Вход

Еще не зарегистрированы? Зарегистрироваться

BКонтакте:

Отправить ссылку в:

Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру Поделиться ссылкой в Одноклассниках

 
Если Вы заметили в тексте ошибку, Вы можете сообщить мне о ней. Для этого выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter 

Гончие стр. 106 | Печать |

 

         Неплохим казино, в понимании Леры, оказался большой развлекательный комплекс, включающий в себя кроме казино, еще и ресторан с ночным клубом, разделенные между собой переходами. Лера свободно ориентировалась в заведении, она провела Алекса по кондиционированному коридору с зеркальными стенами, и они вышли в зал ресторана, где к ним сразу же подошел метрдотель. Они заняли столик в углу зала, Алекс развернул предложенное меню и задумался.

-        Ты чего? О чем думаешь? – Заметила Лера перемену в настроении Алекса.

-        Я начинаю вспоминать прошлое… - Задумчиво ответил тот.

-        Вот, знаешь… Смотрю винную карту и могу сказать чем отличается Солайя урожая 90-го года от урожая 88-го… В девяностом вкус был более насыщен…

-        Хорошо ведь?

-        Я жил в Европе. Довольно долго… Я помню мостовые, узенькие улицы и, почему-то, какой-то кинотеатр…

-        Леша, все будет нормально. Снова возьмешь у Серегина подробности своей жизни, мы прокатимся по местам где ты жил, и ты все вспомнишь. В кинотеатр сходим, Солайи, урожая 90-го года выпьем. – Лера взяла его за руку и с улыбкой посмотрела в глаза.

-        Я не сомневаюсь.

        

         В ресторане приятная прохлада и негромко играет музыка, мягкие кресла и хорошее вино настраивает на спокойный, лирический лад. Лера пересела на диван рядом с Алексом и положила голову ему на плечо. Ей хорошо и спокойно. Она наслаждается моментом, и Алекс, почувствовав настроение, обнял ее и молчит. Лера неспешно потягивает из высокого бокала вино и вглядывается в полумрак заведения. Предчувствие. Оно опять что-то обещает, и это что-то не предвещает опасности… Что-то интересное, они не спроста пришли в этот ресторан…

         Посетителей немного, лишь в отдельной кабинке – нише, в глубине зала, обедает какая-то компания. Несколько молодых людей расплачиваются с официантом, Лера вглядывается и вдруг узнает знакомую фигуру - плотный, коренастый мужчина, с длинными, заплетенными в тонкую косичку волосами. Весельчак и балагур. Геннадий. Лера улыбнулась, а из-за его широкой спины выходит Ксюша… Хех! Вот во истину – мир тесен! Вот, оказывается, что обещало предчувствие – встречу со старыми знакомыми, о которых она уже успела позабыть…

Гена вышел из кабинета, огляделся и встретился глазами с Лерой. От неожиданности он остановился и немного изменился в лице. Затем совладал с собой, взял под локоть Ксюшу, и, показывая пальцем на улыбающуюся Леру, что-то зашептал ей на ухо. Ксения, увидев старую знакомую подняла руку в приветствии и весело помахала.

-        Кто это? – Шепотом спросил Алекс.

-        Это друзья. Мы на Кипре вместе отдыхали, я тебе рассказывала. Они хорошие люди. – Пояснила Лера и махнула Геннадию рукой, приглашая его за стол.

         Геннадий подошел к столу, сел на предложенное кресло и как-то напряженно, глядя Леру, сказал:

-        Ну, здравствуй… - Он замолчал и посмотрел на Алекса.

Обстановку разрядила Ксюша, весело крикнув:

-        Марика, привет! Какими судьбами? И вам добрый день! – Она улыбнулась Алексу.

-        Познакомься. Это Ксения и Геннадий. Мои друзья. – Лера представила Алексу гостей.

-        Это Алекс. Мой друг.

-        Друг моего друга – мой друг! – Гена совладал с собой, и, улыбаясь, протянул руку Алексу. Тот ответил на крепкое рукопожатие.

-        Ух ты, ты так похорошела! – Весело воскликнула Ксюша оглядывая Леру.

-        Дак… Это просто там, на Кипре я неважно смотрелась с обгоревшей кожей… А ты тоже, прекрасно выглядишь! – Ответила Лера.

Они перекинулись еще парой незначащих фраз, а Алекс с Геннадием, улыбаясь, наблюдают за девушками.

-        Обедаете? – Спросила Лера.

-        Вы же вроде питерские? Что в белокаменной делаете? Работа?

Гена с Ксюшей переглянулись:

-        Она ничего не знает… Расскажем?

-        Что не знаю? – Забеспокоилась Лера.

-        Ты помнишь Наташку? Которую ты тогда спасла в казино? – Спросила Ксюша.

-        Помню, конечно.

-        Она умерла.

Все замолчали. Лера, подумав, спросила:

-        Наркотики?

Ксюша молча кивнула поджав губы.

-        Примите мои соболезнования… Мне жаль, что я не была рядом… Может смогла бы помочь еще раз… Давно это случилось?

-        Две недели назад. Купила где-то чистый, неразбавленный героин и передозировалась. Откачать не получилось. – Ответил Геннадий.

Повисла пауза. Потом Лера спросила:

-        А как Костя? У нее же был парень?

Гена с Ксюшей опять переглянулись и Гена, вздохнув, сказал:

-        С ним еще хуже… Он в коме.

-        В коме? Как? Почему?

-        Это произошло на кладбище, во время похорон Наташи. Он потерял сознание прямо у гроба. Он до этого стоял бледный, как смерть, я его под руку держал. А потом упал и все. Врачи говорят депрессия, нервное потрясение… кто-то даже говорит – солнечный удар. Но никто, ничего, не говорит точно. Он жив, но он в коме. Уже две недели. И состояние его, я подозреваю, лучше не становится.

-        Где он?

-        Эдуард Борисович – его отец, приказал организовать в доме палату и его перевезли домой. Сейчас его наблюдают несколько лучших врачей, но результатов пока никаких.

-        А какие симптомы? – Поинтересовался Алекс.

-        Внешне почти ничего особенного. Врачи ничего понять не могут. Он как будто спит, но этот сон – как смерть… Температура тела понижена, на раздражители не отвечает, пульс замедлен… Говорят, какая-то разновидность летаргического сна… Эдуард Борисович не может постоянно находится возле Кости, служба все-таки… Вот мы с Ксюшей и живем уже две недели рядом с ним, ждем когда что-то изменится. Обедать иногда сюда ездим, чтобы не напрягать прислугу.

-        Любил он ее… - Тихо сказала Ксюша.

-        Он очень любил Наташку. Он не смог жить без нее…

Все замолчали, переваривая сказанное. Алекс задумался. Ситуация показалась ему знакомой и почти понятной… Где-то рядом витала мысль, которая содержала в себе ответы на все вопросы и решение, которого никто не заметил… Человек жив. Он просто в коме. В том состоянии, в котором он сам проводил много времени и из которого, верный друг Степаныч, его всегда вытаскивал. Там нереальность. Оттуда самому не выбраться. Нужна помощь и эту помощь должен оказать не врач.

         Лера посмотрела на Алекса, она поняла, о чем он думает. Если кто-то и может вернуть ушедшего в нереальность человека, так это следопыт, который сам там бывал не раз… Он наклонился и прошептал ей на ухо:

-        Думаю, твоему другу можно помочь. Я могу попробовать.

Лера повернула голову и прошептала в ответ:

-        Я даже знаю, как будет. Мы поедем к ним, и некоторое время проведем у них дома.

А затем сказала, обращаясь к Геннадию и Ксюше:

-        Я вас немного просвещу на счет Алекса. Он врач-психолог, специалист по летаргическим состояниям, специализируется как раз на таких случаях.

-        Да? – Удивился Геннадий.

-        Меня начинают терзать смутные сомнения в том, что наши встречи случайны. – Улыбнулся Геннадий и сказал, обращаясь к Алексу:

-        Вы думаете, в нашем случае есть способ лечения?

-        Мм.. Это нетрадиционная медицина. – Ответил Алекс, и, видя оттенок недоверия на лице Геннадия, начал на ходу сочинять:

-        При помощи специальных техник гипноза и медитации, врач может, если можно так выразиться, «подключиться» к сознанию пациента. Если пациент пойдет на контакт, то его можно будет подтолкнуть к пробуждению. Он сам должен проснуться, тогда его организм плавно включится в работу и все обойдется без особых травм.

-        Вы можете поехать к нам и это проделать?

-        Я не буду давать стопроцентных обещаний, но есть вероятность, что у меня получится.

Геннадий задумался. Ксюша с надеждой смотрит на него.

-        А давайте попробуем, чем черт не шутит? Если традиционная медицина разводит руками, то почему бы и нет? Вы ведь не сделаете еще хуже? Дальше то уж все равно некуда… Эдуард Борисович отдал нам гостевой дом, там места много, комнаты вам предоставят…

-        Нам можно одну комнату. – Уточнила Лера, глядя в глаза Геннадию.

Тот на секунду замялся и ответил:

-        Да, конечно… Ну, что? Поедем?

-        Поехали.

 

Все погрузились в Ксюшину малолитражку, и Лера приготовилась ехать долго, куда-то за город, но резиденция Эдуарда Борисовича оказалась гораздо ближе. На выезде из города, где еще виднелись крыши многоэтажок, но деревья уже становились гуще, Ксюша свернула с шоссе на узкую, асфальтовую дорожку, которая петляя, терялась между сосен. Через несколько сот метров, дорожка уперлась в высокий забор из красного кирпича, и Ксюша остановила машину у небольших железных ворот. Никого из охраны не было видно, но ворота дрогнули и начали медленно открываться, пропуская гостей. Они въехали на территорию резиденции и машина, мягко шурша шинами, покатила по дорожке усыпанной розовой, мраморной крошкой.

-        Ничего себе… - Присвистнула Лера, глядя в окно.

На огромной площади, сколько можно было видеть, был разбит большой, ухоженный парк. Небольшие березовые рощи, разделяются цветниками и пешеходными дорожками. Невысокие кованые ограды, уютные беседки, фонари-шары, на тонких чугунных ножках, похожие на полные луны, скрывающиеся в кронах березок. Длинные ряды розовых кустов и еще каких-то неведомых, но очень красивых цветов, протянулись вдоль тропинок. Все это великолепие раскинулось с одной стороны большого, вытянутого вглубь резиденции, пруда. Через пруд перекинуты два чугунных, изогнутых моста с витиеватыми коваными перилами, соединяющие парк и жилую часть резиденции. Жилая часть состоит их трех домов, расположившихся вдоль берега, окнами на пруд и парк. Первый, судя по всему, основной жилой дом - трехэтажный, из красного кирпича и самый большой по размеру. Еще два двухэтажных домика расположились чуть дальше, и скорее всего, служили гостевыми домами. Резиденция занимает большую площадь, другого края забора не видно за березками и цветниками.

-        Я-то думала, это я богато живу… - Улыбаясь, протянула Лера.

-        Кто же такой, этот Эдуард Борисович?

-        Я тебе еще тогда, на Кипре про него рассказывал. – Повернулся к ней Геннадий.

-        Не помнишь? Он всю жизнь в госбезопасности прослужил. Еще при СССР, а сейчас на пенсии, но все равно в этой сфере работает. Советник президента, его дела в Европе, связаны с нефтегазовым сектором. – Гена сделал паузу и начал рассказывать:

-        По-моему мнению, его бизнес служит интересам госбезопасности, иначе, откуда еще такое влияние и деньги… Короче, тайная государственная коммерческая лавочка. Геополитика. Европа, Ближний Восток… Государству надо распространять свое влияние, чтобы соседи любили и уважали, но чтобы мировая общественность не обвиняла в прямом финансировании каких-нибудь ближневосточных боевиков… и это делается через таких вот частников и оффшоры. Благодаря им, все войны в мире ведутся с помощью наших РПГ и калашей, а вся Европа сидит на российской газовой игле. Вот, такой, непростой дядя Эдуард Борисыч. Но мужик коммуникабельный, и, что мне в нем особенно нравится - он все помнит, что обещает, или даже просто говорит. И всегда отвечает за свои слова. Сегодня он отсутствует – служба. Жены у него нет, а Костя его единственный сын. Он сейчас вон там лежит… - Гена показал рукой на правое крыло основного дома.

-        А вас поселим там. – Он махнул рукой в сторону дальнего двухэтажного дома.

-        Алексей, Вы когда сможете приступить?

-        Я думаю тянуть не надо, чем быстрей - тем лучше. – Ответил Алекс.

-        Ну, тогда пойдем к Косте?

-        Да, пошли, посмотрим.


 

<<< предыдущая страница| оглавление | следующая страница >>>

Комментарии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."