Вход

Еще не зарегистрированы? Зарегистрироваться

BКонтакте:

Отправить ссылку в:

Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру Поделиться ссылкой в Одноклассниках

 
Если Вы заметили в тексте ошибку, Вы можете сообщить мне о ней. Для этого выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter 

Начало. стр. 8 | Печать |

         Генриху предстояло много обдумать, но погружаться даже в медитацию для размышлений, ему, после происшедшего, не хотелось. Он вышел на улицу и пошел бродить по парку. Надо было размять тело, пролежавшее без движения трое суток. Вызванные фрау Мартой врачи, все эти три дня, пока он лежал без сознания, периодически делали ему массаж, чтобы не затекали конечности. После такого ухода Генрих смог свободно встать и идти. Нужно было привести в порядок ослабшее тело, и он занялся спортом. Пробежки вокруг озера, физические упражнения на свежем воздухе, быстро вернули Генриху его форму и дали возможность поразмышлять над тем, что произошло во время последнего выхода. Он понял, как он рисковал, оказавшись от связи с физическим телом. По сути, он сам себя чуть не убил. Впредь этого нельзя было допустить, второй раз чуда может не произойти. Тогда как?

Еще Генриха очень заинтересовало место, в котором он побывал. Это было что-то не похожее на наш, земной мир. Что это было? Космос? Но за пределами Земли тоже есть время, а там где был Генрих, он его не чувствовал. Время как будто отсутствовало как измерение. И тут он понял… Так выглядит вечность! Если у вечности нет начала и конца, то соответственно нет и самого измерения, бесконечность нельзя измерить. Следовательно, два любых отрезка времени там будут равны. Минута может тянуться как год, а год мелькнет за секунду, в зависимости от того, как настроен сам наблюдатель, но для наблюдателя любые временные промежутки покажутся одинаковыми. Как и получилось для Генриха. Звезды, блеснув во мраке, забрали три дня времени реального мира, а если бы его не позвали, могли пройти тысячелетия, и Генрих этого бы даже не заметил. Опасное место. Что это и как его определить?

Генрих опять закрылся в комнате и погрузился в медитацию размышлять над информацией, которую ему дал последний выход.

         Сложив в голове мозаику полученного знания, Генрих пришел к выводу, что идти на следующий уровень астрала можно, нужно только чтобы через определенное время связь между астральным и физическим телом возобновилась. Как связь восстановится, физическое тело вернет его обратно в реальный мир. Сам восстановить эту связь Генрих не мог, так как собирался туда, где времени нет, и понятия «через определенное время», там не существовало. Значит, связь нужно было восстановить из реального мира. Требовался своеобразный будильник, таймер, который, отсчитав положенное время, дал бы физическому телу команду восстановить связь. Над этим нужно было работать и тренироваться.

Сначала Генрих приучил себя просыпаться в заданное время. Еще в детстве он заметил у себя эту особенность организма, когда нужно было утром просыпаться на рыбалку. Все самые яркие впечатления детства у Генриха были связаны с озером, раскинувшимся у подножия фамильного замка. Ослепительно белые лилии, свежесть и резкий запах тины, щучьи всплески, мальки, спасаясь от хищника, веером разлетаются по воде и пары белых лебедей, величаво скользят по черному зеркалу озера. Хельмуту стоило только позвать Генриха, и они с радостью, наперегонки, бежали к берегу, раздеваясь на ходу, чтобы, пробежав по мосткам с разбегу нырнуть в теплую, приветливую воду. Мальчишки  купались, загорали, часами валяясь на нагретых солнцем, бревенчатых мостках. По утрам они часто ходили на рыбалку, это было их любимое увлечение. Просыпались до восхода солнца, еще затемно, собирались, и шли по утренней росе на начинавшее пробуждаться озеро. Там проводили время до завтрака, таская крепких, серебристых карасей и разноцветных, как радуга, гольянов. Это было счастливое, беззаботное время. Еще тогда, Генрих отметил у себя способность, когда нужно было идти на рыбалку, проснуться за минуту до того как начнет дребезжать будильник. Он соскакивал с постели, выключал будильник, и почти не было случаев, когда звон помешал бы постояльцам спать. Нужно было лишь, когда ложишься спать, думать о том, как он проснется и пойдет на рыбалку, очень хотеть этого и с нетерпением ждать.

Вот и сейчас Генрих решил применить этот механизм для возбуждения в нужное время физического тела. Просыпаться он научился довольно быстро, в медитативном состоянии он давал себе установку на определенное время, затем прекращал медитацию и спокойно ложился спать. В определенное время таймер срабатывал и Генрих просыпался. Причем, проснувшись, он несколько первых секунд не мог понять, почему он проснулся. Это означало что он на верном пути, таймер работал на уровне подсознания и сработает, даже если Генрих перейдет на следующий уровень астрала. Но это все была теория, применить новое умение на практике Генрих опасался и все тренировался и шлифовал свой таймер, доводя его до совершенства. Он выходил из тела, путешествовал по окрестностям и по «будильнику» возвращался обратно. Нужно было привить себе эту способность на уровень рефлекса, это было жизненно необходимо, да и очень удобно.

Еще один важный момент, на который Генрих сразу обратил внимание - было мгновенное возвращение астрального тела обратно в оболочку, если физическое тело возбуждалось. И это не зависело от расстояния, астральное тело перемещалось в долю секунды. Если на подъем за облака Генрих тратил минуту, поднимаясь, он обозревал окрестности, то возвращение было в миг, за который ничего заметить было невозможно. Генрих сделал логичный вывод, что если астральное тело может двигаться обратно с такой огромной скоростью, то значит, эта скорость может быть доступна при движении в любых направлениях? Нужно было тренироваться и тренироваться.

Через некоторое время он освоил перемещение астрального тела со скоростью близкой к той, с которой его втягивало физическое тело. Но получалось ее развивать только в пределах видимости. Генрих, оставив оболочку в кресле, вылетал из дома и, зависнув, намечал себе видимую цель, конечную точку в которую он хотел переместиться. Затем концентрировался и «вбрасывал» себя в нее. Перемещение происходило почти мгновенно, но все равно не так как возвращение. В долгих размышлениях на эту тему Генрих сделал вывод, что эти перемещения разные по природе. Когда он сам хотел перелететь из места в место, то он именно перелетал, покрывал это расстояние, перемещался, хоть и очень быстро. А когда его втягивало физическое тело, тут перемещение было другое. Он как бы исчезал в одном месте и тут же появлялся в теле, не пролетая это расстояние. Механизм этого явления он понял как проход через другое измерение.

Известно, что мир человека четырехмерен. Он имеет три измерения – объем и четвертое – время, в котором этот объем перемещается. Так астральное тело имело объем только как визуальное представление наблюдателя о нем. То есть если Генрих, представлял себя облачком, размером с мяч, то он видел это облачко, но больше никто кроме Генриха  облачка не видел. Это было лишь его представлением, картинкой, которую генерировало сознание для удобства восприятия. Природа же самого астрального тела была Генриху непонятна. Он был уверен, что астральное тело не имеет измерений: «высота», «длина», «ширина», но имеет какие-то другие измерения, что позволяет ему игнорировать физику человеческого мира. Когда Генрих пытался быстро летать, он просто быстро летал. А когда физическое тело втягивало астральное, тут происходил прыжок астрального тела вне наших измерений. Оно как будто проваливалось в другое измерение, в котором нет времени и расстояний и выныривало уже в оболочке. А если точнее, то даже не уходило в другое измерение, а лишь игнорируя все физические законы нашего мира, просто занимало свою оболочку, где бы она не находилась. Постичь такое перемещение в пространстве Генрих так и не смог, все-таки его сознание было рождено в четырехмерном мире и ему были непостижимы каноны других измерений. Его поразило само это открытие.

Удивительное существо – человек. Астральное тело, многомерное, чистое сознание, и вдруг запечатано в бренной трехмерной коробке физического тела! Причем главенствующая часть в этом симбиозе - примитивная, материальная оболочка! Но, поразмышляв еще, он понял, нет, это просто неправильное понимание сути вещей людьми, перевернули природу с ног на голову. Человеку с детства внушается, что человек это, прежде всего тело - голубые глаза, русые волосы, рельефные  мышцы. Человек сам понимает, что все, что у него есть в этой жизни все связано и получается благодаря физическому телу. Звуки, зрительные образы, ощущения, эмоции, это все дает тело, и человек посвящает свою жизнь служению бренной трехмерной оболочке, отодвигая душу на второй план в угоду плотским удовольствиям. Он просто не подозревает, как много он мог бы получить, если бы главенствующим в себе признал бессмертное, астральное тело. Хотя, оболочка бренна, и умерев, наверное, люди сознают это. Глупцы.

Таймер работал безотказно, Генриху даже уже не нужно было медитировать, чтобы его настроить, он задавал себе нужное время и улетал путешествовать. Таймер срабатывал точно в срок и возвращал его обратно в тело. Даже если Генрих заранее забывал настроить его на нужное время, он все равно срабатывал через промежуток определенный для предыдущего выхода. Генриху это очень нравилось, ведь он сам придумал, разработал и внедрил в свое тело нужный механизм, а значит, он еще сможет совершенствовать себя! Откладывать поход на другой уровень больше не было смысла. Генрих надеялся, что даже если таймер вдруг окажется бесполезным, то все равно произойдет что-нибудь, что не даст ему пропасть. Рано еще ему умирать, он еще очень многого не сделал в этом мире!

Генрих, как и в прошлый раз, завис над озером, отметил для себя временной промежуток – пять минут реального времени и постарался ментально повторить то, что в прошлый раз привело его в бездну. Он отбросил все внешние раздражители, ментально «закрыл» глаза и погрузился в тишину. Окружающий мир поблек, сделался прозрачным, задрожал и медленно растворился. Вокруг образовалась серая, прозрачная пелена. Генрих висел в этой пелене в полной тишине, ни звезд, никаких источников света, никаких краев у этого серого пространства видно не было. Генрих попробовал переместиться и не понял, двигается он или нет, вокруг не было никаких ориентиров, которые можно было бы использовать для определения движения. Возможно он несся сквозь эту серую пелену, а может и нет, может и висел без движения. Не было ни верха, ни низа, ни расстояния, ничего.

Генрих почувствовал едва заметный толчок, и нахлынули эмоции, это сработал таймер и тело вернуло его обратно в реальность. Генрих понял, что ему опять довелось побывать в мире, где нет привычных измерений, и еще он понял, что теперь он может ходить туда свободно, таймер работает!

Место, куда он попал на этот раз, было совсем не таким как в первое путешествие. Хотя тоже не имело привычных измерений, возможно и время там отсутствовало тоже, за пять минут понять этого было нельзя. Генрих настроил таймер на час реального времени и повторил выход.

На этот раз окружающее пространство было потрясающе красиво. Правда, что оно красиво, Генрих понял по возвращению, а там он вместо серой пелены увидел на этот раз совсем другое. Это была плоскость, которая делила пространство на две равных части. Как очень тонкое, бесконечно большое и абсолютно ровное стекло, пересекающее мир ровно пополам. Генрих был точкой и находился в центре этого пространства. От него во все стороны по этой плоскости разбегались радужные переливы, как от капли смолы на пленке воды. Эти переливы с огромной скоростью разрастались огромными разноцветными фракталами, разбегались и исчезали на горизонте в бесконечности пространства. Фракталы жили, рождались, неимоверно быстро вырастали до бесконечных размеров и умирали где-то вдали, освобождая место следующим, бегущим за ними радужным переливам. Генрих попробовал переместиться. Весь разноцветный, окружающий его мир вздрогнул, его корни, колыхнувшись, переместились вместе с точкой Генриха, и весь бесконечно растущий веер фракталов изменил свои траектории. Разноцветные веера побежали новыми петлями и вокруг выросли новые причудливые завихрения.

Генрих вдруг почувствовал безудержное восхищение этим невероятно красивым миром и понял – сработал таймер, он лежал в кресле в своей комнате, и его просто будоражило от красоты увиденного. Нужно было успокоиться и обдумать то, что увидел, упорядочить то, что он узнал.

Все три мира, в которых он побывал, отличались друг от друга по восприятию, были ли это разные миры? Скорее всего - да, потому что время во всех трех мирах текло по-разному. В реальном мире прошел час, а там, где он сейчас побывал, он чувствовал, что разглядывал разноцветные фракталы не больше минуты. Генрих раньше уже размышлял по поводу времени. Он уже понял, что время это величина относительная. Оно, как и все в этом мире, может сжиматься и растягиваться, бежать и почти останавливаться. А значит, если оно имеет такие свойства, то может, можно по нему перемещаться? Как мало все-таки он еще знает! Как много еще предстояло понять и попробовать! Генрих был в восторге от открывающихся перспектив.

 

<<< предыдущая страница | оглавление | следующая страница >>>

Комментарии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."