Вход

Еще не зарегистрированы? Зарегистрироваться

BКонтакте:

Отправить ссылку в:

Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру Поделиться ссылкой в Одноклассниках

 
Если Вы заметили в тексте ошибку, Вы можете сообщить мне о ней. Для этого выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter 

Белый Остров. стр. 30 | Печать |

Генрих проспал почти сутки. Сутки почти реальных, красочных снов. Образы его прошлой жизни кружились пестрой каруселью в его сознании. Пейзажи уже забытых мест, сменяли лица людей, люди вызывали эмоции, эмоции поднимали откуда-то издалека новые пейзажи и образы из его предыдущей, забытой жизни. Генрих разговаривал с отцом, чувствовал запах его сигар. Фрау Марта с букетом душистой черемухи, белые лебеди на озере, клены и лодки, сменялись видами гор и караваном, бредущим по каменистым обрывам, фигуры шерпасов и улыбающиеся лица немецких исследователей – Шеффер, Гир, Краузе, Бергер, призраки прошлой жизни оживали в глубине его сознания.  

Проснувшись, он не сразу понял, где он и что происходит. Он сел на кровати и стал тереть лицо руками. Сны были настолько реальными, что казалось, что он мгновенно перенесся в другой мир, и вернулся обратно. Генрих сунул руку в карман рубашки. Камень! Все это время камень лежал в кармане, и Генрих спал на нем. Видимо во сне сознание каким-то образом читало то, что было накоплено в камне. Это хорошо, таким образом он скоро полностью восстановит свою память о прошлой жизни и снова станет прежним Генрихом фон Браунштайном.

Генрих поднялся и походил по комнате. За окнами мерещился рассвет, наступало утро нового дня. Он спустился в ванную и умылся, глядя в зеркало на свое новое лицо. Очень необычно было видеть в зеркале Отто, но нужно было привыкать. Затем прошел на кухню и сварил себе кофе. Позавтракав, он прошел по комнатам и начал осматривать шкафы и ящики комода. Генрих часто наблюдал за Кристенами и знал, что и где у них хранится. Он сложил на диван документы и деньги, которые нашел в тайниках, сел рядом и стал перебирать бумаги. Он отложил в сторону банковские документы, паспорт Отто и свидетельство о браке. Пересчитал деньги, их оказалось довольно много, и сложил их в конверт. Затем сел за стол, пододвинул к себе перо и бумагу, и, рассматривая документы, попробовал расписаться на листе так же, как Отто расписывался в документах.  После нескольких попыток у него получилась подпись неотличимая от подписи настоящего Отто. Моторная память – руки хорошо помнили действие, новое, для нового сознания. Что ж, все идет просто отлично. Никто из старых знакомых Отто не заметил подмену, а Унсет ему уже не помешает. Теперь Генрих имел полную свободу действий. У него было все. Деньги, документы, новая внешность, новая жизнь.

Генрих выбрал себе в одежном шкафу свежую рубашку и костюм, оделся и  причесался перед зеркалом. Он взял в коридоре шляпу и зонт, вышел из дома и закрыл дверь на ключ. Теперь нужно было сходить в банк, у Отто там был открыт счет. Он прошел по улице поселка, изредка здороваясь с приветствующими его горожанами. Отделение федерального банка находилось на главной улице. В нем обслуживались все жители поселка, работающие на государственной службе. Генрих вошел через массивные стеклянные двери и подошел к свободному окошку. Кассир - молодая красивая девушка, приветливо улыбнулась:

-        Здравствуйте, чем могу служить?

-        Меня зовут Отто Кристен. Я хотел бы узнать, перевели ли мне жалование и если да, то снять деньги. – Генрих подал в окошко паспорт.

-        Минутку. – Девушка отвлеклась, перебирая бумаги, а Генрих разглядывал помещение. Деньги… деньги… Что бы полноценно наслаждаться жизнью нужны деньги. Много денег. От отца у него должен был остаться большой капитал, но наследник – Генрих фон Браунштайн, скончался в тюрьме, и про наследство можно было забыть. Да и пощадила ли война то, что по праву причиталось Генриху? Нужно съездить и посмотреть. Сбережений Кристенов на первое время хватит, а там видно будет.

-        Да, вчера, во второй половине дня на Ваш счет поступили деньги по статье «жалование». Желаете снять?

-        Да, я хочу снять все деньги со счета.

-        Все? – Девушка посмотрела на Генриха.

-        Да, а что, есть какие-то преграды?

-        Нет, конечно, если желаете, то Вам будет предложено пройти в кабинет для получения наличных.

-        Подождите, там большая сумма? – Генрих насторожился.

Девушка вытащила карточку счета и протянула ее Генриху. Да, не слишком много, но гораздо больше, чем думал Генрих.

-        Так, а я могу тогда сделать перевод, чтобы не везти наличные? Я завтра уезжаю.

-        Да, укажите отделение банка, куда послать распоряжение. Куда Вы едете?

-        Куда? В Берлин. Да, я еду в Берлин!

Генрих подписал требуемые бумаги и вышел из банка. План дальнейших действий у него сложился. Сначала в Берлин, а оттуда домой, в родное имение, туда, где он не был уже почти пятнадцать лет.

         Генрих прошел по улице в самый конец поселка, до железнодорожной станции. В кассе узнал расписание, поезд на Берлин ходил два раза в неделю и следующий его рейс был завтра. Генрих оформил проездные документы и оплатил билет. Все, завтра он покинет это проклятое место. Навсегда.

Генрих вернулся в дом Кристенов и стал собираться в дорогу. Он нашел в кладовке большой, кожаный чемодан и начал складывать вещи. Ему очень нравилось положение, в котором он оказался. Не нужно было тратить время на всякие детали, он получил новую жизнь уже готовой, с полным набором всех мелочей. В ванной была его зубная щетка, в гардеробной был полный набор всевозможной одежды, от нижнего белья до зимнего пальто. Все это было заботливо собрано до него и идеально подходило его телу. Даже бритва в ванной, и та, была лично его, волоски, которые прилипли к ней – были его волосками. Это было очень приятно и необычно. Судьба подарила ему новую, уже готовую, состоявшуюся жизнь. Правда вот со  спутницей жизни, которая сопровождала все это, и должна была, по идее, стать главным украшением, вышла незадача. Не получилось у Генриха завладеть еще и этим подарком. Ну да ладно, он молодой и красивый, женщин у него будет еще много. Да и она, своей смертью, подарила ему невероятно приятные минуты. Гм, а мог ли быть секс с Унсет, таким приятным без ее смерти? Очень интересно.

         Размышляя на эти темы, Генрих собрал чемодан и документы, и приготовился к поездке. Времени оставалось еще много, делать было нечего, и Генрих решил попробовать медитацию в новом теле. Как достичь медитативного состояния он помнил, как когда-то, в прошлой жизни, он лег на диван и расслабился. Генрих старался как раньше, при помощи постепенного расслабления достичь расширения сознания, перейти в фазу, как он ее называл -  «медитации для размышлений», но у него не получилось. Он пробовал еще и еще, пока не устал и проголодался. Ничего не получалось. Это была неприятная новость. Неужели, ему придется опять начинать все с самого начала?

Генрих прекратил попытки и пошел на кухню. Там оставались остатки ужина, который наготовила Унсет. Не пропадать же таким прекрасным кушаньям и Генрих плотно поужинал. Затем он достал из аптечки пластырь и разделся. Из пластыря он вырезал круг размером с ладонь. Потом вытащил из кармана камень, приложил его к груди и закрыл сверху пластырем. Затем пригладил пластырь, прижимая камень плотнее к груди. Теперь с камнем у него будет более плотный контакт, нужно попробовать считать с него информацию о техниках медитации, наверняка в нем сохранились способы, которыми он пользовался раньше. Генрих растянулся на диване и стал настраиваться на чтение. Постепенно он заснул.

На этот раз сны были еще ярче и детальнее. Генрих как будто заново проживал свою прошлую жизнь. Он пролистывал минувшие события, и мельчайшие детали проступали и пропечатывались в памяти. Они появлялись из небытия, узнавались, вызывали эмоции, и запоминались в обновленном сознании. Проснулся Генрих от сильной головной боли. Такой поток запоминаемой информации вызывал быстрое изменение мозга и как следствие сильную головную боль. Он застонал, поднялся с постели, держась за виски, прошел по комнате, а потом аккуратно отделил пластырь от груди и вытащил камень. Нет, это слишком. Пусть лучше этот процесс будет идти медленнее, но менее болезненно! Генрих положил камень в карман рубашки и сел на диван. На улице была ночь, но спать уже не хотелось. Он сварил себе кофе, и провел остаток ночи в раздумьях, сидя у окна и глядя на просыпающийся поселок.

{ ------ здесь фрагмент текста, доступный только зарегистрированным пользователям ------ }

Еще в камере, Отто рассказывал ему, что некогда единая Германия теперь разделена на две - западную и восточную. Оккупанты разорвали великую страну на части, и теперь, на востоке правят коммунисты. Отто был довольно глуп, чтобы верить его познаниям в географии и Генриху пришлось довольствоваться поверхностной информацией. Родовое имение Браунштайнов находилось ближе к юго-востоку Германии и могло отойти вместе с восточной частью красным оккупантам. Берлин тоже был разделен на две части и путь Генриха лежал в его западную часть.

Поезд шел до Берлина почти целый день. Пассажиров в вагоне было очень мало, да и те дремали, укрывшись пледами. Генрих заказал проводнику бутылку шотландского виски и всю дорогу коротал время, смакуя напиток и разглядывая проплывающие за окном ландшафты. Время в пути пролетело быстро, и Берлин встретил Генриха мелким, моросящим дождиком. Генрих остановил на площади у вокзала такси и поехал в гостиницу, которую ему порекомендовал услужливый водитель. Гостиница располагалась в старинном здании, недалеко от центра города, и оказалась совсем не дорогой и с хорошим уровнем обслуживания. Генрих снял небольшой номер, отложив осмотр достопримечательностей, до того времени, как наступит хорошая погода.

 

 

<<< предыдущая страница | оглавление | следующая страница >>>

Комментарии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."