Вход

Еще не зарегистрированы? Зарегистрироваться

BКонтакте:

Отправить ссылку в:

Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру Поделиться ссылкой в Одноклассниках

 
Если Вы заметили в тексте ошибку, Вы можете сообщить мне о ней. Для этого выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter 

Возвращение стр. 67 | Печать |

 

На поселок опустился тихий, прохладный вечер. Где-то далеко лаяли собаки, а в листьях сирени запутался и громко жужжал какой-то жук.

-     Знаешь, вот сейчас, ты говорил о параллельных мирах, я подумала о своей подруге. Мы с ней с первого класса за одной партой… В школе у нее любовь была, неземная. Ну, по детству девочки влюбчивые… Он – молодой, красивый, сильный. Но попал в тюрьму, и его дорога ушла в сторону. Через пять лет он - другой человек, у которого нет ничего святого, жестокий, алчный зэк, способный на все. А она - учительница, святая такая, начитанная, скромная. Их миры очень далеко друг от друга, они чуть ли не противоположны... Но они встречаются на улице, разговаривают – они пересеклись в этой вселенной... И во вселенной появились две яркие противоположности. И вселенная от этого не такая уж и мрачная, но и не святая… И нам, живущим рядом с ними, вполне комфортно.

-     Да. – Согласился Алекс:

-     А вот представь, если б кого-нибудь из этих противоположностей не было?

Вселенная качнулась бы в какую-нибудь сторону, а значит, не была бы такой, как сейчас. К такому же результату можно придти, если, например, общаться чаще с кем-то одним из них. Например, если я буду часто общаться с этим зэком, мой мир станет более жестоким, и наоборот. По сути, получается, человек сам делает свой мир таким, какой он есть. Вот это я и имел в виду, когда сказал, что мысль материальна. Если ты будешь думать о болезни Димы – будет больше вероятности, что он заболеет. И неважно тут, как ты думаешь. Главное – ты думаешь об этом. Даже если ты думаешь: «я не хочу болезни», все равно, мысль о болезни присутствует и твой мир сдвигается туда, где она – реальность. Чтобы избежать болезни нельзя думать о ней. Хочешь здоровья – думай о здоровье, хочешь денег – думай о деньгах, хочешь любви – думай о любви. Но не надо думать о том, чего ты не хочешь. Не хочешь ведь? Так зачем думать об этом?

-     Хм… Как интересно! – Улыбнулась Варя.

-     Да, ты прав… Бывает, идешь зимой по гололеду и думаешь: «Только бы не поскользнуться! Только бы не поскользнуться!» Представляешь, как шлепнешься, как будет больно, и обязательно поскользнешься и шлепнешься! А если идешь, думаешь о чем-нибудь отвлеченном, пробегаешь по гололеду, будто его и нет… Чудно! – Улыбнулась Варя и вспомнила:

-     Точно ведь! Вот, сегодня в школе на занятиях рассказывала, как в 1848 году мещанина Никифора Никитина «за крамольные речи о полете на Луну» сослали не куда-нибудь, а в дальнее поселение Байконур! Представляешь? Это что же, получается, один человек сумел сдвинуть пересечение миров так, что в месте, где он жил, впоследствии построили космодром?

-     Ну, на счет мещанина не знаю, скорее всего, он не сдвигал пересечение миров – слишком большие изменения и слишком много миров затрагивают. У такого пересечения большая инерция и одному человеку тут не справиться. Но то, что он своим желанием способствовал – это точно. И очень вероятно, что его желание повлияло на место выбора строительства космодрома. Выбирали ведь тоже люди. А человек берет всю доступную ему информацию и в том числе, подсознательно, в этот момент, сокровенные мечты мещанина могли повлиять на его выбор. Вот и получилось - Никифор Никитин, своим страстным, сокровенным желанием, сделал так, что масса других людей построили в выбранной им точке, такое огромное пересечение миров. Так что вот, пример, как человек может менять мир.

-     Удивительные вещи ты рассказываешь. Так интересно! – Улыбнулась Варвара:

-     Буду представлять, как мы с Димкой на море отдыхаем. Не буду больше думать о плохом. Спасибо Леша. А сам-то ты как? Опять сутки без сознания провалялся. Что с тобой такое происходит?

-     Не совсем без сознания. Я осознавал себя, но не здесь, а в каком-то космосе. Как будто душа отделилась от тела и летает где-то в звездах… И это был не сон, я это прекрасно помню. Вот… Хочешь - верь, хочешь - не верь. – Признался Алекс. Варя слушала его заинтересованно, и хотелось выговориться. Он сделал над собой усилие, поборов смущение и рассказал Варе свои ощущения от посещения нереальности. Девушка восприняла рассказ серьезно и слушала с интересом. А когда он закончил, сказала:

-     Я знаю, что это было! Читала, с некоторыми людьми такое бывает, а кое-кто, говорят, может достигать этого состояния по желанию. Это называется выход в астрал. По всем признакам ты попал именно туда. Я найду в библиотеке книги на эту тему, принесу тебе, почитаешь.

-     Я буду еще пробовать, как ты говоришь, выходить в астрал. Если вдруг увидите меня в таком состоянии, посадите ко мне Степаныча. Он каким-то образом тоже попадает туда и там может разбудить меня. Видимо для кошек, та сторона реальности, так же доступна, как и эта.

-     Ага. – Согласилась Варя.

-     Про это тоже много пишут. Есть мнение, что кошки живут не только в нашем мире. Призраков видят… Говорят, могут запросто домового из хаты прогнать. И в сказках, колдуны и кошки всегда вместе. А твой Степаныч вообще уникальный, у нас в селе таких нет.

-     Значит, повезло мне с котом. – Улыбнулся Алекс.

-     Поздно уже, пойдем в дом?

-     Интересный ты человек, Алеша… - Улыбнулась Варя, глаза ее опять заблестели.

-     Или Саша?

 

Пожелав друг другу спокойной ночи они разошлись по своим комнатам. Алекс поднялся в светелку и лег на кровать. Сегодняшний день принес много информации, и он чувствовал, что это еще не все. В его голове крутилось много эмоций, которые нужно было выразить словами. В этих словах будет заключена информация, которую ему удалось зачерпнуть во время выхода в астрал. Хотя… вполне возможно, что он знал это и раньше, до амнезии. Может, таким образом к нему возвращается память?

Алекс решил пока повременить с выходом в нереальность. Надо было сначала привести в порядок то, что у него намешалось в голове с последнего раза.

На следующий день он остался в доме один. Варя с утра ушла на работу в школу, а Надежда Васильевна уехала в город, по каким-то своим делам. Весь день Алекс, от нечего делать, пытался починить протекающую крышу сарая. Работать одному было неудобно, но спешить было некуда и он целый день провозился, затаскивая на крышу доски.

Под вечер вернулась Варя и принесла обещанные книжки. Алекс умылся из колодца и, прихватив с собой книги, отправился в светелку. Литература оказалась художественной, в романах авторы рассказывали свое видение этого явления, и поэтому, их точку зрения нельзя было воспринимать за истину. Но то, что было написано в книжках, во многом совпадало с тем, что происходило с Алексом. Из этого можно было сделать вывод, что такие мысли не случайны. Что то, что испытал Алекс, уже испытывали разные люди, хотя, возможно, у других это происходило по-другому.

Два дня Алекс читал книги, ремонтировал крышу сарая и не делал попыток повторить выход. Постепенно чувства, которые он принес из астрала, упорядочивались, и приходило все большее понимание того, как взаимодействуют между собой физические и астральные тела. Что каждая клетка живого организма управляется астральным телом, душой. Душа дает вектор развития материи, полностью подчиняя себе все процессы, происходящие в организме.

 

-     В здоровом теле – здоровый дух? – Улыбается Варя, глядя как Алекс умывается холодной колодезной водой после утренней пробежки.

-     Скорее наоборот: у здорового духа – здоровое тело. – Так же весело отвечает Алекс. Ему нравится внимание этой молодой и красивой девушки, он чувствует, как он ей интересен.

Вечером приехал Дмитрий. Он прошел по двору, поднялся по ступенькам в дом, и хмуро бросив Алексу: «Привет», прошел на кухню. Надежда Васильевна, увидев его, всплеснула руками:

-     Димочка!

А Варя подбежала и обняла мужа за шею.

-     Выписали? Как твои дела?

Дима сел за стол, молча налил себе воды и выпил. Все смотрят на него с недоумением. Дима выдержал паузу, а потом сказал:

-     Все, похоже, мне недолго осталось.

-     Что ты говоришь?? О чем ты? – Варя взяла в ладони лицо мужа и повернула к себе.

- Что случилось?

-     Меня домой отпустили. Лечить не будут, бестолку. Если я правильно понял, опухоль в голове можно убрать только путем какой-то очень сложной операции. У нас в стране такие не делают. Вон, таблеток кучу выписали и отпустили. Дали еще направление в Москву, на томограф, но это лишь чтобы подтвердить диагноз… Там очередь на полгода вперед… - Дима замолчал.

Варя смотрит на мужа. Губы ее задрожали, а на глазах навернулись слезы.

-     Не верю. – Наконец произносит она.

-     Чтобы сейчас, в двадцатом веке, были неизлечимые болезни?

-     В Союзе делали такие операции. А сейчас, развалили медицину, и остался один вариант – за границу. Но там денег немеряно надо. Нам таких в жизни не заработать…

В кухне повисла тишина. Женщины смотрят на Дмитрия, не зная что сказать. Из глаз Вари катятся крупные слезы. Алекс подошел, положил руку Диме на плечо, подбадривающее сжал:

-     Еще не все потеряно. Ты же живой. Если сейчас не видно выхода, это не значит, что его нет.

-     Живой. – Ответил тот.

-     Вот только голова болит.

-     Дима. Пойдем-ка, выйдем. Покурим, поговорим. – Предложил Алекс. Они вышли на крыльцо, оставив женщин переживать дома. Во дворе Дима закурил, и они сели на лавочку.

-     Давно у тебя эта болезнь?

-     Не помню. Месяца два наверное, может больше. Раньше тоже голова болела периодически. Просто теперь уже болит не переставая.

-     А с чего началось, можешь предположить?

-     Неа. Врачи говорят - последствия перенесенной контузии.

Они помолчали. Дима хмуро курил, а Алекс пытался уловить вдруг внезапно возникшую в голове мысль. Эмоцию, не облаченную в слова. Вот где-то рядом витает, надо только сконцентрировать на ней внимание и понять…

-     Дима, только прошу, не пойми меня превратно… Есть такой вопрос. Скажи, а перед тем как у тебя начала болеть голова, в твоей жизни не происходило какой-нибудь чертовщины?

-     Не понял? Какой еще чертовщины? – Удивился Дима.

-     Ну… Чего-нибудь такого, сверхъестественного, чего простыми словами не объяснить?

Дима задумался.

-     Ну. Было. Хрень какая-то, непонятная. В Чечне.

- Расскажи?

-     Не знаю как рассказывать, расскажу своими словами, как видел. Мы были на выходе, зачищали зеленку, подготавливали пролет наших вертушек. – Начал Дима, потом посмотрел на Алекса и пояснил:

-     Зеленка – это кусты, лес на склонах. Он летом становится очень густой, чехи там прячутся и оттуда лупят по вертушкам. Шли цепью и в кустах наткнулись на дом. Небольшой такой, домик из досок, больше на схрон похожий. Оттуда сразу началась стрельба. Наш снайпер снял стрелка через окно, а когда вошли в дом, увидели что стрелок - баба. Тетка, лет сорока, она одна там была. При ней ствол только один был – пистолет «ТТ» и все. Никто так и не понял, чего она там делала. Вот… - Дима помолчал, как бы заново переживая события того дня и продолжил:

-     Обшмонали дом – ничего нет, и двинули дальше. Вот только я задержался. Увидел такую хрень, на которую никто не обратил внимания. На столе стояла зажженная свечка, а по краям стола – два зеркала. Ты когда-нибудь видел коридор бесконечных отражений, если поместить два зеркала друг напротив друга?

- Ну. Представляю. – Ответил Алекс.

-     А между ними свеча и ее отражения как бы убегают далеко вдаль и теряются в черноте коридора отражений. Так вот, интересно мне стало и стал я смотреть в глаза своему отражению… Как там, если долго всматриваться в Бездну, то она начнет всматриваться в тебя? Так вот, похоже, это правда. Поначалу я не видел ничего необычного, а лишь свое отражение, окружающую обстановку, что не заслоняли зеркала, и огоньки свечей, горевшие ровным пламенем. Вот, так сидел и вглядывался в черты своего лица, в глаза. Только краем глаза успел подметить момент, когда огоньки свечей заплясали, словно от ветра. Потом от зеркал слегка холодом потянуло, и словно прохладный ветерок закружился по комнате. Я все сидел и пялился, но уже был не рад, что все это затеял. Но встать не мог, хотя тело чувствовал прекрасно, и ничего не отнималось вроде. Просто не мог оторвать глаз от зеркала — теперь уже отражение смотрело на меня. – Дима опять сделал паузу, вспоминая свои ощущения и уже эмоционально продолжил:

-     И, черт возьми, это уже был не я! Я не знаю, что там может происходить, какие оптические чудеса, но это, мое отражение, имело со мной крайне мало общего. Я почувствовал, что там, всего за какими–то жалкими миллиметрами стекла, разделявшими нас, притаилось нечто, что из чистого глумления надо мной приняло подобие моей внешности! – Дима опять замолчал.

-     А дальше?

-     И вот это нечто, потихонечку так, сначала чуть заметно, потом все яснее и наглее, осваивается в моем образе и вдруг стало мне ухмыляться. А мне-то ни фига уже не до смеха было! Я и отвернуться не могу — мне голову словно стальными руками обхватил кто–то. Только и мог, что чуть–чуть глаза отвести вбок... Блин… Лучше бы я этого не делал. Вокруг, на стенах, плясали темные тени, такие же, как и я. Мои тени. Было такое чувство, что вся эта братия вытягивала из меня жизнь, капля за каплей… Я едва заставлял себя дышать, а мои тени словно набирались сил, становились как бы объёмнее, «натуральнее»… Жуть, короче. Не знаю, чем это закончилось бы, если б внезапно, где-то на улице, не взвыла собака. Не просто завыла, а именно взвыла, как воют лишь от самого дикого, животного ужаса. Все, на что меня хватило — выстрелить в зеркало. Благо – автомат на шее висел, и лишних движений делать не пришлось. Зеркало разлетелось, свеча погасла и тени исчезли. Я упал на пол – слабость во всем теле какая-то образовалась. А тут и пацаны на выстрелы прибежали. Вывели меня из домика. Вот, такая хрень случилась. – Дима докурил сигарету и смял окурок в пепельницу.

-     Правда, парни потом говорили, что там еще какая-то трава была, возле свечи. Тетка там травку жгла и дым нюхала, наверное, и я под замес попал. Я потом долго отойти не мог, все голова кружилась. Если это можно назвать «неестественной чертовщиной», то, вот… Больше ничего подобного со мной никогда не случалось.

-     А голова с тех пор болит?

-     Думаешь, из-за этого? Нет, не помню. Вроде сразу ничего не болело. Болеть стало потом, постепенно, поболит – перестанет. Я и внимания не обращал. А потом уже под минометный огонь попали и контузило меня. В госпитале валялся, так там все болело, не только голова… Короче, не знаю.

Алекс задумался. Эмоция, которая крутилась в голове, стала более отчетливой. Но чтобы обернуть эту мысль в слова, требовалось еще что-то… Что?

Он в задумчивости прошелся по двору.

-     Ты это… Духом не падай. Это самое плохое. Пока живой, нужно бороться. Не думай о плохом. Надо надеяться на лучшее.

-     Да я стараюсь. Только вот эта головная боль утомляет. Сил на нее много расходуется и на борьбу уже, боюсь, скоро не останется… - Дима снова закурил и задумался. Алекс молча сидел рядом с ним. Ему было невыносимо жаль этого мужественного парня. Как ему помочь? Ответ мог быть там, где есть все ответы. Сегодня ночью буду спрашивать астрал. – Решил для себя Алекс.

 

 

 

 

 

 

<<< предыдущая страница| оглавление | следующая страница >>>

Комментарии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."