поражены бабочкой шелкопрядом. Это такие толстые, мясистые бабочки, они собирают из листьев на ветке этакий домик, и в нем развивается гусеница, а затем куколка. Утром таких бабочек было в округе много, они, судя по всему, массово вылетают ночью и хариус ночью отжирается на этих бабочках. А днем он сыто спит под камнями и ему наши мушки абсолютно побарабану. Ловить его надо было ночью. На этих жирных бабочек. Жаль дошло до меня это слишком поздно, мы уже поехали обратно.

Переход уже не кажется трудным. Мы едем, наслаждаясь пейзажами таежного Алтая, периодически выхватываем из зарослей ягодки малины и отправляем в рот. Через крупные валежины уже не лезем – Леня пилит проходы бензопилой. Обратная дорога всегда легче и кажется короче.

Дневка на Малой Сумульте, рыбачим, едим жареного хариуса, вялимся в палатках. Солнышко, тепло. Леха с Максом седлают коней и едут на другой берег (мы же знаем, клюет всегда там) в поисках крупного хариуса. Возвращаются ни с чем. Ночь выдается холодная, стоило солнцу зайти за гору, как вниз, с вершины по склону пополз ледяной холод. Упаковываемся потеплее и ложимся спать. Утром везде иней, а в местах, где скапливалась роса – лед. Середина августа.

Настя говорит, нам с погодой крупно повезло (не зря не стали ту косичку на гриве расплетать). В ее памяти был случай, когда люди приехали посмотреть горный Алтай, ушли в горы на конях на 9 дней. И все 9 дней был густой туман – в двух шагах ничего не видно и шел дождь. Вот так. Приехали посмотреть и девять дней просидели в тумане под дождем. Вот ведь блин. Это ж как надо грешить, что б так аукнулось то?

Кара-Чак опять развязался. В первый раз он развязал узел и убежал на Большой Сумульте. Тогда все решили, что Настя просто плохо его привязала. (Ага. Настя, которая всю жизнь на коне, плохо привязала. Верится?) Тогда ей удалось его поймать и про это забыли. Сегодня опять Кара-Чак вдруг оказался отвязанным и не стреноженным. Как он это сделал, никто не понял. В руки он не дается, убегает, да он бы вообще убежал домой, если б не его друган Хорька. Этот таким навыками не обладал, и освободиться не мог, а стреноженным далеко не убежишь. Вот и тормозил своего другана и не давал ему сбежать. Однако за ночь они могли уйти довольно далеко.

Настя под вечер проснулась, помыла голову в ручье и убежала в ночь ловить в черном лесу черного коня. Совместными усилиями им с Леней удалось вернуть беглецов обратно, но Кара-Чак так и остался свободным и не связанным. Забегая вперед, скажу, на следующей стоянке Кара-Чак опять развязал все путы и убежал. И опять никто не заметил, как он это сделал. Гудини блин. Его опять всем табором ловили и опять выручил стреноженный Хорька. Я даже подумал связать его снова, поставить видеокамеру и всем отвернуться… Но понял что его так примитивно не проведешь, если этот умник такие узлы развязывает. Да пребудет с ним темная сила.

Утром ловим вороного и выдвигаемся дальше к базе. Следующий бивак у нас в долине возле ручья под живописными кедрами.

«сверху кедра, снизу недра, в середине лагерек»

Особой усталости уже нет, Леня, от нечего делать, мастерит столик. Вечеруем у костра и ложимся спать. На следующий день последний переход до базы.

Этот переход проходит по полям в обход Эдигана. Настя рассказывает о своей родине, говорит, над этим селом всегда светит солнце. Я был в этом селе всего шесть раз и да, туч над ним на самом деле не было. Возможно это имеет естественное объяснение – село лежит в ложбине между тремя горами и восходящие по склонам теплые потоки воздуха разгоняют тучи… Ну, или что-то типа того… А может и мистика какая присутствует, как бабке-Агапке не поверить то?

И вот мы на базе. Девять дней пролетели необычайно быстро, оставив о себе незабываемые впечатления. Вечером Настя поздравляет нас с удачным завершением похода и дарит всем сувениры. Последний совместный вечер.

Ночуем опять в домике и ночью вдруг просыпаемся от жуткого грохота. Где-то недалеко шлепаются об землю огромные камни… Камнепад? Я выглянул в окно, но не увидел, чтобы кто-то бегал по базе в панике и спасался. Решив, что это явление в здешних краях – норма, я завалился спать дальше. Утром повара нам сказали, что недалеко в горах упала первая ступень ракеты запущенной с Байконура. Ничего необычного, там, в горах, их много валяется… Вот так вот.

Утром мы уже не встретились. Настя ушла домой общаться дочкой – сегодня ей вести в горы следующую группу, Макс возвращается в свой Барнаул, Машу ждут каменные джунгли Москвы.

Ну, а мы покидаем Амаду, нас ждет Чуйский тракт и монгольская граница.

 

 

<<< назад   >>> дальше <<<

 

 

 

Комментарии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."