Вход

Еще не зарегистрированы? Зарегистрироваться

BКонтакте:

Отправить ссылку в:

Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру Поделиться ссылкой в Одноклассниках

 
Если Вы заметили в тексте ошибку, Вы можете сообщить мне о ней. Для этого выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter 

Шамбала. стр. 20 | Печать |

Генрих остановился, нужно было передохнуть и собраться с мыслями. Да, опрометчиво он поступил, когда решил посетить сразу седьмую ступень обучения. Но и тот факт, что он выжил, говорил о том, что он уже совсем не новичок. Интересно, какую информацию должно было дать это свечение, идущему по Пути Шефферу? Ну ладно, об этом потом, а сейчас надо было привести себя в порядок и разобраться куда занесла его судьба.

Генрих перетряхнул рюкзак, единственное, что у него осталось, и разобрал имеющиеся вещи. В рюкзаке лежала его форма офицера СС. Генрих всегда брал ее с собой, если имелась вероятность какой-нибудь официальной встречи, в строгой черной форме офицеры выглядели очень солидно и представительно. Кроме формы в рюкзаке лежали бритвенный станок, мыло и полотенце. В кармашках рюкзака Генрих нашел фляжку с виски и, к счастью, маленькую аптечку, в которой были бинт, йод, стрептоцид и марганец. На поясе, в ножнах, у него висел походный нож. Так же, пошарив по карманам, он нашел зажигалку и компас. Генрих воодушевился, все не так уж и плохо! Он отхлебнул виски и поморщился. Алкоголь обжег разбитые губы и теплом прокатился по телу. Он разорвал упаковку бинта и, глядя в лезвие ножа как в зеркало, начал обрабатывать раны на лице. Закончив с лицом, он перебинтовал поцарапанную ногу и позволил себе расслабиться.

Так. Они ехали почти целый день, значит, пешком обратно, ему потребуется не менее пяти дней. Экспедиционеры скорее всего хватятся его и, наверное, оправят ему на встречу группу. «Ладно, все у меня получится!» - подумал Генрих. Но тут его ждал первый неприятный сюрприз. Компас, который он нашел в кармашке, оказался нерабочим. Стрелка свободно крутилась во всех направлениях, не желая искать север. Это было осложнение, так как в горах не везде можно было пройти, и направление на тропу можно было найти только с помощью компаса. Бежал он примерно полчаса, непонятно в какую сторону. Приближаться к тому месту, где остались лежать ружья и карта, у Генриха не было ни малейшего желания. Он чудом оттуда выбрался и больше не хотел рисковать и испытывать свой таймер на безотказность. Оставалось только идти, ориентируясь по солнцу. Судя по тому, что вокруг не было видно ни одного животного или птицы, можно было предположить, что эта лазурная аномалия не привязана к конкретному месту и может появиться где угодно. К тому же, скоро Генриха начнет одолевать голод и жажда, а в округе не было ни воды, ни дичи. Нужно было уходить с этого опасного и загадочного места.

Он поднялся, забросил на плечи рюкзак и зашагал прочь, к расселине в горах, которую заметил на горизонте. Он шел, пока не стал валиться с ног от усталости. Солнце давно перевалило за полдень, а Генрих все брел, изнывая от жажды и усталости, боясь остановиться. Наконец, в расщелине между скал он увидел зеленые заросли кустов. Там могла быть вода. Он продрался через кусты и обнаружил небольшой ручеек, вытекающий из под камней, и скрывающийся в зарослях. Тут же была каменная площадка пригодная для стоянки, и Генрих решил сделать привал. Он напился, лег на камни, и сон быстро сморил его. Проснулся он от ощущения, что рядом кто-то есть. Генрих открыл глаза и успел заметить мелькнувшую маленькую тень. Тогда он решил притвориться спящим и замер, наблюдая из под прикрытых век. Вокруг никого не было, но Генрих решил подождать. Через несколько минут тишины, за камнями появился толстый хомяк. Он осторожно высунулся и разглядывал человека маленькими черными глазками. Генрих, глядя на хомяка, сгенерировал волну и движением пальцев послал ее в животное. Хомяк с шорохом скрылся за камнями. Генрих поднялся, и вытащил из-за камней тушку животного. Наличие тут живого существа говорило о том, что зеленая аномалия не посещала эти места.

{ ------ здесь фрагмент текста, доступный только зарегистрированным пользователям ------ }

Поужинав и согревшись, Генрих начал размышлять над тем, что с ним произошло. Судя по всему это свечение и было то, что должен был увидеть Шеффер. Но после лет обучения в шести школах, у него должен был быть инструмент, при помощи которого он прошел бы в эти ворота. Если это вообще были ворота. За то, что Шеффер, преодолев этот этап, должен был не только остаться жив, но и получить какое-то знание, говорило и то, что, это место было седьмым пунктом на Пути, и после него значились еще два. Невероятно, что же тогда было в последних двух этапах?!  Несчастный Шеффер, увлекшись своими птичками, даже не представлял, что он пропустил! Ну, а рассказывать об этом, у Генриха не было желания, так как с обывательской точки зрения, это все была невероятная фантастика. Шеффер конечно не обыватель, повидал всякое, но у него свой путь, а у Генриха свой.

На горы опустилось черное, усыпанное бриллиантами звезд, покрывало ночи. Генрих сидел у костра и, глядя на пляшущие языки пламени, размышлял о превратностях судьбы забросившей его в это неизведанное людьми место. Он, аристократ, барон, потомок старинного рода Браушнштайнов, сидел сейчас на краю планеты, в стране, населенной магами и пигмеями, в горах, у костра, и доедал запеченную в углях крысу. Как все-таки далеко может завести пытливого человека жажда знаний! Размышляя над этим, Генрих, незаметно для себя заснул.

         Утром Генрих продолжил путь. Местность была ему не знакома, он ориентировался по солнцу и шел через долины и расселины, по которым могла ехать группа, которую, возможно отправят на его поиски. Он не хотел, чтобы погиб кто-то из его друзей, и шел, внимательно оглядывая окрестности. К вечеру следующего дня он опять выбрал себе место для стоянки возле небольшого ручья протекавшего в долине. По дороге ему удалось убить небольшую горную козу. Он вырезал из нее самые аппетитные куски и теперь его ждал отличный ужин. Генрих развел большой костер, чтобы прогреть землю, на которой придется провести ночь, и зажарил мясо.

Поужинав, он растянулся на теплой земле и собрался отдыхать, как почувствовал, что рядом кто-то есть. Он вскочил, вглядываясь в сумерки, и тут ему в ребра уткнулось что-то острое. Генрих обернулся. Сзади стоял низкорослый молодой тибетец, в руках у него было копье, острие которого упиралось Генриху в живот. Одет он был как воин, за поясом был заткнут кинжал, а сбоку висели кожаные ножны с короткой кривой саблей внутри. Воин смотрел на Генриха и нагло улыбался.

-        Эй, ты чего? – Удивился Генрих.

-        Ты это… Ты убери свое копье, я не причиню тебе вреда! – Генрих старался выглядеть как можно дружелюбнее.  Воин сделал выпад копьем в лицо Генриху, тот в страхе отпрянул, а тибетец нагло рассмеялся. Он не опуская копья, наклонился и начал шарить в рюкзаке Генриха. Нащупав там фляжку, он вытащил ее, оглядел, что-то радостно залопотал на своем языке и сунул ее в карман своих шаровар. Потом опять ткнул копьем в сторону Генриха, отгоняя его от костра. «Недобрые люди в горах» - вот о ком говорил министр… Что ж, на этих бандитов у Генриха есть управа. Он, глядя на копающегося в его вещах пигмея, сгенерировал волну и, щелкнув пальцами, послал ее в вора. Пигмей, как сидел, наклонившись над рюкзаком, так и упал, уткнувшись лицом  в раскиданные вещи. Генрих подошел к нему и перевернул тело. Вдруг сбоку, за кустами, раздался треск, топот убегающих ног, а потом ржание лошади и удаляющийся цокот копыт. Черт! Этот бандит был не один! Тот, который убежал, видел, что Генрих убил тибетца и теперь был нежелательным свидетелем. Генрих быстро собрал вещи и выбежал из расселины. Недалеко, в сумерках, он разглядел лошадь, она была под седлом, и видимо, это ее хозяина убил Генрих.

Генрих вскочил на лошадку и дал ей шпоры не трогая поводья. Пусть лошадь сама выберет куда везти наездника. Лошадь понесла Генриха по, только ей известной, тропе. Ехал он довольно долго, пока вдалеке, в темноте не показался огонь. Генрих спешился, привязал лошадку к кусту, а сам осторожно стал подкрадываться к костру.

Перед костром сидело несколько тибетцев. Они были одеты, так же как и тот, которого убил Генрих, и оживленно о чем-то разговаривали. Генрих прислушался. Один, сильно жестикулируя, что-то рассказывал. «Демон, демон!» - только мог разобрать Генрих. Остальные его внимательно слушали и их лица были серьезны. То, что это были разбойники, Генрих не сомневался и, судя по всему, они обсуждали план охоты на него, как на демона, убившего их товарища.

Пять человек. Пять ненужных свидетелей. Генрих понял, пока у него есть фактор внезапности, он может победить. Но если промедлить, эта банда начнет на него охоту и неизвестно кому повезет. Нужно было ударить первым.

Бандиты сидели у костра кучно, и можно было попробовать накрыть их всех одним ударом. Генрих знал теоретически, что такой удар возможен – он помнил как министр, на его глазах, одним движением убил сразу двух волков. Позже, в медитациях, Генрих пришел к выводу, что одной волной можно задеть несколько похожих между собой живых существ. Волны астральных тел людей почти идентичны, и, если сгенерировать большую волну, то под ее отрицательную амплитуду могли попасть все, кто находился рядом.

Генрих начал дыхательное упражнение на концентрацию. Он глубоко дышал, нагнетая в себя энергию и глядя на людей, сидящих у костра. Он представлял каждого по отдельности и все описания сливал в общую массу, которая, вибрируя, зарождалась у него в груди. Он перекатил большой, вибрирующий шар, себе в руку, и еще раз оглядев людей у костра, ударил. Он поднял шар над головой и с криком, с резким выдохом, швырнул его в людей. Удар  раскидал тибетцев как тряпичные куклы. Те, кто сидел, расслабившись повалились на землю, а стоявший воин, упал навзничь лицом в костер, поднимая тучу искр, и тело его закорчилось объятое пламенем.

         Генрих подбежал к костру. Двое пигмеев лежали, не подавая признаков жизни, один горел в костре, распространяя удушливую вонь, а еще двое были живы. Они, ошалев, трясли головами и ползали на карачках по земле. Генрих подошел и добил каждого персональным ударом.

         С ненужными свидетелями было покончено. Теперь можно было разобраться, какие трофеи принесла ему эта бойня. Он обшарил вещи пигмеев, нашел большой запас вяленого мяса, фляги с тибетским пивом и водой. В сумках бандитов обнаружилось довольно много денег и красивые, видимо драгоценные, камни, завернутые в шелковые платки. Генрих взял пару шерстяных одеял, еду и воду, погрузил все это на лошадь и отвел ее в сторону. Теперь нужно было замести следы.

В этой местности было много красных волков, Генрих постоянно слышал их вой и чувствовал их присутствие. Волки боялись огня, поэтому Генрих тщательно залил остатки костра и потушил все угли. Он не сомневался, вонь от горящего трупа уже привлекла этих хищников, и к утру от тел пигмеев ничего не останется. Вот и отлично. Свидетели ему не нужны и теперь у него есть все, для того чтобы догнать караван. Генрих взял двух лошадей и поехал дальше, нужно было где-нибудь подальше переждать ночь.

Он выехал в долину, но дальше следовать не представлялось возможным, кругом была непроглядная тьма. Генрих спешился, в темноте, наощупь набрал палок и сухой травы и разжег костер. До утра он просидел возле костра, поддерживая огонь, отпугивающий хищников, а как рассвело, двинулся в путь.

         Путь Генриха лежал через небольшую долину, которая заканчивалась узким проходом между горами. Генрих вел лошадок вдоль ручья, текущего по долине и теряющегося в расщелине в горах. Теперь Генрих был осторожен и внимательно оглядывал окрестности и, подъехав к проходу в горах, вдруг увидел Его.

 

         Впоследствии Генрих анализировал ситуацию и пришел к выводу, что, после всего того, что он сделал, эта встреча была неизбежна. Их встреча состоялась бы в любом случае, куда бы Генрих не подался после убийства тибетцев. Генрих совершил необратимый шаг на своем Пути, и теперь все, что произошло дальше, было лишь последствием этого шага.

         В проходе, низко опустив голову, стоял человек. Он был в широкополой соломенной шляпе, и она полностью закрывала его лицо. На нем была рубаха и шаровары утянутые поясом, такие же, как и на убитых Генрихом бандитах. Человек был худощав, тело его было пропорционально развито и было заметно, что он физически силен. Лицо скрывала шляпа и было не понятно кто он по национальности. Рядом с ним стояла лошадь и через ее седло был перекинут какой-то продолговатый сверток. Подъехав ближе, Генрих понял, это было тело, завернутое в мешковину. Человек поднял голову и посмотрел на Генриха пронзительным взглядом, полным ненависти. «Ты убил моего сына» - пронеслось в мозгу Генриха ментальное послание. «Ты будешь наказан». Генрих понял, это сама смерть сейчас смотрела на него черными глазами этого тибетца. Он машинально сгенерировал волну и бросил ее в человека. Человек быстро повернулся вокруг себя и сделал резкий выпад в сторону Генриха. На сознание обрушился удар, как будто его ударили кувалдой по голове, все вокруг вспыхнуло, и Генрих потерял сознание.

 

 

<<< предыдущая страница | оглавление | следующая страница >>>

Комментарии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."