Вход

Еще не зарегистрированы? Зарегистрироваться

BКонтакте:

Отправить ссылку в:

Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру Поделиться ссылкой в Одноклассниках

 
Если Вы заметили в тексте ошибку, Вы можете сообщить мне о ней. Для этого выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter 

Игра стр. 58 | Печать |

Утром девушки позавтракав, собрались, сели в красную «мазду» и отправились осматривать владения. По дороге Маша рассказала о своих знакомых и даче, которую ей оставили на попечение.

«Дача», при более подробном выяснении, оказалась коттеджем, в поселке, где-то между Вышним Волочком и Бологое. Когда-то это были государственные дачи, на которых, слуги народа отдыхали от трудов праведных. Поселок раскинулся в живописнейшем сосновом бору, недалеко от красивого озера. Он включал в себя все, что нужно было для жизни - небольшой магазин, почту и медпункт. Обслуга, охрана и все коммунальное хозяйство поселка было на балансе администрации и щедро финансировалось из бюджета. Почти все взрослое население, прилегающей к поселку деревни, работало на его обслуживании. Чистый лес, озеро и отсутствие посторонних, делали этот дачный поселок привлекательным для элиты. В нем текла размерная, дачная жизнь. Отдыхающие ходили друг к другу в гости, жарили барбекю на лужайках, а их дети развлекались в собственном городке аттракционов и катались на катамаранах по озеру.

В смутные времена перестройки, этот поселок выпал из общего ритма жизни. Отдыхающих стало меньше, финансирование иссякло, зарплату рабочим платить перестали, и все стало приходить в запустение. В тот момент, этот дачный комплекс, ловко приватизировал один бывший чиновник, а ныне частный предприниматель. Первым делом, новый хозяин, отделил поселок и немаленький кусок прилегающей к нему земли, с сосновым бором, от внешнего мира высоким забором. Затем перестройка началась и в поселке. Старые дачи, по мере их разрушения, сносились, и на их месте строились красивые домики из лакированных бревен и тонированного стекла. Каждый дом стоял на своем участке земли, и новый хозяин мог, по желанию, отгородиться от мира еще и своим персональным забором.  Эти новые, современные дачи стоили огромных денег, а те, кто их покупал, имели и деньги, и желание отдыхать, вдали от посторонних глаз.

Машины друзья - хозяева дачи – дочь бывшего, высокопоставленного чиновника со своим мужем, недавно уехали на постоянное место жительства за границу. Поначалу они хотели оставить дачу, как временное жилье, на случай если придется приезжать в Россию в гости, но в последний момент передумали. Содержание коттеджа стоило денег, и было решено экономить. Машу попросили продать дачу и выдали доверенность.

Триста километров по трассе Лера преодолела быстро. Солнце только поднялось в зенит, а они уже свернули с трассы в сосновый бор и ехали по безлюдной дороге, петляющей между небольшими, удивительной красоты озерами.

Через некоторое время дорога уперлась в пост со шлагбаумом. В обе стороны от поста уходил и скрывался между сосен, высокий, бетонный забор, а за ним виднелись черепичные крыши коттеджей. Маша предъявила паспорт мужчине в камуфляже, вышедшим им навстречу. Тот, изучив документ, поднял шлагбаум, и Лера въехала на территорию.

Поселок раскинулся на большой площади. Они проехали по улице, вдоль заборов из красного кирпича, разглядывая причудливой красоты домики, по обе стороны дороги. Проехав почти весь поселок, Маша показала рукой:

-        Вот, смотри. Ну как?

На территории в несколько гектар, обнесенных высоким забором, виднелись несколько строений.  Они проехали, остановились возле больших ворот, и вышли из машины. Маша подошла к воротам и нажала кнопку селектора:

-        Кузьми-и-ч! Открывай, это я!

-        Иван Кузьмич – тут за домом смотрит. Типа обслуга. Они с женой живут в доме для обслуги, все хозяйство, сад и прочее, все на них. – пояснила Маша.

Селектор зашипел мужским голосом:

-        Здравствуйте, Мария Александровна, рад вас слышать, заходите!

Ворота пискнули и медленно начали открываться. Девушки сели в машину и проехали во двор. Сразу за воротами был небольшой и очень аккуратный, кирпичный, одноэтажный дом. Рядом с ним большой навес над асфальтовой площадкой и какие-то хозяйственные пристройки. Лера, резонно рассудив, что навес служит стоянкой для машин, заехала и заглушила двигатель. Девушки вышли из машины. Маша потянулась, весело улыбаясь:

-        А воздух-то какой? А? Как ты там говорила, «пить можно»?

-        Да, тут здорово. Не думала, что будет так круто. Ух, ты! А это и есть дом? – Лера указала рукой на, видневшийся среди сосен, двухэтажный дом из коричневых бревен, который так сливался с окружающим пейзажем, что был почти незаметен на фоне леса. Темно зеленая крыша и темные, тонированные окна придавали ему современный, и в тоже время очень гармонично вписывающийся в окружающую природу, вид.

-        Ага. Нравится? Два жилых этажа, климат-контроль, кухня вынесена в пристрой,  в подвале сауна, на чердаке светелка. Я там летом ночевала, очень понравилось. Как будто прям в лесу спишь.

-        Потрясающе… Я еще не все видела, а уже влюбилась. Хочу!

-        Не торопись, можешь пожить тут немного, потом дашь ответ. Вон Кузьмич, пошли знакомиться.

Из хозяйственного домика вышла немолодая пара – коренастый, седоватый мужчина и плотная женщина в длинном, до земли, халате. Они, радостно улыбаясь, пошли навстречу гостям.

-        Иван Кузьмич и его супруга – Ирина Матвеевна. – Представила их Маша.

-        А это Валерия Александровна, вероятная покупательница вашего хозяйства. Она пока тут поживет, поосмотрится.

-        Конечно, конечно. – Закивали Кузьмич с супругой.

-        Сауну затопить? Отдохнете с дороги, Ириша сейчас обед соорудит. – Услужливо предложил Кузьмич.

-        Пойдем дом смотреть! – Позвала Маша и повела подругу по, выложенным крупным галечником, дорожкам.

 

         Дом оказался большой и очень уютный. Умелый дизайнер, красиво совместил в доме-избе, старинного вида, современные материалы и технологии. Дом сложен из толстых бревен, как на подбор одинаковых, почти идеально круглых и покрашенных в темно-коричневый цвет. Красивое, резное крыльцо из массивных досок, резные деревянные наличники на окнах скрывают современные стеклопакеты, крыша из какого-то современного материала, но отделанная «под старину». Внутри теплый, деревянный пол и льняные занавески на стеклах -  «хамелеонах». Окна фасада выходят во двор, из них видно домик обслуги, ворота и сквер с клумбами и беседкой. Окна противоположной части дома смотрят в густой сосновый бор, от которого участок отделяется невысоким забором. Бор – тоже  часть поселка и где-то там, дальше, проходит основной забор, отгораживающий поселок от внешнего мира.

В доме царит тишина и спокойствие присущая деревенской избе. Было заметно, что в нем давно никто не живет, но это придает ему лишь большую привлекательность. Мебели было не много, как пояснил Кузьмич, перед отъездом, хозяева куда-то вывезли большую часть обстановки. Это даже упрощало задачу. Лера ходила по коридорам, заглядывала в комнаты и уже представляла, какую мебель она купит, и где, и как расставит.

Дом ей понравился сразу. Еще даже не заходя внутрь, она ощутила неизбежность – почувствовала себя хозяйкой этого участка. Это ощущение нахлынуло, прокатилось волной по сознанию и пропало. Лера поняла, это предчувствие, она только что почувствовала будущее. А значит, и смотреть на все эти вещи можно как хозяйка. «Можно начинать хозяйничать» - весело подумала она.

Пока девушки разглядывали дом и прилегающую территорию, Ирина Матвеевна застелила белой скатертью стол, в беседке под навесом и стала готовить обед. Салат из свежих овощей, квас, окрошка, черный хлеб, нарезанный большими кусками. Затем позвала девушек:

-        Кушать подано, проходите, садитесь!

-        Как здорово! – Воскликнула Лера, увидев все это великолепие.

-        Как когда-то давно, дома…

-        Вы жили в деревне? – Поинтересовался Кузьмич.

-        Да, я не так давно в Москве, а выросла в таком же поселке. Можно сказать в деревне.

-        Ну, тогда нам будет проще. На одном языке разговариваем. – Улыбнулся мужчина.

-        А что, были проблемы?

-        Мы простые люди. – Вздохнул Кузьмич.

-        А старые хозяева – люди ученые, городские. Они сюда приезжали, чтобы отдохнуть от работы. Мы редко общались, они нам только указания давали. Городской человек не всегда понимает сельскую жизнь. Иногда их желания были… Как бы это сказать… Слишком завышенные что ли…

-        Ну, ну! Сейчас наговоришь! – Прервала его жена.

-        Нет, нет! Я ничего не хочу сказать! – Спохватился Кузьмич.

-        Хозяева дома люди хорошие, грех жаловаться…

Лера заметила в интонации и поведении Кузьмича с женой какую-то настороженность. Судя по всему, они опасались, что новая хозяйка не захочет присутствия на даче чужих людей и обойдется без их услуг. Было заметно, что это их тревожит, они даже улыбались как то натянуто и наблюдали за девушками почти испуганно. Лера, поняв это, решила не медлить и расставить точки над «и». Когда все расселись за столом, она сказала так, чтобы слышали все:

-        Хорошо здесь! Мне очень понравилось! Маша, если больше ничего нам не мешает, я готова заплатить. Можем ехать к нотариусу. А вас, Иван Кузьмич и Ирина Матвеевна, я прошу остаться и жить здесь на тех же условиях, что и со старыми хозяевами.

В беседке сразу наступило облегчение, и все заулыбались. Ирина Матвеевна, всплеснула руками и вдруг всхлипнула и вытерла глаза краем подола.

-        Да ладно, ладно тебе… развела сырость. – Кузьмич пожурил жену и добавил:

-        Мы тут уже две недели как на вулкане живем… Купят дом, выгонят нас, а идти то нам некуда. Ириша вон, вся как на иголках... Хорошо, что вы так решили. А мы уж не подведем, не сомневайтесь. И дом в порядке будет и участок, и сад если хотите.

Маша, улыбаясь, с интересом наблюдала за всеми. Лера слушала Кузьмича с полным ртом, прихлебывая окрошку:

-        М-м! Вкуснотища! Да не переживайте вы. Одной мне тут скучно будет и окрошка у вас просто обалденная! Только чтобы никаких пьянок! Не люблю!

-        Нет, нет! Я давно уже не употребляю, а Ириша у меня тем более. А окрошку, пожалуйста, хоть каждый день!

-        Ну, вот и славно.

 

         Иван Кузьмич и Ирина Матвеевна встретились четверть века назад, когда молодой практикант Иван пришел проходить практику на большой оборонный завод. Там, в буфете заводской столовой, он и увидел в первый раз улыбчивую, сероглазую, практикантку торгового техникума, впоследствии ставшей ему подругой жизни на долгие годы.

Иван окончил институт с «красным» дипломом, он отлично разбирался в производстве, и все знакомые пророчили ему быструю карьеру. Ирина же наоборот, успехами не блистала, и, кое-как закончив торговый техникум, осталась на заводе буфетчицей.

Ирина была необычная девушка, с очень своеобразным складом ума. Она не могла воспринимать многие, обычные, для рядового человека, вещи. Например, она абсолютно не понимала математику и алгебру. Складывание, умножение и другие операции с числами ей давались с огромным трудом, однако деньги она считала в уме быстрее, чем на калькуляторе. Ее мозг отказывался воспринимать то, что ей не нравилось, однако если ей что-то нравилось на самом деле – давалось легко и непринужденно. Она, в глубине души, была уверена, что артист Тихонов, сыгравший Штирлица, на самом деле и есть разведчик Штирлиц, а кино снимали у него на работе во время войны. И что Солнце крутится вокруг Земли, ведь это же очевидно! А вовсе не наоборот, как все думают…

В школе она зубрила домашние задания, заучивая абзацы из учебника наизусть и при этом, почти не понимая их смысла. Однако, стихи, которые ей нравились, она запоминала сходу и читала с чувством, и даже часто придумывала продолжение понравившемуся стихотворению, сохраняя при этом слог и стиль автора. Ее сознание воспринимало только то, что ей нравилось, отвергая скучные вещи, считая их ненужными. Учителя, зная эту ее особенность, старались не задавать наводящих вопросов, которые сразу ставили девушку в тупик. Она отрицала школу, не понимая, зачем ее пичкают ненужными знаниями о каких-то там гипотенузах, логарифмах, политических границах государств, Наполеонах с Людвигами и прочих котангенсах… Только благодаря своему трудолюбию и усидчивости, она сумела закончить школу хорошисткой и поступить в техникум, но дальше ее образование застопорилось. Учителя начали требовать анализа полученных знаний, чего Ирина сделать никак не могла. Кое-как, постоянно закрывая «неуды», вызубренными фразами из конспектов, она, с горем пополам, получила аттестат и устроилась на работу продавщицей в буфет.

 Друзей у нее было мало, так как многие знакомые, так и не поняв девушку, за глаза называли ее «дурочкой» и даже жалели. Ирина же, привыкнув за свою жизнь такому к себе отношению, совсем не переживала, а просто уединялась в своем мирке, в котором ей никто не мешал спокойно вышивать крестиком и читать любовные романы.

Каждый день, в перекурах, покупая в буфете томатный сок, Иван разглядывал скромную, сероглазую продавщицу и она ему нравилась все больше. В ней была какая-то, очень привлекательная, естественность. Полное отсутствие косметики, длинные, русые волосы, заплетенные в косу, выразительные, серые глаза, естественный румянец на щеках. Она походила на деревенскую красавицу из сказок и была полной противоположностью большинству ее сверстниц, накрашенных, воняющих духами и курящих.

Иван пригласил ее на свидание и в первую же встречу, она покорила его своей непосредственностью. Он вдруг понял, почему в русских народных сказках Иван-дурак ищет Василису Премудрую, а Иван-царевич - Василису Прекрасную. Ему не нужна женщина – кандидат наук с аналитическим складом ума, он сам такой. Ему нужна любящая жена, хозяйка в доме, хорошая мать для его детей, и тут ему несказанно повезло.

Ирина оказалась исключительной хозяйкой. В маленькой, однокомнатной квартире Ивана, где они поселились после свадьбы, всегда все было идеально прибрано и чисто, а на плите всегда ждал вкусный обед. Иван иногда поражался, когда только она все успевает? Он полностью доверил Ирине распоряжаться семейным бюджетом, и каждый раз убеждался в ее мудрости, как рачительной и предусмотрительной хозяйки. Через год у них родился сын - Тёмка, и Иван почувствовал себя абсолютно счастливым человеком. На заводе, в честь рождения сына и как передовику производства, Ивану выделили новую, двухкомнатную квартиру и счастливая семья переехала в только что отстроенную многоэтажку, в спальном районе Ленинграда.

Счастливое время летело незаметно, Тёмка уже заканчивал школу, когда в стране грянула перестройка. Приватизация, ваучеры, рыночные отношения, сокращение и разоружение – новые понятия хлынули в спокойную, размеренную жизнь заводчан. Оборонный завод начал хромать. Один за другим стали закрываться цеха, которые столько лет обеспечивали страну военной мощью, а сокращенные рабочие хлынули на улицы, осваивать новые для себя средства заработка – самодельные прилавки на рынке и сумки челноков набитые дешевым ширпотребом.

Иван оказался не у дел. Цех, в котором он работал мастером, закрыли, рабочих уволили, и, у некогда счастливой семьи, настали тяжелые времена. Иван и Ирина остались без работы. Сбережения, которые столько лет откладывали на сберкнижку, внезапно обесценились и превратились в жалкие копейки, а цены невообразимо выросли. Когда-то успешный и известный инженер, был вынужден перебиваться случайными заработками, чтобы хоть как-то прокормить семью. Тёмка вырос, возмужал и отправился служить в армию, а Иван с Ириной остались одни, выживать в условиях дикого рынка.

Однажды, вернувшись из очередной поездки за дешевым белорусским ширпотребом, Иван услышал от Ирины радостную весть. Она обняла его за шею и возбужденно заговорила:

-        Ты не представляешь, как много мы заработаем! Там почти шестьсот процентов годовых! Это через полгода у нас будут деньги на три квартиры! Представляешь? У каждого будет по своей отдельной квартире! – Она, радостно смеясь, затанцевала по комнате.

-        Как хорошо, что я успела вложиться! Нам повезло, мы сорвали джек-пот!

Оказалось, пока он был в поездке, Ирина попала под влияние группы аферистов. Ее глупая непосредственность сыграла злую шутку в условиях дикого рынка. Она, нисколько не сомневаясь, поверила улыбающимся «менеджерам», в белых рубашках и галстуках, взяла кредит под квартиру и вложила все деньги в какую-то, непонятно чем занимающуюся, компанию.

         Иван, с высоты своего образования и жизненного опыта, сразу понял, в какую яму они попали. На следующий же день он, вместе с женой бросился забирать деньги, но, конечно же, все оказалось не так просто. По хитросоставленному договору, Ирина не только не могла вернуть деньги с обещанными процентами, но еще и должна была проделать работу для этой компании по привлечению новых клиентов. Иван с Ириной обратились в суд, но суды уже были завалены подобными исками, а время шло, и проценты на взятый кредит продолжали расти.

Квартиру пришлось отдать банку. Супруги на последние деньги сняли квартиру в пригороде и переехали, как они надеялись, не надолго, всего лишь до решения суда. Но прошел суд, контора признала себя банкротом, а улыбчивые менеджеры в галстуках вдруг исчезли. Конечно же никаких денег, обманутые вкладчики так и не получили. Некогда счастливые супруги остались без жилья, без денег и без каких либо перспектив на будущее.

Когда Ирина поняла что она натворила, у нее началась депрессия. Она была до глубины души потрясена произошедшим и никак не могла придти в себя. Она, целыми днями молчала и глаза ее всегда были полны слез.

Теперь Ивану пришлось приложить все усилия для спасения семьи и любимой женщины. Он ни разу, ни словом, ни жестом, не упрекнул Ирину за происшедшее. Он стал браться за любую работу, а приходя после работы домой, обнимал, целовал заплаканное лицо Ирины и старался, как мог, утешить любимую женщину.

В это, нелегкое для них время, и подвернулась для Ивана случайная подработка по обустройству участков в элитном коттеджном поселке.

Иван работал не покладая рук, чем выделился среди массы рабочих и его заметил работодатель. Сначала его назначили бригадиром подсобных рабочих, а когда работы были завершены, представитель хозяина поселка предложил Ивану постоянную работу по хозяйственному обеспечению коттеджей. Им выделили временное жилье – дом для прислуги в одном из участков и Иван с Ириной переехали в поселок.

Ирина, очутившись в новом, почти своем, доме, вдруг воспрянула духом. Она с утроенной силой взялась за обустройство дома и приусадебного участка. Казалось, она старалась наверстать, вернуть, то упущенное по своей неразумности, счастье домашнего очага и уют родного дома. Она разбила вокруг дома цветник и посадила яблони, ровные грядки разделила красивыми дорожками. Совместными усилиями Иван и Ирина, со временем, сделали из вверенного им дома, красивейший образец русской избы, и посмотреть на эту красоту приходили люди со всего поселка.

Когда их участок был куплен московским профессором, новые хозяева, без малейшего колебания разрешили Ивану и Ирине жить в домике для прислуги, взамен на то, что они будут поддерживать эту красоту и порядок. Счастье снова воцарилось в их доме. Тёмка успешно отслужил в армии и остался на сверхсрочную где-то на Дальнем Востоке, в береговой охране. Иногда он приезжает на несколько дней, проведать родителей, счастливая семья воссоединяется, и никто уже не вспоминает то смутное, перестроечное время.

 

Все было бы хорошо, но две недели назад им объявили, что их участок, а значит и их дом снова продается. Две недели переживаний и ночи без сна… И вот, новая хозяйка - Валерия Александровна, приятная, молодая девушка, объявляет что не против их присутствия! Давайте выпьем за это чаю! Жизнь опять нам улыбается. А значит, будет все хорошо!

 

Так за разговорами, попивая чай, девушки не заметили, как день начал клониться к вечеру.

 

 

<<< предыдущая страница| оглавление | следующая страница >>> 

Комментарии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."