Вход

Еще не зарегистрированы? Зарегистрироваться

BКонтакте:

Отправить ссылку в:

Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру Поделиться ссылкой в Одноклассниках

 
Если Вы заметили в тексте ошибку, Вы можете сообщить мне о ней. Для этого выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter 

Шамбала. стр. 22 | Печать |

         Маг жил в этой пещере уже много лет. Когда-то, давно, когда он был совсем молодым, он хотел стать великим воином и прошел многолетнее обучение в нескольких школах при монастырях. Но когда он достиг просветления, он понял, что он не хочет быть солдатом. Он решил развивать свой внутренний мир, ушел в горы и стал отшельником.     В селении остались его родственники и единственный сын. Он иногда навещал их, помогал им, если вдруг кто-то заболевал, но всегда возвращался в свою пещеру в горах. Только тут, вдалеке от людей, он обретал мир и спокойствие, жил в гармонии с природой. Но порочное общество злых и жадных людей достало его и здесь.

медитацияОднажды, во время прогулки по горам, у него вдруг защемило сердце и нахлынуло чувство невыносимой грусти и утраты. Он сел в медитацию и проверил астральные тела своих друзей и родственников.

Его единственный сын был убит. Его астральное тело, неизвестный колдун, ударом выбросил из реальности, и теперь вернуть его обратно не мог уже никто. Мальчик умер. Детей у него больше не было, и маг преисполнился чувством мести. Он не любил убивать, но тот пришелец, который убил его сына, убил еще пятерых тибетцев и, несомненно, заслуживал смерти. Он послал родственникам мысленное сообщение о том, как, и где, их односельчане умерли, и поехал в селение, проститься с сыном. Он забрал его тело, чтобы похоронить, как велит обычай, и выехал на встречу убийце. Убийцей оказался белый человек. Он не был сильным магом, но владел техникой ментального удара. Маг поверг его, и, изменив его сознание, лишил возможности каких либо ментальных действий.

Тибетцы вынесли свой приговор человеку, убившему их мужчин. Они решили похоронить его заживо, вместе с убитыми им воинами. Маг не был против, возмездие должно было свершится, но потом, подумав, он решил использовать его для своих целей.

Он владел техникой замещения астрального тела. Это было редкое умение, его могли освоить маги только высокого уровня. Заключалось оно в том, что маг мог вытолкнуть астральное тело человека и заместить его своим. То есть просто занять тело другого человека. При этом родное тело не умирало, и все связи сохранялись. Маг оставлял свое тело, выталкивал душу жертвы на верхний уровень астрала, и занимал его оболочку. Попользовавшись телом, он оставлял его, возвращался в свое тело, и душа жертвы могла вернуться обратно. Никакие связи не нарушались. Это было очень удобное умение, только для применения его на деле, требовался постоянный донор тела.

Использовать каждый раз тела разных людей не представлялось возможным, потому что обмен тела требовал длительную подготовку донора. Магу нужен был человек, телом которого он мог бы пользоваться постоянно. Однажды ему удалось раздобыть такого.

В его местности объявилась банда заезжих казахов - разбойников, грабившая селян. Родственники обратились магу за помощью. Он не стал убивать казахов, просто сделал им внушение, а их главаря, отъявленного бандита, обезоружил и оставил себе, в качестве донора тела. Казах по своей природе был очень похож на тибетца. Маг пользовался его телом как своим без затруднений.

Теперь, когда у него в руках был белый убийца, можно было попробовать пожить в теле белого человека. Маг дождался, когда начнутся похороны, чтобы соблюсти обычай, а потом забрал белого себе. Он подготовил его тело, постепенно стирая его воспоминания и оставляя ему только примитивные навыки. Маг тщательно затер в сознании белого все его былые боевые умения, а заодно и его память о себе как о личности. Конечно, возможности человеческого мозга были ему полностью не подвластны, но сделать из белого послушного раба, ему удалось. Маг позволял белому работать, хорошо кормил его, а когда занимал его тело, то бережно к нему относился. Он нашел в нем несколько мелких изъянов, зарождавшихся болезней, и вылечил их. Он много тренировался в его теле и постепенно развил его, сделал сильным и крепким.

Маг часто позволял белому донору занимать свое тело и жить в реальности. Белому он отвел роль работника, который выполнял все домашние дела. Его тело он брал не часто, так как это был белый человек, которые были редкостью в этих местах. Чаще всего маг уходил в теле казаха, чтобы инкогнито посещать нужные ему места. А белого он почти лишил разума, оставив ему только навыки домашней работы. Он наблюдал за белым и как только в его взгляде появлялись осмысленные нотки, подчищал его сознание, убирая ненужные воспоминания.  Раб работал хорошо, а когда вся работа по дому была переделана, и его присутствие было не нужно, маг погружал его в летаргический сон, который мог продолжаться неделями и месяцами.

Так жили они в втроем, уже несколько лет и мага все полностью устраивало. Он периодически менял тела, не давая им залеживаться. Ему нравилось вернуться с тренировки уставшим, до дрожжи в ногах, поменять тело и снова чувствовать себя отдохнувшим и полным сил, пока предыдущее, уставшее тело, отдыхает. Маг успокоился, в его доме опять наступил мир. Месть его состоялась. Убийца его сына до конца своих дней будет его рабом.

 

* * *

 

         Человек, с густой бородой и черными волосами, заплетенными в длинную косу, прошел в полумрак спальной комнаты. Там, на соломенном матрасе, лежал, другой человек, лицо его было спокойно, раскосые глаза закрыты, русые волосы убраны под повязку. Человек спал. Белый подошел к нему, отбросил покрывало, сел на край лежака и начал массировать ему ноги, разгонять кровь в расслабленных мышцах. Закончив массировать ноги, он перевернул казаха на живот, и начал массаж спины, разглаживая слежавшуюся кожу и мышцы. Когда тело казаха порозовело, человек перевернул его обратно на спину и бережно укрыл покрывалом. Поправил под его головой подушку и вышел из комнаты.

В кухне человек взял метелку и стал наводить порядок в пещере. Он подмел пол, бережно собрал в ладони пыль, и вышел наружу. В горах расцветала природа, весенние ручьи, прорезав ледяные шапки гор, весело струились в долину. Человек оглядел весеннее небо, вдохнул полной грудью кристальный горный воздух и поспешил вниз, ему еще нужно было заготовить дров для очага. Через некоторое время он поднялся обратно, неся на плечах большую вязанку сучьев. Не останавливаясь, он прошел в пещеру, скинул обувь и сложил дрова возле камина. Затем, будто что-то вспомнив, снова надел обувь и вышел из пещеры.

Рядом, на склоне, среди весенних цветов резвились суслики. Весь склон был испещрен их норами, и они бегали и весело свистели вокруг. Человек поднял с земли камень и затаился в траве. Суслики успокоились и снова начали подниматься столбиками возле своих норок. Человек сделал едва заметное глазу движение и метнул камень в ближайшее животное. Суслик подпрыгнул и захромал на перебитых лапах по склону. Человек бросился за ним, но животное успело юркнуть в большую дыру в скале. Человек протиснулся в дыру, преследуя суслика, и очутился в небольшой пещере. Суслик пересек зал и скрылся в куче какого-то тряпья, лежащего в углу. Человек подбежал к куче, стал раскидывать ее в поисках животного и вдруг остановился.

У него в руках была какая-то интересная одежда, которая вдруг всколыхнула в его мозгу волну эмоций. Он взял в руки черную, из добротной ткани куртку и поднес ее к глазам. На груди куртки, чуть повыше карманов, было прикреплено блестящее изображение орла, раскинувшего в стороны крылья и держащего в когтях круг с хвостатым крестом. Человек долго смотрел на этого орла и вдруг, в его мозгу всплыло изображение штандартов и красных знамен со свастикой, а под этими знаменами, маршировали молодые, крепкие люди в одинаковой черной форме. «Настоящие арийцы…» - прошептал человек. Он оглядел куртку со всех сторон, и начал перебирать остальные вещи, лежащие в куче. Там оказались высокие черные сапоги, странная черная шапка с таким же знаком, как и на рубашке. Под вещами человек нашел рюкзак и заглянул вовнутрь. Там лежал небольшой кожаный мешочек на свитом из кожи жгутике, а в мешочке было что-то твердое. Человек схватил мешочек и сунул его за пазуху. Затем под рюкзаком отыскал таки суслика и вытащил упирающееся животное на свет. Взяв его за задние лапы, человек два раза сильно ударил его головой о камни и поспешил наружу. Он выбрался из норы и побежал домой, радостно размахивая трофеем. В пещере его уже ждал высокий тибетец. Человек подбежал к нему и в поклоне протянул ему суслика. Тибетец улыбнулся уголками губ и сказал:

-        Оставь его, приготовишь себе еду. Я приду нескоро.

Он поднялся, прошел в спальню и лег на лежак. Через минуту, казах, лежащий рядом, поднялся и, разминая руки, вышел в зал. Он переоделся в одежду тибетского воина, взял оружие, наполнил флягу и привязал ее на пояс. Затем, еще раз оглядел комнату и белого, сидящего у камина, и тупо смотрящего на огонь, и уверенным шагом, вышел из пещеры.

         Белый человек, сидящий у камина, сунул руку за пазуху и вытащил кожаный мешочек. Затем задумчиво раскрыл его и вынул небольшой черный камень продолговатой формы. Он поднес камень к лицу и вгляделся в его черную блестящую глубину. Внезапно его взгляд оживился, как будто в камешке он увидел что-то очень интересное. Человек замер, всматриваясь в черноту камня, и в его мозгу, словно откуда-то из темноты, стали появляться образы. Эмоции и переживания прошлой, забытой жизни, потекли, питая иссохшую память. Шамбала, шамбала, шамбала, в голове возникали картинки, и воспоминания как будто всплывали откуда-то из самых глубин подсознания и расцветали в его мозгу мельчайшими подробностями. Генрих увидел зеленые всполохи, знакомые, бородатые лица немецких исследователей, Шеффера и Гира, парусиновые палатки, он прошел по лагерю в черных, яловых сапогах и новенькой форме офицера СС, он увидел коричневые лица шерпов и мокрые джунгли.

Генрих опустил камень и задохнулся от навернувшихся на него эмоций. Он закрыл глаза руками и слезы хлынули у него из глаз. Всхлипывая и дрожа всем телом, он опять начал вглядываться в камень. Опять потекли красочные воспоминания. Он увидел дворец, укрытый прозрачной крышей, красавицу в белом сари на скамейке в саду, теплоход, брезентовые, полосатые шезлонги и людей в костюмах на палубе. Самолет, покачивая крыльями, чиркнул колесами по взлетной полосе и, пробежав, остановился. Черный легковой автомобиль, обогнув озеро с красными кленами на берегу, остановился возле ограды замка, взметнувшего свои башенки, увенчанные флюгерами, в туманное небо. Он увидел фрау Марту и отца - барона фон Браунштайна, он вспомнил все. Воспоминания прошедшего времени хлынули на него из глубин подсознания. Он вспомнил как тибетец, который сейчас спал в соседней комнате, бьет его ногой в лицо, он вспомнил стервятников, перепачканных в кровавой слизи, прыгающих вокруг него, барахтающегося на земле. Генриха захлестнули эмоции и он, ударив кулаками в землю, что было сил, закричал:

-        Сво-оло-очь!!!

Задыхаясь от нахлынувших эмоций, он выбежал из пещеры и разорвал на себе рубаху. Он упал на землю и, снова и снова, вглядывался в камень. Его жизнь постепенно возвращалась к нему, он впитывал из камня все, свои знания, свои чувства, свои эмоции, которые когда-то, так подробно сам записал на него.

Он читал и читал свою жизнь, которой его лишили, и чувствовал, как барон Генрих фон Браунштайн, возвращается в этот мир.  

Он понял, кого из него сделал этот тибетец. Но нет! Он не жалкий раб! Он будет бороться до конца! Полный решимости Генрих вернулся в пещеру, взял факел и протиснулся в случайно обнаруженный грот. Это был какой-то склад. Тут валялось много вещей, которые, видимо, были не нужны магу. Генрих, сбросил с себя рабские обноски и с трепетом начал облачаться в немецкую форму. Сердце колотилось и казалось, сейчас выпрыгнет из груди. Его мучитель недавно ушел и придет, наверное, не скоро, у Генриха есть время, но нужно было торопиться. Он облачился в форму, надел сапоги и фуражку и застегнулся на все пуговицы. Затем бросил в рюкзак лежащее тут же одеяло и компас и вылез наружу. Он понимал, что этот маг – тибетец, не даст ему уйти. Он найдет и убьет его, или, что еще хуже, вернет его обратно в рабское существование. Этого нельзя было допустить! Генрих вошел в пещеру и прошел в спальню. Он смотрел на тело своего мучителя и волны злости накатывали на него. Наконец он не сдержался и начал его бить.

-        Сволочь! Сволочь! Сволочь! - Он бил его неподвижное тело руками и ногами по лицу, пока не разбил его до неузнаваемости, а подушка и покрывало не пропитались кровью.

-        Не-ет! Это еще не все! – Генрих понял, что он сделает. Он схватил тело тибетца за рубаху и перебросил себе на плечо. На другое плечо он закинул рюкзак и вышел из пещеры. Физически он был невероятно крепок и силен, Генрих легко побежал, держа на плечах тело тибетца. Он бежал по еле заметной тропе, по которой он, когда-то давно, пришел сюда пленником. Пробежав несколько миль, он вышел на поляну, окруженную стенами скал, на которых гроздьями сидели десятки грифов. В середине поляны, усеянной мелкими, белыми костями, лежали три крупных камня и большой топор. Грифы, увидев Генриха, оживились и загоготали. Генрих бросил тело тибетца на землю и взялся за топор. Тибетец лежал, раскинув руки, лицо его было разбито, и кровь стекала на траву. Генрих поднял топор и остановился. Перед ним лежал человек, какой бы он ни был сволочью в глазах Генриха, но это был человек. Не мог барон фон Браунштайн ударить топором беззащитное человеческое тело. Генрих швырнул топор на землю и прошипел сквозь зубы:

-        Сдохни!

Он посмотрел на грифов, с интересом наблюдающих за ним и, обращаясь к птицам, закричал, воздев руки:

-        Небесные похороны! Я хороню этого человека! Придите и возьмите его!

Грифы, важно переступая когтистыми лапами, плюхались на землю. Генрих отошел в сторону и повернулся. Сначала один стервятник провел клювом по окровавленному лицу тибетца, затем другой ударил его, вырывая клок мяса, и тут вся эта свора, гогоча и толкаясь, набросилась на добычу, и тело тибетца скрылось в куче пернатых тварей.

         Генрих повернулся, подобрал рюкзак, и побрел по поляне, куда глаза глядят. В душе его было пусто. Его врага разорвали грифы, но Генриху это уже было безразлично. Он был жив, он опять победил. Но какой ценой досталась ему эта победа?

         Генрих оглянулся и вдруг, недалеко на горе, увидел фигуру. Это был маг в теле казаха. Он стоял над поляной и смотрел, как стервятники рвали его тело. Генрих остановился и напрягся. Маг посмотрел на него, их взгляды встретились, а потом, казах повернулся и пошел вверх по тропе.

Маг потерял свои магические способности вместе со своим телом. Теперь они с Генрихом были на равных. Но они оба уже не хотели мести. Маг, имени которого Генрих даже так и не узнал, отпустил Генриха, а сам отправился доживать свой век простым казахским воином. А может, кто его знает, когда-нибудь этот казах, пройдет обучение в разных школах и снова станет великим магом? Как бы то ни было, Генриха его судьба больше не интересовала.

Нужно было выбираться и начинать жить заново.

 

 

<<< предыдущая страница | оглавление | следующая страница >>>

Комментарии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."