Вход

Еще не зарегистрированы? Зарегистрироваться

BКонтакте:

Отправить ссылку в:

Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру Поделиться ссылкой в Одноклассниках

 
Если Вы заметили в тексте ошибку, Вы можете сообщить мне о ней. Для этого выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter 

Следопыт стр. 88 | Печать |


К встрече с таинственным стариком, нужно подготовиться. Возможно этот старик сильный экстрасенс или гипнотизер. Как там сказал Наговский? Что бы не дать экстрасенсу подстроиться под ритм и завладеть сознанием, надо напевать какой-нибудь мотивчик… Угу. Зеркальные очки, чтобы не буравил взглядом. Почему то Алекс был уверен, что все эти предосторожности окажутся лишними, но пренебрегать ими все равно не стоило. Так же, он активировал в памяти мыслепилюлю, при помощи которой, он когда-то обезболил умирающего от рака парня. Этой торпедой можно было обездвижить любого человека примерно на сутки. Срок зависел от индивидуальной пластичности ауры, но не меньше суток. После воздействия этой мыслепилюли, Алекс сможет сам, при желании, восстановить ауру и снять паралич с пациента. Пожалуй, он так и поступит при встрече. Сначала обездвижить старика, а потом уже разговаривать и действовать по обстановке.

 

Утро было хмурым, пока Алекс ехал в электричке до Питера, за окном зарядил тоскливый осенний дождь. Была уже середина октября, золотая осень кончилась, последние красные лисья плавали в грязных лужах на асфальте.

Алекс прошел через здание вокзала, купил в киоске простенькие, зеркальные очки, развернул зонт и ежась от промозглого ветра, поспешил к метро. Подземка вынесла его на другой конец города, Алекс прошел проходными дворами и вышел к дому, который видел на карте. Дом старый, еще сталинской застройки. Высокие красные стены, с узкими бойницами окон. Двор, как колодец – четыре рядом стоящих дома с арками, вокруг небольшого скверика, с парой лавочек и уродливо погнутыми детскими качелями. Моросит дождь, во дворе ни души.

Алекс прошел через арку и огляделся. Он стоит напротив дома, где-то тут живет таинственный старик. Так, теперь надо найти точнее, где он… Алекс зашел в телефонную будку без стекол и снял трубку, делая вид, что звонит. Надо сосредоточится и при этом постараться не привлекать внимания случайных прохожих. Он закрыл глаза и постарался визуализировать бледно-розовый след старика. Это было непросто, остановка мешала сосредоточится, но через несколько минут медитации у него получилось, след проявился. Едва заметная полоска метнулась вверх и Алекс, открыв глаза, посмотрел на темные окна на четвертом этаже. Он там, в той квартире. Сердце весело заколотилось в предчувствии.

Алекс пересек двор и вошел в подъезд. В подъезде темно, тусклая лампочка и из подвала тянет затхлостью и кошачьей мочой. Алекс не торопясь, прислушиваясь звукам подъезда, поднялся на четвертый этаж и остановился.

Высокая дверь, обитая коричневым дерматином, ведущая в квартиру, была открыта! Из щели приоткрытой двери было видно, что в коридоре горит свет. «Опа… Так-с… А чего это мы дверь не закрываем?» - Подумал Алекс и осторожно, не прикасаясь к двери, заглянул в квартиру. Там никого не видно и из квартиры не доносится ни звука. «Так… Так… Что ж, раз дверь открыта, значит можно войти.» - Резонно рассудил Алекс. Он достал из кармана зеркальные очки и одел их, затем активировал мыслепилюлю, и перекатил теплое облачко в ладонь.

 

«Жил отважный капитан. Он объездил много стран… И не раз он бороздил океа-ан». – Почему-то на ум пришел именно этот мотивчик и Алекс напевая про себя незатейливую песенку, толкнул дверь и вошел в квартиру.

«Раз пятнадцать он тонул. Погибал среди аку-ул…»

Он быстро, стараясь не шуметь прошел по коридору заглядывая в приоткрытые двери.

«Но ни разу даже глазом не моргнул!»

Впереди виднелась дверь с матовым стеклом ведущая, судя по всему, в большую комнату. В комнате горело несколько ламп и сквозь стекло, посреди комнаты, угадывался какой-то силуэт.

«Капитан, капитан, улыбнитесь. Ведь улыбка это флаг корабля…»

Алекс открыл дверь и вошел в комнату. В центре комнаты стоит кресло, на нем сидит какой-то человек и говорит, обращаясь к гостю:

-        Заходи, брат. Наконец-то вы меня нашли.

«Капитан, капитан, подтяните-есь!»

Алекс, стараясь не обращать внимания на слова человека, быстро пересек комнату и рывком очутился у него за спиной и легким толчком ладони вогнал мыслепилюлю в шею человеку.

«Только смелым покоряются моря!»

Мужчина вздрогнул и ослаб сидя в кресле. Алекс быстро огляделся, в комнате кроме них никого не было. Он так же быстро и бесшумно прошел обратно в коридор и заглянул в оставшиеся комнаты, кухню и туалет. В квартире больше никого нет. Вот и отлично. А там, в комнате, похоже, именно тот, кто мне и нужен. Пошли знакомится. Алекс прошел, закрыл входную дверь и вернулся в комнату.

 

Человек сидит в кресле без движения, лишь не сводит глаз со своего гостя. Алекс сел на диван сбоку от кресла и пригляделся. Мужчина, а это был вовсе не старик, скосил глаза, не в силах повернуться и негромко сказал:

-        Брат… Тебе можно было не применять на меня свое колдовство. Я не причиню тебе вреда. Нас же учили только помогать друг другу…

Алекс пригляделся. Теперь, когда ситуация полностью под контролем, можно идти на контакт.

-        Кто ты? – Спросил он. То, что это именно тот человек, которого Люба и Наговский называли стариком, он не сомневался. Именно этот человек был в поезде рядом с Любой, а потом, на вокзале, помог ей выйти из вагона. Алекс его узнал. Он еще не понимал как, но знал точно, это именно он. Мужчина, сидящий в кресле, был лет пятидесяти, почти полностью седой, но стариком его назвать было нельзя. Хотя… Свидетели говорили, что у него была борода… Да, с бородой, он будет выглядеть как старичок… Точно. Он небольшого роста, худощав, у него испещренное мелкими морщинами лицо и живые, очень выразительные глаза.

-        Брат, ты пришел ко мне и не знаешь кто я? – Мужчина слабо улыбнулся и еще сильнее скосил глаза в сторону Алекса.

-        С чего ты взял, что я твой брат? Я не знаю кто ты и у меня есть к тебе несколько вопросов.

-        Да ладно… - Слабо парировал мужчина в кресле:

-        Я почувствовал твое присутствие, еще когда ты к дому подходил. Если ты так решил меня проверить, то могу сказать, что здесь ты уже минут пятнадцать. Пришел через северную арку и некоторое время стоял в телефонной будке. Я ж из «Эпсилона», мы одна команда. Я тебя чувствую.

«Эпсилон? Мы одна команда? Брат?» - Алекс лихорадочно соображал, эти слова ничего ему не говорили, он был в замешательстве. Было понятно, что этот человек в кресле, знает многое, и, похоже, не желает ему зла.

А тем временем, мужчина в кресле, вдруг наклонил голову вправо, затем влево, разминая затекшую шею и вдруг, неожиданно поднялся из кресла. Он встал, не торопясь, прошел через комнату и открыл стоящий у дверей холодильник. Алекс открыл от удивления рот, не зная что сказать, а мужчина повернулся к нему:

-        Ну? Выпьешь за встречу?

Алекс закрыл рот и кивнул. Мужчина снова обернулся на него:

-        Что? Что-то не так? А… Не удивляйся. – Он отвернулся к холодильнику и достал оттуда бутылку коньяка:

-        Твое колдовство подействовало. Да, сильный приемчик. Только я умею быстро восстанавливаться. Нас этому и учили.

Это было уже слишком. Все, похоже этот мужик его переиграл и придется ему доверится. Он что-то знает, а Алекс не знает ничего. Придется рискнуть.

-        Кто ты, черт возьми? – Уже требовательно повторил Алекс снимая, ставшие ненужными, очки.

-        Кстати, твое лицо мне тоже не знакомо. Ты из наших, но я тебя раньше не встречал. Ты из какой группы? – Мужчина налил в небольшие, граненые рюмки коньяк, и протянул одну Алексу:

-        Ну, давай, познакомимся, что ли?

Алекс промолчал, не зная что ответить, а мужчина протянул руку:

-        Королев. Георгий Павлович. Можно просто – Гера.

Алекс пожал Георгию руку и уже немного виновато ответил:

-        Ты это… Георгий, не держи на меня зла. Я на самом деле не знал куда иду. Я знаю, что ты можешь ответить на многие мои вопросы. Дело в том, что я не знаю кто я… Вот так… Поэтому знакомиться тебе пока не с кем.

-        Гм. – Георгий с интересом посмотрел на гостя.

-        А имя то у тебя есть? Может погремуха какая?

-        Алекс. Друзья меня назвали так.

-        А как ты тогда тут очутился, Алекс? – Григорий опрокинул стопку в рот, смакуя, проглотил ароматную жидкость и посмотрел на гостя. Алекс тоже выпил коньяк, выдохнул и поставил стопку на маленький журнальный столик, стоящий возле края дивана.

-        Я пришел сюда по твоему следу. Из поезда. Из того поезда, в котором, после встречи с тобой осталась женщина. Она потеряла память, как и я. Поэтому, я думаю, ты можешь мне прояснить, что произошло. Кто я? Кто это, «наши»?

-        Гм. Память потерял? Вообще? – Переспросил Георгий.

-        Нет. Я помню многое – навыки, умения, фундаментальные знания... Но я не помню кем я был и что делал… Даже своего имени не помню. Хотя имя – это последнее, что забывает человек при амнезии. Странная амнезия. Мне как-будто избирательно мозги вправили, как будто кто-то подтер все, что связано с личностью. Поэтому, когда я встретил подобный случай, я стал расследовать причину и вышел на тебя. Это ведь ты виновен в амнезии Смирновой Любы? Ее симптомы идентичны моим.

-        Ее звали Люба? Хм. Не повезло девушке. – Григорий наполнил рюмки и сел в кресло.

-        Расскажи, кто ты и что произошло в поезде? – Уже не требуя, попросил Алекс и поднял рюмку. Георгий снисходительно посмотрел и сказал:

-        Так, значит, у тебя амнезия такая же, как у той девчонки и ты думаешь, что в этом могу быть виноват я?

-        Может ты. А может и нет, я не знаю. Только я тоже потерял память в поезде и ничего не помню о себе. Ты сказал, что я из «ваших». Расскажи мне, кто это «вы», и кто я?

-        Да, ты из наших, это точно. Будь ты простым проходимцем, я бы спустил тебя с лестницы. Но я тебя чувствую, ты часть команды создающей эгрегор и, один из проводников. Это точно.

-        Какая команда, Георгий? Не томи, рассказывай все!

-        Ладно. Раз так, слушай. Может после моего рассказа твои мозги прояснятся… Тебе знакомо название «Эпсилон» ?

-        Нет.

-        «Эпсилон» - это группа особого назначения, была создана в каких-то секретных отделах КГБ – нас не ставили в известность об иерархии начальства, мы знали только своих непосредственных начальников. – Начал рассказывать Георгий. Он разлил по рюмкам коньяк и протянул одну Алексу.

-        Командовал «Эпсилоном» генерал Новиков Валентин Васильевич, а конкретно нашей группой – полковник Серегин Александр Иванович. Хороший был мужик. Я думал, это он меня нашел… - Георгий в задумчивости пожевал губами.

-        Дальше? – Нетерпеливо спросил Алекс.

-        «Эпсилон» состоял из экстрасенсов. Гипнотизеров и прочих колдунов. В нем, насколько мне известно, было несколько разных групп, каждая состояла из экстрасенсов определенной направленности. Знаю точно, что было несколько групп гипнотизеров. Из этих групп, в последствии была собрана наша группа.

-        Что за группа? Можно подробнее? Ты говоришь, я часть этой группы? – Нетерпеливо переспросил Алекс.

-        Тебя не было в нашей группе. Но то, что ты был подготовлен и участвовал в создании эгрегора – это однозначно. Поэтому я и решил, что ты из «Эпсилона».

-        Какой такой эгрегор? Давай, Георгий, рассказывай все по порядку и по подробнее. Я, думаю, спешить нам некуда. Я хочу знать все.

-        Ладно, подробнее, так подробнее. – Георгий поднял рюмку и сделал глоток. Алекс, соглашаясь, сделал то же самое.

-        Эгрегор – это энергия, которой заряжается «проводник». Проводник – это человек, экстрасенс, гипнотизер. Наша группа занималась воздействием на людей на расстоянии. Непосредственно воздействием на человека занимается проводник. Чем сильнее он заряжен, тем дальше и мощнее его действие.

Нас было четверо. Трое создавали эгрегор, отдавали его четвертому – проводнику, а тот уже делал свое дело. В группе каждый мог быть проводником и каждый мог быть частью эгрегора. Мы менялись и работали по очереди… Да, было время… - Георгий задумался, затем опрокинул в себя стопку и вздохнул.

-        Что вы делали?

-        Правили мозги людям на расстоянии. Карабах, Ташкент, Таллин… После того как нас вычислили западные спецслужбы и перекрыли нам выезд за границу, мы наводили порядок только у нас в стране. А до этого разваливали идеологического врага у них же в тылу. Во Франции, Англии, Германии устраивали массовые беспорядки, для расшатывания строя.

-        Как?

-        Это легко. Организовывается демонстрация каких-нибудь рабочих под эгидой профсоюзов, а потом, когда толпа собирается и становится единой, достаточно повернуть мышление в нужное русло нескольким заводилам в толпе. Они, эти несколько человек, во многотысячной толпе, как маленький камень, вызывающий лавину, поджигают тупую массу народа и она делает то, что ей командуют. Громит магазины, жжет машины, переворачивает полицейские кордоны. Тут трудность лишь – обнаружить этих ключевых людей в толпе и настроить их на нужные действия. Наша группа занималась именно этим. На массовых скоплениях народа, мы вычисляли этих людей, мы так и называли их – «ключи». И проводник, издалека, настраивал их, куда и как вести толпу.

-        Гм… Интересно…

-        Не, это рутина... Интересно становилось, когда с противоположной стороны начинала работать такая же группа, которая пытается добиться своего результата. Вот тогда становилось интересно.

-        У других стран тоже есть такие группы?

-        Конечно. И очень сильные. Это они перевернули нашу страну, устроили путч и революцию. Это благодаря им наша страна сейчас лежит в руинах. Это они массово зомбировали народ и заставили его самому разрушать свою родину. Мы не смогли противостоять им. Мы проиграли эту войну. Но мы живы! Я верю, наша группа возродится! Мы еще наведем порядок в стране! – Георгий поднялся и в волнении заходил по комнате.

-        А где ваша группа?

-        Нашу группу уничтожили сразу, как к власти пришли демократы. Мы были сокращены по первому же договору совместного уменьшения угрозы. Американцы списали несколько полусгнивших кораблей, которые и так бы отправили на переплавку, а Россия, благодаря продажным сволочам в правительстве, сократила «Эпсилон». Предатели получили свои тридцать серебренников на личные счета в банках, а Россия осталась без защиты и противодействия западным экстрасенсам.

И все. Началась вакханалия. Массовые беспорядки, упаднические настроения в массах, массовое предательство, уничтожение многовековых духовных ценностей, разврат, человек человеку стал волком, и держава рухнула. Мир перевернулся с ног на голову. Цвет нации, люди искусства, светилы науки превратились в никому не нужных нищих. Воровать и расхищать стало модно и достойно, воры и жулье захватили власть и началось массовое разграбление страны. В результате, сейчас, ты видишь, что осталось от великой державы, которая когда-то задавала темп развития всей планете.

-        Думаешь, это все результат внушения, управления массами?

-        А как еще ты можешь объяснить то, то нормальные люди, которые всегда были патриотами и радели за свою Родину, вдруг продались за кооперативы и рыночные отношения? Как нормальный, здравомыслящий человек, может променять Родину с бесплатным образованием, с лучшей медициной, самое социальное общество в мире, на баулы со шмотьем из Турции и Китая? Эй! Алекс! Проснись! Это же очевидно! – Георгий взволнованно взмахнул руками и из бутылки у него в руке выплеснулся коньяк. Он, не спрашивая, снова наполнил рюмки и они молча выпили.

-        Расскажи еще. Как вы противоборствовали?

-        Как, как… Эти с одной стороны настраивают ключей, мы с другой. У кого эгрегор мощнее, тот и побеждает. Иногда, в особо критических случаях, могла быть отдана команда на физическое уничтожение проводников. Тогда начинают работать снайперы… Но такое, в моей практике было лишь один раз. Во время визита Буша старшего в Париж в девяностом году… Тогда нам пришлось срочно уходить, так как мы оказались сильнее и французские спецслужбы приняли решение уничтожить нас. После этого случая нашей группе был закрыт выезд за границу.

-        Когда вас расформировали?

-        Окончательно расформировали в 91-м году, после путча. Мы и до этого уже почти не работали. Видимо боялись нас враги, запрещали своим марионеткам в правительстве задействовать наши группы. Хотя, западные проводники уже работали в России в полную силу… - Георгий опять замолчал, заново переживая те события. Молчал и Алекс. Слишком много информации за последние полчаса.

-        В последний раз нас Серегин нас собрал во время путча. Тогда в Москве орудовали больше пяти групп противника. Народ зомбировали массово. Нас расположили на Лубянке, нашей задачей было не дать народу пойти на штурм здания КГБ. – Георгий отхлебнул из рюмки.

-        Напротив, через площадь, расположились две группы противника, которые собирали и настраивали толпу на деструктивные действия. Они были сильнее нас и даже в какой-то момент им удалось поднять людей на штурм здания КГБ. Тогда нашему проводнику удалось переключить агрессию толпы на памятник Дзержинскому. Народ кинулся громить памятник, энергия была погашена и штурм сорвался. В тот день мы победили локально, но глобальная война была проиграна.

На утро нас собрал Серегин и сказал, что если сейчас не отступить, нас просто убьют. Он приказал нам. Сказал, что группа расформировывается до лучших времен. Все получили деньги, документы и разъехались кто куда. – Георгий допил коньяк.

-        Я не виню командира в отступлении. Сейчас я понимаю, что тогда он спас нас. Группа развалилась, но ему удалось спасти участников. Они сейчас где-то ждут команды. Я верю, Серегин объявится и восстановит группу. Мы выкинем эту дерьмократическую шваль из страны! Мы вернем самоуважение людям! – Григорий посмотрел на Алекса горящими глазами.

-        Леха! Ты же участник! Ты же часть эгрегора! Вдвоем, мы уже что-то можем! Пусть небольшое расстояние, пусть не так мы сильны, но мы уже можем начать перестраивать этот мир! Начнем с малого, а там, глядишь и Серегин объявится? А? Начнем работать, найдутся и другие участники? Давай возродим группу? Ты не представляешь, как больно мне смотреть на все, что происходит в моей стране… Я устал от безысходности! Меня это безделье уже доконало! Я боюсь, что я не сдержусь, и в один прекрасный момент, заставлю эту пьяную тварь спрыгнуть с кремлевской стены и разбить свою тупую башку о брусчатку! – Георгий задохнулся от гнева, замолчал, перевел дыхание и продолжил:

-        Нет, конечно же, нет… Кто мне даст? Теперь в кремле сидят группы которые работают на запад… Они охраняют своих ставленников как зеницу ока… Мне даже приблизится к президенту не позволят… Только это меня и останавливает. Но мы с тобой можем начать действовать там, куда сможем дотянуться. Переформатировать мышление более мелких чиновников, у кого нет спецзащит! Начинать с малого – править мозги администрации района, города, области? Я могу работать как проводник, ты - как эгрегор. Леха, давай, начнем действовать, а?

-        Погоди, Гера, погоди, остынь… - Остановил его Алекс.

-        Я понял кто ты, но кто я, так и не прояснил. А если я с другой стороны? Если я работал на твоих врагов?

-        Нет, ты наш, я чувствую.

-        Как?

-        Понимаешь, чтобы передать эгрегор проводнику, группа, для работы, должна объединиться психологически, стать единым целым организмом. Мы с тобой и есть части этого организма. Я почувствовал тебя, когда ты только появился поблизости. Нас этому учили. Мы много лет тренировались передавать друг другу силы, а передав, быстро восстановиться и снова подпитывать эгрегор. Вот, смотри, что ощущаешь? – Георгий взял Алекса за руку, его ладонь горячая.

Алекс вдруг почувствовал, как во всем теле, вдруг, неожиданно оборвались и исчезли какие-то напряженные струнки, какая-то, едва заметная усталость в мышцах вдруг испарилась и стало легко и свободно. Вдруг нахлынула такая бодрость, что захотелось вскочить и бежать, бежать, нагружать вдруг отдохнувшие мышцы…

-        Чувствуешь легкость? – Спросил Георгий.

-        Опа… Здорово! – Улыбнулся Алекс своим ощущениям.

-        Мне кажется я горы свернуть готов!

-        Вот! Это говорит о том, что тренировались мы по одной методике. Такая есть только у нас. У иностранцев – другая, они не могут создать эгрегор для нашего проводника, настроены мы по-разному... Точно так же ты можешь создать эгрегор и передать мне, а уж я найду ему применение в этом чертовом шабаше!

-        Так то я приехал к тебе выяснить, кто я такой, и что случилось в поезде, а не устраивать перевороты в стране… - Улыбнулся Алекс.

-        Мне нужны ответы, а уж, по ним можно будет решать, что делать дальше. В любом случае, Георгий, я рад знакомству. Рад, что три месяца назад не отказался от поисков.

-        Ты меня искал три месяца? Как? – Удивился Георгий.

Алекс, вкратце, рассказал о себе, о своих способностях, о том, как его нашли на железнодорожных путях и о Смирновой Любе, от которой, по астральному следу он, за долгих три месяца вычислил Георгия. Тот слушал не перебивая, потом поднялся и в раздумье начал ходить по комнате.

-        Гм, интересно девки пляшут… Интересно… Интересно… - Повторял он в задумчивости.

-        Что, у тебя есть какие-то мысли на мой счет? – Спросил Алекс. Георгий остановился и посмотрел на Алекса, как будто принял какое-то решение:

-        Знаешь, можно было предположить, что кто-то рядом с тобой, разрядился в тебя… Но это не так. Если б ты был обычным человеком, тогда да… Но ты сам - проводник. Ты бы просто снял эгрегор с напарника и все. Вот поэтому, я думаю, никто в тебя не разряжался. Это ты сам в себя разрядился, разрядил свою, накопившуюся энергию – в свою же собственную личность. От такого удара – такой и результат.

-        Не понимаю, поясни!

Григорий разлил остатки коньяка по рюмкам и стал рассказывать:

-        Понимаешь, энергия, которой мы наполняем эгрегор, она имеет свойство накапливаться. Если ты натренирован постоянно пополнять эгрегор, но не делаешь этого, то энергии просто некуда деваться. Она накапливается в организме, как статическое электричество. А потом, если ее не израсходовать – не слить в эгрегор, то, в один прекрасный момент, так же как и статическое электричество – щелк! И разрядилось куда-нибудь. Вот только у меня она разряжается в человека, который находится рядом… А ты, похоже, разрядился сам в себя.

-        Смирнова Люба в поезде – результат твоей разрядки?

Георгий кивнул.

-        Видит бог, не желаю никому зла. Но, это случается обычно в поезде и как-то предотвратить я это не могу.

-        Почему в поезде?

-        Ритмичный стук колес и покачивание в течении продолжительного времени... Это как-то резонирует на поле, которое накопилось и оно срывается в разряд на ближайшего человека. А так как эгрегор – это сила, воздействующая напрямую на личность, то такой удар воздействует в сознании на все, что связано с личностью. Представь - разряд молнии ударяет в дерево. Вот, примерно тоже самое и происходит с человеком.

-        Черт… Георгий, ты понимаешь, что ты людей калечишь?

-        Понимаю, Леха, понимаю. Потому и стараюсь не просыхать… - Георгий подошел к холодильнику и достал еще одну бутылку коньяка.

-        Вот! – Он потряс бутылкой, и зубами сорвал с нее жестяную кепочку-крышку.

-        Бухло расслабляет личность. Не дает энергии накапливаться. Если б не пил – щелкал бы прохожих в десять раз чаще. Приходится бухать, чувствую уже, совсем спиваюсь… Работать надо, Леха! Работать! Давай, начнем действовать избавим страну от дерьмократических тварей, а окружающих – опасности попасть под наш разряд. А, ты как?

-        Погоди. Я разрядился сам в себя и что? Что, после этого у меня энергия перестала накапливаться? Я то никого ведь не щелкаю!

-        Леха! А чем ты занимался все это время? Людей лечил, с аурой работал. Вспомни свое состояние после операций с аурой? Как? А не было бы у тебя этой энергии – сдох бы давно! Загнулся от кучи разных болячек, которые ты с людей снимаешь. – Георгий пьяно пошатнулся и налил полные рюмки.

-        Ты вот куда энергию тратишь. А мне что делать? Я кроме как работать в команде, больше ничего не умею… Вот только и остается - пить. – Он опрокинул стопку в рот.

-        Я могу вылечить тебя. – Напомнил Алекс.

-        От чего? От пьянки? Что бы я стал опасен для окружающих? А от моих способностей меня уже только могила исправит. Я такой, какой есть. Это судьба.

Они замолчали, занятый каждый своими мыслями. Потом Георгий снова налил коньяк, протянул рюмку гостю и сказал:

-        Спасибо тебе, Леха, что нашел меня. Что пришел, поговорил, выслушал. Я тут живу уже восемь лет, один, как сыч, крыша едет… На улицу выходить – только расстраиваться, по телевизору – одно дерьмо… Друзей нет, так, собутыльники редкие, и тех, стараюсь, подолгу не задерживать. Понимаю, что чревато… Страна гибнет, а я сижу и ничего сделать не могу… Жду Серегина, а его все нет и нет… А я без команды – никто. Ноль. Опасный для общества элемент. А ты, хоть и тоже заблудившийся в этом мире, но все-таки свой. Родственная душа. – Георгий положил руку на плечо Алексу, как старому другу.

-        Ты как свет в конце тоннеля… Раз есть ты, значит и те, с кем я работал не приснились мне… Они ведь найдутся. Да? Как думаешь?

-        Я вот что думаю. А как ты сбрасываешь этот эгрегор? Я могу с тебя его снять, чтобы ты людей не щелкал? – Поинтересовался Алекс.

-        Конечно. Я только что тебе слил, ты же почувствовал. Теперь мне можно месяца три-четыре по улице свободно ходить. И на поезде ездить.

-        Эта легкость, которую я почувствовал, это и есть энергия, которая лишила памяти женщину? Как-то даже не верится…

-        У тебя потенциал высокий. Если говорить проще – емкость твоих аккумуляторов большая. В тебя можно заливать эгрегор с четырех, а то и с пяти участников. Ты сильный экстрасенс. Поэтому энергию с меня одного ты почти не почувствовал. Эх, тебя бы проводником, да нам в команду…

 

Они просидели так долго. Пили коньяк, разговаривали, Георгий рассказывал истории из службы и сокрушался по былому боевому прошлому. День за окном стал клониться к вечеру и Алекс вспомнил, что обещал Надежде Васильевне вернутся.

-        Ладно, Гера. Пора мне. А то потеряют меня.

-        Оставайся, Леха? Может все-таки попробуем, поработаем на благо общества? А? – Георгий уже совсем опьянел от выпитого.

-        Давай так. Контакты не теряем. Я буду навещать тебя, снимать твое напряжение, чтобы ты больше никого не шарахал. А там, может что-то сдвинется, или в моей судьбе, или в твоей? И не пил бы ты, а? Поберег себя? Давай, закодирую?

-        Не надо. Спасибо, Леха. Хороший ты парень! – Георгий совсем раскис от выпитого и уже не смог подняться на ноги. Его мотало из стороны в сторону. Алекс поднял его на руки и положил на диван. Гера пьяно захрипел и отвернулся к стене. Все. Проспит, минимум, до утра.

Алекс прошел по комнате. От выпитого шумело в голове, но в целом он чувствовал себя отлично. На душе было радостно. Он заглянул в холодильник – вся вторая полка уставлена коньяком, еще бутылок пятнадцать. Но продукты кое-какие есть, вон колбаса копченая, яйца, какие-то консервы. Ладно, с голоду не помрет. Алекс нашел на столе карандаш, взял из шкафа салфетку и написал на ней номер телефона Надежды Васильевны.

«Гера, не отчаивайся, будет и на нашей улице праздник. Звони. Твой друг Алекс.»

Затем прошел по квартире, проверил все ли нормально, и, аккуратно закрыв за собой дверь, вышел на улицу. Надо ехать домой, сегодняшний день получился на редкость насыщенным и плодотворным.

 

Алекс ехал в электричке домой смотрел через мокрое стекло на мелькающие за окном силуэты и его не покидало чувство, что лед неизвестности, окружавший его в последние полгода, сломлен. Кончик ниточки найден и теперь, за эту ниточку, он распутает весь клубок своей жизни, до того момента, как его личность попала под разряд его же собственного эгрегора.

         Поразмыслив, Алекс решил не рассказывать всей правды о Георгии людям, которые за последние полгода стали для него почти родными. Правда уже вышла за границы его личных интересов, а о работе спецслужб, наверное, обывателям знать и не стоит. Откуда у него такие мысли? Да, он и сам был когда-то бойцом невидимого фронта, и хранить тайну – одно из обязательных условий его работы… Алекс вдруг почувствовал, что он не одинок в этом мире. Ощущение принадлежности к могущественной организации, вдруг вселило уверенность, что еще немного и он вернется и займет свое место в обществе. А там и память вернется. Он восстановится и, возможно, в этой, новой своей жизни будет еще сильнее чем прежде. Он не умер, он выжил, у него есть опыт и знания. Значит впереди у него еще много славных дел.

 

 

 

 

 

<<< предыдущая страница| оглавление | следующая страница >>>

Комментарии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."