Вход

Еще не зарегистрированы? Зарегистрироваться

BКонтакте:

Отправить ссылку в:

Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру Поделиться ссылкой в Одноклассниках

 
Если Вы заметили в тексте ошибку, Вы можете сообщить мне о ней. Для этого выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter 

Шамбала. стр. 23 | Печать |

         Генрих шел быстрым шагом по еле заметной тропинке вьющейся среди скал. Он не знал, где он находится, но был уверен, что тропинка его выведет к людям. Генрих шел и размышлял. Он не знал, какой сейчас год и месяц, но то, что ему вспоминалось за прошедшее время, приводило его в ужас. Он вспомнил, как несколько раз наступала зима. В пещере, в которой он жил, становилось холодно и ему приходилось одеваться в теплую одежду. Еще он вспоминал, как после холодов таял снег, и снова расцветала земля. Неужели несколько лет прошло? Генриху было не по себе. Как же хотелось, чтобы все это оказалось просто страшным сном! Но его натренированное, мускулистое тело, мозолистые руки и, самое главное – длинная коса, говорили о том, что это не сон. Он пробыл в плену долго, наверное, года два-три. Он умер для всех своих друзей и знакомых. Он умер даже для себя, на какое-то время, и только его паранормальные возможности позволили ему вернуться. Сколько же он отсутствовал?

Генрих шел и вспоминал, но кроме каких-то обрывков ничего вспомнить не мог. В этих обрывках он делал массаж неподвижным телам, лежащим в темноте на деревянных лежаках, подметал каменный пол пещеры, скоблил закоптевшие стены. Воспоминания дополнял костер, дрова, с треском тлеющие в очаге, казалось, на этот огонь Генрих смотрел вечно. Он помнил узкие, черные, глаза тибетца и все воспоминания заканчивались этим проникающим в душу взглядом. Вспоминалось какое-то благоговение, которое внушал ему его хозяин. Этот тибетец был для Генриха как бог, он понимал его с полуслова и тут же кидался исполнять его приказы. Если бы хозяин сказал Генриху убить себя, он не задумываясь это сделал бы, настолько маг поработил его сознание.

Генрих снова почувствовал себя использованным, и комок бешенства подкатил к горлу. «Сволочь!» - Генрих зло плюнул на землю. Чем занимался Генрих все это время, знал только его хозяин, оставивший своему рабу только небольшие обрывки воспоминаний о своем рабском существовании в пещере.

Генрих торопился. Он хотел скорее увидеть цивилизованных людей, узнать, какое сейчас число и какие события могли произойти за это время. Быстрым шагом он преодолел больше десятка миль и через расселину в горах вышел в долину. В долине он увидел большой палаточный лагерь. Это были белые люди. Многие из них были в новой военной форме и с оружием. Генрих спустился с горы и вышел к блокпосту, где был встречен английскими солдатами. Англичане удивленно смотрели на загорелого путника с длинными волосами, заплетенными в косу и в новенькой форме офицера СС.

-        Я офицер Великой Германии! Мне нужна ваша помощь! – Обратился Генрих к англичанам на блокпосту. Трое солдат, удивленно глядя на странного пришельца, наставили на него автоматы:

-        Немец? Ты откуда такой? Не двигаться! Руки вверх! – Из укрытия, сделанного из мешков с песком, вышел человек в форме офицера английской армии. Он вытащил из кобуры пистолет и направил его на Генриха:

-        Вещи на землю, руки вверх! – скомандовал он. Генрих подчинился.

-        Господа, я офицер немецкой армии, я здесь с экспедицией немецких ученых! Мы же союзники!

-        Если ты двинешься, я всажу тебе пулю, союзничек. Ну-ка, пошел вперед! – офицер повел пистолетом в сторону лагеря.

-        Подождите, я не сделал ничего плохого! Мне нужна помощь. Я убежал из плена тибетцев.

-        Сейчас тебе помогут, фашистский ублюдок!

-        Но, мы же союзники?

-        Германия уже давно объявила войну Ее Величеству и уже проиграла ее. Еще скажи, что ты не знаешь? – офицер толкнул Генриха дулом пистолета, и они пошли по дороге вглубь лагеря. Генрих ничего не понимал.

-        Скажи, друг, какое сегодня число?

-        Я тебе не друг. А число сегодня – двадцатое марта.

-        А год, год какой?

-        Тысяча девятьсот сорок пятый.

Генрих шел по дороге как оглушенный. Ноги неожиданно стали ватными, он был ошарашен. Он покинул Германию семь лет назад.

«Сорок пятый! Семь лет… Семь лет. Семь лет!!!» - повторял Генрих про себя и никак не мог поверить. Он был настолько поражен услышанным, что перестал обращать внимание на окружающих. Его провели в какую-то землянку, где какие-то люди в форме долго его расспрашивали, кто он и откуда. Генрих отрешенно отвечал на вопросы, и лишь под конец допроса пришел в себя и стал спрашивать сам.

-        Скажите, что происходило за последние годы? Германия воевала?

Солдаты смеялись над Генрихом, предполагая, что он притворяется, чтобы избежать наказания, но рассказали, что Германия начала войну против всего мира и не рассчитала силы. Доблестные солдаты Ее Величества разгромили войска вермахта и в данный момент штурмуют Берлин. Что теперь Генрих военный преступник, и как бы он ни старался казаться сумасшедшим, трибунала ему не избежать. Завтра его расстреляют, как последнего недобитого фашиста и война закончится. Генриху надели на руки кандалы и заперли в какой-то землянке.

          Генрих повалился на земляной пол и слезы опять покатились из его глаз. Он победил своего врага, сбежал из страшного плена, чтобы попасть в еще один плен и быть расстрелянным ,как военный преступник. Форма, которой он так гордился, сыграла с ним злую шутку. Теперь, в глазах англичан, он был солдатом вражеской армии, военнопленным, и мог быть расстрелян по закону военного времени, без следствия и суда.

{ ------ здесь фрагмент текста, доступный только зарегистрированным пользователям ------ }

 

* * *

 

         лагерьГенриха продержали в землянке несколько дней. Офицеры со всего лагеря приходили посмотреть на него, как на какую-то диковинку. Его расспрашивали, но Генрих отвечал неохотно, он не хотел, чтобы эти чванливые англичане знали о его позоре. Для них он придумал историю, как отбился от экспедиции, заблудился и был пленен воинами - тибетцами. Все это время он жил в селении пленником и работал за еду. Лишь через семь лет ему удалось украсть форму и убежать. Он не солдат, он ученый. И форма не его, он ее украл, потому что думал, что в ней, его лучше примут союзники…

         Англичане хохотали над незадачливым немцем, но их отношение к нему смягчилось. Его все так же держали в землянке, но днем выводили в сопровождении солдата, и он мог в лагере поесть, помыться и почитать газеты. Генрих первым делом попросил бритву и мыло. Он избавился от бороды и ненавистной косы, обрив голову наголо. Ему хотелось скорее сбросить с себя последние следы семилетнего позора и снова ощутить себя цивилизованным человеком. 

Из газет и рассказов Генрих узнал, что немецкие войска вторглись в Советский Союз и там погрязли в четырехлетней войне. Силами англичан и американцев гитлеровцы были разбиты и отброшены, и в данный момент бои идут уже на улицах Германии, а доблестные англичане уже вовсю бомбят Берлин.

Никто из военных не слышал ни о Шеффере, ни о немецкой экспедиции, про которую говорил Генрих. Говорили только о немецких шпионах, которые пытались вооружить тибетцев и устроить в Тибете государственный переворот.

Генрих провел в этом лагере неделю. Затем, его, ничего ему не объясняя, погрузили закованного в наручники в грузовик и в сопровождении солдат, отправили в город. Из городской комендатуры его вместе с другими арестованными перевезли в лагерь для военнопленных, находящийся рядом с еще одной военной базой англичан.

В этом лагере Генрих прожил больше месяца. Он и еще два десятка преступников, жили в деревянных сараях обнесенных колючей проволокой. Заключенные строили лагерь – тюрьму для военнопленных. Условия для жизни тут были довольно сносные. Пленных неплохо кормили, жили они в казармах с двухъярусными койками, застеленными настоящим постельным бельем. Для Генриха это было наслаждением, снова чувствовать себя человеком. Даже никакая работа не могла испортить его настроение. Его натренированное тело не боялось физического труда, даже наоборот, ему требовались физические нагрузки, чтобы не терять форму. Пленные рыли рвы и строили заграждения из нескольких рядов колючей проволоки. Генрих каждый день ходил на работы, а затем, вечером, с наслаждением вытягивался на настоящей кровати, застеленной настоящей простынею.

Тут, в лагере, Генрих встретил несколько немцев, захваченных в плен англичанами при попытке передачи оружия тибетцам. Они отправились в Тибет после того, как экспедиция Шеффера вернулась в Германию. Диверсанты, при подготовке своей миссии, использовали опыт полученный Шеффером. Один из немцев довольно подробно изучал материалы экспедиции Шеффера и знал про пропавшего участника. Он рассказал Генриху о том ,как Шеффер отправил спасательный отряд на поиски пропавшего человека и спасатели обнаружили тела шерпасов, трупы лошадей, а так же личные вещи пропавших людей. Спасательный отряд вернулся с плохими вестями – спасать было некого, все люди погибли. Причину их гибели установить не удалось, и Шеффер впредь запретил небольшим группам удаляться от основного лагеря.

Однажды днем, во время ежедневных рутинных работ, в лагере раздались радостные крики. Сначала кричали возле штаба, затем крики подхватил весь лагерь, и раздались выстрелы в воздух. Англичане выбежали во двор лагеря, бросали вверх шапки, стреляли в небо и радостно кричали. Все обнимались на улице и поздравляли друг друга.

Война закончилась. Гитлеровская Германия была полностью разбита и капитулировала. Родина Генриха была разрушена и захвачена победителями. Возвращаться теперь ему уже было некуда.

Вечерами он, лежа на кровати, размышлял о превратностях судьбы. Семилетнее рабство периодически всплывало в памяти кусками воспоминаний, от которых становилось противно. Генрих потерял семь лет жизни, потерял семью и друзей, потерял родину, потерял свои паранормальные возможности, которые развивал столько лет. Казалось, он потерял все… Для чего ему жить дальше?  Ради мести? Но если бы он тогда убил и казаха, вряд ли ему сейчас было бы лучше. Маг тоже получил свое. Теперь непонятно, как сложится его жизнь. Как долго маг может удерживать тело донора? Может душа казаха сумеет вернуть себе тело и тогда его мучитель умрет, не имея ни донора, ни собственного тела. Возможно, Генрих отомстил хозяину более изощренно, чем, если бы просто убил его. Ожидание смерти хуже самой смерти. Хотя кто их, магов, знает, может и смерть для него совсем не то, что для обычного человека. Больше мести Генрих не хотел. Он возненавидел этого тибетца, но их жизненные пути разошлись, и встречи Генрих не желал.

О том, что случилось с его родными и его домом, Генрих не хотел даже думать. Германия лежала в руинах, скорее всего от его дома не осталось ничего, а его отец, барон, член Национал-социалистической немецкой рабочей партии, ярый сторонник Гитлера, скорее всего, во власти победителей. Все эти мысли очень удручали, и Генрих впал в затяжную депрессию. Его уже ничего не радовало, он по инерции ходил на работу, ел, спал, будущее его казалось скрытым в темном тумане.

         Ситуация осложнилась тем, что на него пришел донос, от какого-то официального лица, в котором говорилось что он, Генрих фон Браунштайн, убил в горах шесть человек, коренных тибетцев. Прямых доказательств не было, но это письмо обвиняло Генриха, офицера СС, в совершенном преступлении. Теперь Генрих был не просто заблудившийся ученый, он был членом преступной организации СС, убийца и фашист.

И вот, как-то утром, всех военнопленных заставили собрать личные вещи и построиться во дворе. Лагерный врач быстро прошел, осмотрел всех пленных и арестантов стали грузить в грузовики. Скованные наручниками, они долго тряслись по извилистым дорогам джунглей Сиккима, пока не выехали к широкой, полноводной реке, с небольшим портовым городом на берегу. В порту военнопленных погрузили на большую баржу, и тягач потащил ее вниз по течению. Спустя день, пленных опять пересадили, только теперь уже на большой океанский пароход. В трюмах парохода были оборудованы небольшие каюты-камеры, рассчитанные на четырех человек. Это была довольно комфортная, плавучая тюрьма, в которую погрузили всех военнопленных и отправили в плавание из Сиккима, обратно на историческую родину.

Тибетское путешествие Генриха закончилось.

 

<<< предыдущая страница | оглавление | следующая страница >>>

Комментарии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."