Вход

Еще не зарегистрированы? Зарегистрироваться

BКонтакте:

Отправить ссылку в:

Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру Поделиться ссылкой в Одноклассниках

 
Если Вы заметили в тексте ошибку, Вы можете сообщить мне о ней. Для этого выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter 

Гончие стр. 117 | Печать |

Ахмет молча давит на газ, и автобус несется по улице, на грани всех правил дорожного движения. Затем, он неожиданно сворачивает во дворы и проезжает по узкой дороге, между какими-то гаражами.

-        Ты куда? – Спрашивает его Олег.

-        Тут можно проехать в промзону. Там несколько заводов, цеха, склады. Легко затеряемся. А по улицам нам нельзя, встанем где-нибудь в пробке… - Быстро отвечает Ахмет.

-        Молодец. Зарули куда-нибудь и остановись. Лехе надо Валерку посмотреть.

-        Она поправится? – Маленький казах взглянул на Олега в зеркало заднего вида.

-        Даже не сомневайся.

 

Автобус еще попетлял между какими-то складами и бетонными заборами и выехал на большую стоянку, где большегрузные грузовики ожидали очереди на загрузку. Ахмет загнал автобус в самый угол, так, чтобы его за фурами было не видно с дороги, и заглушил двигатель.

Пока ехали, Алекс несколько раз пытался посмотреть ауру девушки, но автобус раскачивался и видение срывалось, не продержавшись несколько секунд. Но даже за то, короткое время, Алекс успел разглядеть на ауре огромные, во весь рост, ярко желтые полосы – травмы, нанесенные ведьмой. Такое крупное повреждение ауры могло сказываться на работе многих органов и систем организма, и медлить нельзя было ни секунды. Тело Леры уже начало сдаваться – она закашлялась и ее стошнило. Алекс быстро перевернул ее на живот, не давая рвоте попасть в дыхательные пути. Лицо девушки приняло мертвенно бледный оттенок, и дыхание остановилось – закашлявшись, она потратила последние силы.

-        Дыши… дыши… прошу тебя… дыши. – Алекс обнял девушку, слился с ней эгрегором, отдавая ей себя полностью, одновременно пытаясь обволочь своей аурой ее астральные раны. Все тело накрыла слабость, прокатилась болезненная дрожь, но он почувствовал, как Лера вздохнула и понял, что критический момент пройден. Она затихла в его объятиях, но дышит уже ровно. Ее тело расслабленно, она без сознания.

         Алекс аккуратно положил девушку на диван, но стоило ему оторваться от нее, как ее дыхание опять прервалось. Он быстро лег рядом и прижался к ней, восстанавливая энергетический баланс их астральных тел. Первый, поверхностный осмотр, показал, что аура девушки повреждена по всей ее длине. Повреждение напоминает рассечение, как будто по телу рубанули саблей. Края рассечения разошлись в стороны, и сочатся ярко-желтым цветом. Алекс сжал девушку в объятиях, его аура, здоровая, с нормальным цветом, сливается с аурой девушки и ярко-желтый цвет бледнеет. Лера восстанавливается. Раны, хоть и страшные, но вылечить их – задача не сложная. Вот только сколько сил и времени потребуется…

Да, ведьма окрепла за прошедший год… Если раньше ее царапки свободно лечились удалением астральных заноз, то сейчас это уже был не царапок, это был удар, способный в считанные минуты убить обычного человека. Милена развила свои способности до невероятной мощи! Она стала опасной… Алекс вспомнил свору мрачно-серых бесов, терзающих ее астральное тело и поморщился. Но стоило ему отвлечься, как Лера опять слабо вздрогнула и ее дыхание ослабло. Все! Не думай ни о чем! Спасай девочку!

 

Олег с Ахметом молча сидят за столом, стараясь не шуметь, смотрят на Алекса. Через какое-то время Ахмет шепотом спрашивает:

-        Чо эт он делает?

-        Тихо, ты! – Так же отвечает ему Олег.

-        Они колдуны… черт их знает, что он там сейчас делает, но он поможет Лерке. Стопудово поможет. Этот парень может такое, что мы и представить не можем… Ты это… Иди-ка, тусанись пока по местности, оглядись. Я тут побуду, вдруг ему помощь какая потребуется.

         Ахмет кивнул, быстро накинул куртку и, стараясь не шуметь, вышел из автобуса. Олег остался сидеть за столом, подперев голову руками, задумчиво глядя на колдунов.

 

Лечение Леры проходило быстрее, чем этого можно было ожидать. Через несколько часов, Алекс заметил, что рана стала меньше и цвет ее меняется к бледно желтому. Но останавливаться и расслабляться было нельзя. Стоило ему отвлечься, как цвет раны снова начинал проявляться. Несколько раз он менял положение, чтобы не затекало тело и в эти моменты состояние Леры ухудшалось. Нельзя было думать ни о чем. Надо вывести девушку на тот уровень, когда она сможет поддерживать свое здоровье сама. Тогда можно будет отдохнуть и хотя бы переодеться. Время шло, Алекс кропотливо зализывал астральную рану девушки и радовался, понимая, что дело идет на поправку. Еще немного и можно будет отпустить Леру и дать ей возможность отдохнуть от его объятий.

 

Когда день начал клониться к вечеру, Ахмет снова вышел на обход окрестностей. Вся стоянка, на которой они нашли прибежище, заставлена большегрузными грузовиками. Большинство из них иногородние, и в ожидании своей очереди на погрузку, остаются здесь переночевать. На въезде на стоянку, стоит будка охранника, который занимается лишь тем, что собирает с водителей деньги, якобы за охрану, и выдает нарезанные квадратиками бумажки с печатью и временем заезда. По сути, эта стоянка – банальный рэкет, но кто будет спорить? Ахмет, еще днем, сразу как заехал, сбегал до охранника и заплатил назначенную сумму. С такими рэкетирами лучше не ссориться – разбитая фара или лобовое стекло будет стоить гораздо дороже. И сейчас Ахмет отправился, чтобы удостовериться, что его автобусу «охранники» разрешают остаться здесь на ночь.

Возле будки охранника две тонированных «девятки». Братва приехала поделить дневную выручку и сменить смотрящего. Они что-то оживленно обсуждают, громко хохочут, матерятся, из открытых дверей машин гремит громкая музыка. Парни ведут себя по-хозяйски, это их территория, они тут главные.

Ахмет постоял, раздумывая подходить или подождать пока разъедутся, но тут его заметили.

-        Ей, чурбанчик! Ну-ка, иди сюда! – Обращаясь к нему, вдруг крикнул высокий, крепкий парень, в джинсовой куртке.

         Ахмет осторожно, ни слова не говоря, приблизился.

-        Ты чего тут трешься? Поработать на благо отечества желаешь? Давай-ка, вон, возьми мешок и пробегись по стоянке, мусор собери!

Ахмет остановился в нерешительности, не зная, что предпринять. Ссориться с этими хозяевами местной жизни крайне не желательно. Их много, а у него в автобусе только Олег… Колдуна и больную девушку, нуждающуюся в помощи, тревожить нельзя…

Ахмет молча подошел и взял черный мешок наполовину наполненный мусором.

-        Эй, чурка! На, перчатку возьми. И урну на входе вытряхни. Понял? – Это уже охранник, высунулся из будки и бросил Ахмету в грудь грязную резиновую перчатку. Тот поймал перчатку, натянул ее и стал собирать разбросанный на земле мелкий мусор. Братва сразу потеряла к нему интерес.

Ахмет ходил по стоянке и набивал мешок мусором, пока рэкетиры не разъехались. Он подождал еще немного, вытряхнул урны, затем оттащил потяжелевший мешок к будке охранника. Тот, увидев прилежного работника, удовлетворенно кивнул и протянул ему полтинник.

-        На, купи себе пожрать чего-нибудь. И завтра утром приходи, еще заработаешь.

Ахмет взял деньги, затем, немного помявшись, вытащил свой кошелек, полный крупных купюр и скромно промямлил:

-        Мне бы это… За автобус, за ночь заплатить…

Охранник вытаращил на него глаза.

-        Какой автобус?

-        Светлый Вольво там, в углу. Дом на колесах…

-        Так это чо, твой что ли?

-        Ага. Я днем приехал. Вы меня не видели.

Охранник, удивленно глядя на маленького казаха, взял деньги и отдал ему билет. Ахмет поблагодарил и быстро вышел из будки. Фу, кажется, пронесло. Ничего подозрительного на стоянке не было и можно было возвращаться обратно.

 

         Лера быстро восстанавливалась. Когда в очередной раз Алекс проверил ее ауру, он увидел, что от зияющей желтой раны осталась лишь тонкая коричневая полоска. Рана затянулась, и сейчас, восстанавливать нарушенные связи в астральном теле Лера уже могла самостоятельно. Алекс мягко отстранился от девушки и вгляделся в ее лицо, прислушиваясь к ее состоянию. Лера спит. Все, теперь ей нужно просто хорошенько выспаться и утром, если так пойдет и дальше, от атаки ведьмы не останется и следа. Он поднялся, разминая затекшие члены, и потянулся. Болезненное состояние - озноб и ломота в теле постепенно стихло, по мере того, как Лере становилось легче, и сейчас он чувствовал себя нормально.

-        Леха, что, как дела? – Олег с Ахметом, как и раньше сидят на диване в ожидании.

-        Нормально. Думаю, завтра утром она встанет и можно будет поговорить.

-        А что случилось то, там, у Милены?

-        Не знаю. Все было нормально, разговаривали, и ведьма вдруг напала на Леру. Я не понял, почему она это сделала. А времени выяснять - не было.

-        Крыша у нее поехала?

-        Не думаю. Ведьмы ничего просто так не делают. Ладно, Лера проснется, обсудим и выясним что к чему. Мужчины перекусили, Алекс принял душ, смыл с себя болезненный, липкий пот и переоделся.

 

         За окном стемнело, дальнобойщики укладываются спать в кабинах своих грузовиков. Алекс открыл входную дверь, выдвинул лесенку и сел на ступеньку. Над стоянкой, в черном небе, блестят зарождающиеся в наступающей ночи звезды. Яркие точки на черном покрывале, совсем как там, в нереальности, в которой есть все ответы и которую уже так давно не посещал…

         Перед самой атакой ведьма показала ему картинки. Картинки его прошлого. Алекс узнал этого человека - Стефан Мазилеску – молдаванин живущий в Перми, он знает его, они хорошо общаются, они почти друзья… И этот Стефан… Хотя нет, здесь, в России, его зовут Степан… да, Степан. Степан Мазилевский, это их резидент в Перми. Резидент? Ну да… Серегин же говорил, что Алекс входил в международную группу, выслеживающую какого-то итальянского маньяка. Степан Мазилевский подготовил для Алекса какие-то документы о работах доктора Крохалева и должен был передать их ему там, в Перми… Они ехали в Пермь, в поезде, и там, в поезде, что-то случилось. Что-то, после чего тетя Надя нашла его на откосе железнодорожного полотна… Что там случилось? Степан, ты знаешь ответ? Степан… а жив ли ты вообще?

         Алекс закрыл глаза и попытался представить Степана как личность, но ничего не получилось. Все что он помнил о нем – внешность, чернявый, как цыган и его имя. Все. Составлять личностный портрет просто не из чего. Это затруднит поиск. Затруднит, но не сделает безнадежным. У него есть внешность и имя. Он найдет Стефана. Он же следопыт. Ладно, утро вечера мудренее.

         Алекс поднялся в салон и закрыл дверь. Затем разделся, залез к Лере под одеяло, обнял ее, прижался. Он, отдохнувший и полон сил, всю ночь он будет подпитывать ее своей энергией и завтра она проснется абсолютно здоровой.

 

         Ахмет проснулся первым и по своей устоявшейся привычке, поднялся и принялся за уборку и приготовление завтрака. Солнце уже встало и за окном птицы уже вовсю приветствовали новый день. Ахмет прибрался в салоне, взял мусорный мешок и вышел на улицу. У противоположного края забора стояли пара мусорных баков. Они были набиты с верхом и зловонное содержимое сыпалось на землю, но Ахмет решил, что еще один выброшенный мешок уже ситуацию не испортит и направился с мусором через стоянку. Он зашвырнул мешок на вонючую кучу и быстро зашагал обратно. Но тут сзади послышался шорох шин и возле него затормозила знакомая тонированная «девятка».

-        Слышь, чурбанчик! – Стекло опустилось, и оттуда показалась короткостриженная голова.

-        А что, тот дом на колесах, твой что ли?

Ахмет остановился.

-        Нет. Я просто водитель.

-        А… - Парень оглядел маленького казаха, сплюнул, затем нагло глядя на него сказал:

-        А ты понял, что ты нам должен?

-        Чего? – Ахмет постарался сделать робкий вид.

-        Ты сейчас мусор мимо бачка выбросил, загадил частную территорию. – Парень медленно вылез из «девятки». Он высокий и крепкий, с кривым переломанным носом. Глаза смотрят дерзко и с усмешкой. Двери девятки открылись и из машины показались еще трое почти таких же.

-        Что парни делать то будем с нарушителем? – Обратился первый к остальным. Парни деловито молчат, и с серьезными лицами разглядывают казаха.

-        Наказать его что ли? – Продолжает первый.

-        Не надо меня наказывать… - Попробовал сопротивляться Ахмет.

-        Наказать, конечно, надо… - Не торопясь раскрыл рот один из рэкетиров.

-        Но кто ж убирать то будет?

-        Вот, что. – Первый бритоголовый принял решение.

-        Ты давай, убери это все… - Он показал руками на переполненные баки.

-        А мы пока покубатурим как тебя наказать. Чем чище уберешь – тем мягче наказание будет. – И парни, не меняя серьезных выражений лиц, полезли обратно в машину.

-        Я… я… я сейчас приду! – Робко сказал Ахмет, повернулся и бегом побежал к автобусу. Уже подбежав к двери, он оглянулся и увидел как «девятка» медленно тронулась и едет за ним. Ахмет забежал в салон и закрыл дверь. Он приподнял шторку на окне и осторожно выглянул на улицу. «Девятка» остановилась перед автобусом, перекрыв ему выезд. Ахмет огляделся и подбежал к спящему Олегу.

-        Олег, проснись!

-        Чего? – Тот быстро сел на диване протирая глаза.

-        Меня напрягает местная братва. – Ахмет коротко, шепотом рассказал, как было дело. Олег быстро одевается.

-        Сколько их?

-        Четверо.

-        Так… Возьми ствол. Спрячь и не доставай, пока не скажу. – Олег бросил Ахмету револьвер. Тот сунул его за ремень на пояснице и прикрыл рубахой. Олег взял с полки раскладной нож и положил в карман штанов.

-        Пойдем, поговорим с братвой.

Олег открыл дверь и они вышли на улицу. Завидев Олега, из «девятки» вылезли и братки. Они подошли ближе и один, приглядевшись, негромко сказал:

-        Где-то эту рожу со шрамом я уже видел…

-        Так, парни! – Не давая братве возможности наехать, сразу начал Олег.

-        Мы заплатили вам за стоянку. Пользование стоянкой включает в себя и пользование мусорными баками. Так что претензии к моему человеку необоснованны. Убирайте нахрен свое ведро отсюда и расходимся.

 

 

-        Как ты? – Алекс смотрит Лере в глаза и гладит ее по волосам. Она улыбается, и ее глаза блестят в лучике солнца пробившегося сквозь занавеску.

-        Я счастлива… - Она подставляет губы для поцелуя.

Алекс долго целует девушку, ее аромат пьянит, сводит с ума.

-        Как ты себя чувствуешь?

-        Мне хорошо.

-        Ты что-нибудь помнишь?

-        Помню? – Лера сосредотачивается и смотрит на Алекса.

-        Помню Милену. Больше ничего. А что случилось?

-        Я пока еще не знаю. Но все кончилось хорошо. Все в порядке.

Лера посмотрела куда-то вдаль, затем оглядела комнату и поморщилась.

-        Нет, не все. Чувствую у нас какие-то проблемы. Иди, посмотри, что там Олег с Ахметом делают.

 

 

-        Ты погоди, не газуй. – Уже миролюбиво начал старший.

-        Твой человечек намусорил у нас на территории, это в прайс не входит. Надо убрать. Не хочешь убирать – заплати за уборку отдельно.

-        Пятьдесят баксов и разбежались краями. – Предложил Олег.

-        Пятьсот. Мусора много. Мусора всегда много… - Ухмыльнувшись, изрек старший.

-        Да вы охренели, беспредельщики! - Олег запустил руку в карман.

-        Вспомнил, где я видел эту рожу со шрамом. – Невозмутимо сказал браток, глядя на Олега.

-        За его голову бабки обещали. Точно.

Бритоголовые, заинтересованно глядя на Олега, стали обходить его, окружая со всех сторон. Ахмет сунул руку за спину, Олег напрягся, но тут что-то произошло.

Неожиданно, все почувствовали, как воздух вдруг стал колючим и холодным. Небо почернело и от автобуса, вдруг повеяло невообразимой тоской, переходящей в панический страх и ужас. Парни в шоке остановились, а Ахмет, вдруг тихо взвизгнув, присел и закрыл голову руками. Следующая волна страха последовавшая незамедлительно за первой, оказалась уже невыносимой. Парни дрогнули и громко матерясь, и спотыкаясь, бросились в рассыпную. Они побежали в панике, перепрыгивая через препятствия, и через несколько секунд скрылись из виду. Ахмет распластался на земле в ужасе закрыв голову руками и повизгивая. Лишь Олег, недоуменно проводив глазами разбежавшуюся братву, в растерянности оглянулся.

На пороге дома на колесах стоит Алекс. Руки его разведены, а глаза смотрят в одну точку. Олег повернулся к нему и тот, расслабившись, опустил руки и, улыбаясь, посмотрел на него.

-        Да, на самом деле, твои микросхемки погоревшие. Ты ничего не почувствовал? – Спросил он у Олега.

-        Ну… Была какая-то прохлада… А что это было? – Олег наклонился над Ахметом и взял его за плечи. Тот дрожит так, что стучат зубы. Он со страхом смотрит на Алекса, потом поднимает руку и слабо говорит:

-        Это дьявол! Это сам дьявол!

-        Успокойся. Это Леха. – Смеется Олег.

-        Просто свои колдунские штучки тут показывает.

-        Массовый удар по площади. Научили даже не помню где. Заметил, что он у меня очень неплохо получается. – Пояснил Алекс и протянул Ахмету руку.

-        Не бойся. Я больше не буду.

 

Пока Ахмет раздумывал подавать Алексу руку или нет, Олег сел за руль «девятки» и отогнал ее в сторону. Затем вытащил нож и по очереди проткнул все четыре колеса.

-        Ахмет, вставай уже. Сваливать надо отсюда. Эти казлы меня узнали.

-        Это плохо. – Озабоченно сказал Алекс, помогая казаху подняться.

-        Теперь Тимур знает, где тебя искать.

Олег бросил быстрый взгляд на Алекса, но ничего не сказал. Они поднялись в салон. Посреди комнаты, за столом, сидит Лера и растерянно смотрит на свой телефон, руки ее трясутся.

-        Я вспомнила…

-        Что?

-        Я вспомнила… Там, у Милены, мне звонила Ирина Матвеевна… На наш дом напали. Там люди погибли. Кузьмич… погиб…

 

 

 

<<< предыдущая страница| оглавление | следующая страница >>>

Комментарии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."