Вход

Еще не зарегистрированы? Зарегистрироваться

BКонтакте:

Отправить ссылку в:

Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру Поделиться ссылкой в Одноклассниках

 
Если Вы заметили в тексте ошибку, Вы можете сообщить мне о ней. Для этого выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter 

Белый Остров. стр. 32 | Печать |

         Весь следующий день Генрих провел в номере. За семь лет одиночества он так отвык от общения с людьми, что ему требовался отдых. Он заперся в номере и занялся медитацией. Как ни странно, достигнуть медитативного состояния «для размышлений», у него получилось с первого раза. Он понял, это камень вернул ему знания, теперь он уже не сомневался, что восстановиться у него получится. Подниматься на уровень выше – пробовать выходы из тела, Генрих пока боялся. Он заполучил это тело совсем недавно и еще даже не совсем его освоил, чтобы покидать его. Нет, пока лучше даже не думать об этом. Генрих заказал в номер фрукты и весь день отдыхал, медитировал, читал газеты.

        На следующий день, позавтракав, Генрих поехал в ювелирный салон. Зайдя в магазин, он поздоровался с управляющим и тот, узнав его, сразу провел его Михаэлю. 

-        Доброе утро. – поприветствовал мастера Генрих.

-        Как мой заказ?

Михаэль положил перед Генрихом счет и цепочку с закрепленной на ней оправой.

-        Вот, я сделал тут расстегивающийся крепеж. Но Вы не переживайте, это очень надежная конструкция. Теперь можете вставить камень.

Генрих достал из кармана камень, вложил его в оправу и защелкнул усик крепления. Камень лежал в оправе как влитой.

-        Мастерская работа! Я рад, что обратился к Вам. Спасибо! – Генрих посмотрел сумму, указанную в счете, добавил щедрые премиальные и отсчитал деньги. Затем надел цепочку на шею, опустил подвеску под рубашку и, попрощавшись, вышел из салона. Теперь камень всегда будет помогать ему помнить прошлое и запоминать настоящее.

Еще три дня Генрих провел в медитациях в номере, и лишь один раз он вышел прогуляться по городу. В Берлине все изменилось, он совсем был не похож на тот, довоенный город ,который помнил Генрих. Во время войны он был почти полностью разрушен, и до сих пор в нем велось строительство. Возводились уже новые, современные здания и облик города был уже совсем не таким как раньше. Генрих гулял, разглядывая новостройки и вспоминая старые места, пока не устал и вернулся в гостиницу. Рыжий администратор Карл, как всегда, улыбаясь до ушей, вручил ему ключ и негромко, так что бы слышал только Генрих, сказал.

-        Герр Кристен! Я думаю, Вам стоит позвонить по известному номеру.

-        Какому номеру? – удивился Генрих.

-        По номеру, что Вам дал дядя Петерсон. – перешел на шепот Карл.

-        А… - Генрих взял телефонную трубку и набрал номер. На том конце ответили почти сразу.

-        Добрый день. Это Отто Кристен.

-        Добрый. – Генрих узнал голос Якоба.

-        У меня есть, что Вам показать. Если Вы согласны встретиться я готов предъявить результаты работы.

-        Да, конечно, через полчаса в вашем офисе.

-        Хорошо, я Вас жду. – Якоб повесил трубку.

Генрих поднялся в номер, взял из чемодана деньги и снова вышел на улицу. Через полчаса он звонил в дверь офиса сыскного агенства.

-        Проходите! – Петерсон снова сидел за своим столом, попыхивая трубкой, как будто и не выходил из-за него за эти четыре дня.

-        Присаживайтесь. Выпьете?

-        Да, пожалуй. Коньяк, если можно.

-        Пересон достал из минибара бутылку и бокалы, разлил и пододвинул к Генриху блюдечко с нарезанным лимоном.

-        Как и чего Вам так быстро удалось разузнать? – спросил Генрих, отхлебнув из бокала.

-        Я не буду подробно рассказывать о методах и способах моей работы. Вам ведь главное результат?

-        Да, конечно.

-        Результат здесь. – Петерсон положил на стол увесистый конверт. Тут фотографии, подтверждающие сведения. Вы готовы выслушать?

Генрих еще отхлебнул коньяка, заглушая волнение, и взял в руки конверт:

-        Говори.

-        Замок - фамильное поместье Браунштайн. – Начал Перетсон.

-        Владелец – барон Карл фон Браунштайн. Один из ведущих

разработчиков фашистского «оружия возмездия». Принимал активное участие в деятельности Национал-социалистической партии. Возглавлял несколько конструкторских бюро, проектировавших новое оружие. Идейный последователь Гитлера. Жена умерла при родах. По окончанию войны, по некоторым сведениям, бежал в США, где находится в данный момент – неизвестно. – Петерсон ходил по комнате, попыхивая трубкой, а Генрих открыл конверт и вынул из него пачку фотографий.

-        Сын – Генрих фон Браунштайн. Офицер СС, перед войной уехал на Восток с исследовательской экспедицией, там его следы теряются. Это владельцы поместья. Там еще жили служащие, которые работали в замке. Чета Шульц. Марта и Альберт. Они умерли от тифа во время войны, похоронены неподалеку от поместья, на поселковом кладбище, в конверте есть фотографии.

-        А замок? Что с самим поместьем?

-        Замок цел. Не смотрите что фотографии такого плохого качества. Сейчас в замке русская воинская часть и фотографировать там запрещено. Поэтому снимки поместья сделаны скрытой аппаратурой.

-        Воинская часть?

-        Да, там военный госпиталь. Все поместье обнесено ключей проволокой вместе с озером, и во всех домах организованы палаты и лечебные помещения.

Генрих разглядывал нечеткие фотографии замка и парка, сделанные через колючую проволоку. Там где раньше были розовые дорожки, навалены какие-то доски и мусор, розовых кустов не было, а на их месте стояли грузовики с красными крестами на бортах. Какие-то неопрятные люди в халатах курили у входа в замок. На озере не было видно ни птиц, ни лодок. На одной из фотографий он увидел сваренное из железных прутьев, кривое надгробие с табличкой написанной белой краской. «Марта и Альберт Шульц» - так упокоилась женщина, заменившая ему мать.

-        У четы Шульцев был племянник. Про него что-то известно?

-        Нет. Начать поиски?

-        Нет, не нужно. В принципе Вы узнали то, что я хотел. Давайте рассчитаемся.

Петерсон протянул Генриху листок расходов. Генрих посмотрел в конец, на итоговую сумму и вытащил кошелек. Он отсчитал разницу между итогом и задатком и спросил:

-        Ваше вознаграждение пять тысяч?

-        Да, именно так мы и договаривались.

-        Я добавлю еще тысячу от себя. Вы хорошо поработали. Спасибо. – Генрих отсчитал деньги.

-        Вот куда в Америке мог подеваться Карл Браунштайн?

-        Не знаю. Начать поиски? Только это уже будут совсем другие расходы.

-        Нет, пока не надо, я не могу себе это позволить. Но ведь Вы можете хотя бы предположить?

-        Я могу предположить, что военные преступники будут скрываться в странах, где правительство их не выдаст, или где правительство о них не узнает. Вряд ли это Соединенные Штаты. Скорее всего Мексика, Бразилия или Колумбия. В любом случае, если человек пытается скрыться – найти его будет непросто.

-        Да, это так. Еще раз спасибо, а теперь я пойду. Мне нужно побыть одному.

-        Если потребуется, Вы знаете, как меня найти – Якоб проводил Генриха и пожал ему руку.

Генрих шел по улице в подавленном состоянии. Прошлая жизнь была разрушена. Он предполагал, что дела обстоят примерно так, но не думал, что эти известия и фотографии на него так подействуют. Он шел, обдумывая увиденное, и злость закипала у него в груди. Русские солдаты теперь бросали окурки на дорожки, по которым он в детстве бегал. Все имущество Браунштайнов – большая библиотека ценнейших фолиантов, дубовая мебель, фамильная посуда, гобелены и картины, все было разворовано и растащено этим грязным быдлом. Даже лебеди, и те, не смогли смотреть на это безобразие и покинули некогда прекрасное озеро. А люди, которые его любили и воспитали, которые научили его понимать прекрасное, умерли. Умер и сам Генрих. Лишь его воля к жизни и нечеловеческие способности, сохранили личность и разум уже другом теле. Теперь он будет хранить рассыпавшееся в прах прошлое, бережно записанное в камень, и никто и никогда не заставит его забыть, что он барон Генрих фон Браунштайн.

Русские… как они сумели победить Великую Германию? Эти грязные, волосатые недочеловеки, годившиеся лишь для работ на рудниках, сумели противостоять немецкой армии? Ну, ничего. Генрих еще заставит страдать этих пигмеев. Теперь он будет жить подругому. Он восстановит и разовьет свои паранормальные возможности, и будет брать от жизни все, не считаясь ни с кем. Общество, которое принесло ему столько страданий, теперь будет служить ему, сверхчеловеку. Он будет брать все, что захочет, а кто вздумает ему помешать – умрет.

Генрих дошел до отделения федерального банка и вошел в просторное помещение расчетно-кассового зала. Он подошел к свободному окошку и обратился к женщине-операционистке:

-        Здравствуйте. Мне нужно закрыть счет. – Он протянул в окошко паспорт, с вложенной в него банковской квитанцией.

-        Минуточку. – Женщина взяла документ и углубилась в бумаги. Через некоторое время она дала Генриху подписать документы и пригласила его пройти в кабину для получения наличных. В закрытой кабине, через узкое окошко, Генрих получил от кассира несколько толстых пачек наличных денег. Это были все накопления четы Кристенов. Генрих рассовал их по карманам и вышел из банка.

 

 

<<< предыдущая страница | оглавление | следующая страница >>>

Комментарии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."