Вход

Еще не зарегистрированы? Зарегистрироваться

BКонтакте:

Отправить ссылку в:

Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру Поделиться ссылкой в Одноклассниках

 
Если Вы заметили в тексте ошибку, Вы можете сообщить мне о ней. Для этого выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter 

Шамбала. стр. 17 | Печать |

         Тибетские гости уехали, немецкие исследователи собирались в очередной поход в горы, и Генрих решил воспользоваться уединением, чтобы заняться медитацией и изучить таинственный черный камень.

Генрих крутил его в руках, разглядывал, обычный, отшлифованный временем какой-то черный кристалл, возможно оникс или «кошачий глаз» - полудрагоценный камень, который часто использовали как украшение в бижутерии. Вроде ничего необычного. «Возьми его, прочитаешь потом, во время тренировки, он укажет тебе путь к знанию» - камень должен был дать какую-то информацию. Что ж, если в обычном состоянии - камень как камень, то надо попробовать взглянуть на него с астральной стороны.

         Генрих выглянул из шатра, удостоверился, что никто его не потревожит, и лег на матрас. Камень он зажал в руке и покинул свое тело. Ничего не произошло. Он полетал вокруг своего кулака с камнем внутри, попробовал пройти «сквозь» него – ничего. Камень как камень. Как же его читать-то? Министр не объяснил, видимо для него это было так естественно, что он не подумал, что Генрих может просто этого не знать. У него было послание, но он не умеет читать. Помочь в этой ситуации Генриху никто не мог. «Дальше все зависит только от тебя самого» - министр давал ему возможность проявить себя? Придется идти глубже, в астрал, и там искать ответы. Генрих еще раз проверил свой таймер, прокатил волну ощущения от кончиков пальцев ног, до волос на голове, прочувствовал полностью все свое тело. Все было нормально, организм работал как часы, можно было идти в глубину нереальности. Он поставил таймер на час реального времени и погрузился в астрал.

         На этот раз нереальность встретила его какой-то серой пеленой. Это было похоже на плотный туман, состоящий из бесчисленного множества отдельных струек серого дыма, которые хаотично переплетались вокруг в причудливую серую воздушную путаницу. Генрих висел в центре шевелящейся, серой, полупрозрачной массы. Он попробовал переместиться и вся масса, колыхнувшись, переместилась вместе с ним. Генрих двинулся назад, и туман отреагировал, оплетая его подвижными струйками. Ну и как тут искать информацию о камне? Стоило задать себе этот вопрос, как серая масса вокруг стала меняться. Все вокруг зашевелилось, переплетенные струйки тумана начали постепенно выпрямляться, становиться все тоньше и плотнее. Туман превращался в нити, которые становились все плотнее и ровнее. В хаосе переплетений появилась логика – нити стали выстраиваться в сеть, становились все прочнее, превращаясь в проволоку, и Генрих вдруг понял, что он находится внутри кристаллической решетки, раскинувшейся за горизонты во все стороны. Он пролетел внутри коридора, состоящего из ровных проволочных кубиков, висящих в черном пространстве. Вверх, вниз и во все стороны уходили проволочные, кубические, геометрически безупречные коридоры. Проволока навеяла мысль о проводах, по которым бежит какая-то информация, и Генрих решил к ним прикоснуться. Он пропустил проволоку сквозь себя, и вдруг, сознание раздвинулось еще раз, Генрих стал как будто шар, пронизанный множеством проволочных кубиков внутри которого зарождался легкой дымкой туман. Генрих заглянул «в себя» и увидел там озеро. Озеро с кувшинками и лебедями, над которым розовел восход и безмолвные клены, склонившиеся над черной водой. На берегу озера виднелась стена из розового гранита, уходящая вверх, к башенкам с черепичной крышей и флюгерами. Это был родной дом, дом его детства. Ощущение реальности настолько впечатлило Генриха, что он не понял, что и почему давит его спину, и, лишь вдохнув несколько раз полной грудью, осознал, что сработал таймер, и он лежит на матрасе в шатре, за тысячи миль от того места, которое сейчас видел. Стоп. Нужно отдохнуть, пройтись, подышать свежим горным воздухом, а потом, в медитации, все обдумать.

         Отдохнув, Генрих погрузился в медитацию и начал размышлять. Он искал информацию, записанную в камне. Если принять за истину, что он ее нашел, то откуда там взялась картинка с его домом? Генрих вспомнил, как он постоянно крутил этот камень в руках, и понял, откуда там его дом и озеро с лебедями.

Каждый человек это симбиоз астрального и физического тела. Физическое тело постоянно оставляет в материальном мире следы. Эти следы – запахи, частички отмершей кожи, выпавшие волосы, микроскопические капельки пота, все это размазывается по окружающему пространству и тянется длинным следом за человеком везде, где он побывает. Собаки-ищейки по такому следу, в состоянии повторить путь, пройденный человеком. Обонятельные рецепторы в их носу настолько чувствительны, что они различают молекулы, оставленные физическим телом. С астральным телом все обстоит примерно так же. На всем, к чему прикасается человек, он оставляет частицы астральной информации, индивидуальной для каждого человека, содержащей обрывки его чувств, эмоций, мысленных образов и переживаний. Вступив в контакт с каким-либо предметом, человек оставляет на нем, не только тепло своего тела и частички пота. Самое главное - он оставляет частицы своего астрального «я», рассказывающие о нем, как о человеке духовном. Эта информация так же считывается и на уровне подсознания, сразу воспринимается астральным телом, проходя мимо разума.

Вот поэтому вещи, сделанные руками мастера, выглядят живее, чем сошедшие с конвейера, и про них говорят «хранят тепло рук».

Поэтому бумажное письмо, написанное рукой, может рассказать гораздо больше адресату, чем сухая телеграмма.

Поэтому влюбленные, после долгой разлуки обнимаются, гладят, и не выпускают друг друга из объятий.

Поэтому вещь, подаренная с любовью, всегда приносит радость, а вещь, полученная через страдания другого человека, будет всегда напоминать об этом своей негативной энергией.

Генрих прочитал в камне свои же собственные переживания те, что намотались на кристалл, пока он крутил его в руках. Теперь он понял, почему летал камень, и тибетцы не прикасались к нему руками. Медиум использовал телекинез, чтобы не дать Генриху лишней для него информации. 

Теперь, когда Генрих разобрался в сути происходящего, следовало найти послание и прочитать его.

Генрих поставил таймер еще на час и снова нырнул в нереальность. На этот раз он попал, как ему показалось, в огромную, немного вытянутую прозрачную сферу. Как будто овальный стеклянный шар висел в черной пустоте. Генрих возник точно в центре сферы и начал оглядываться. За границами овала была черная бесконечность, а сами границы, были неосязаемы и заметны лишь тем, что внутри них было светлее.  Вдруг внизу, на границе сферы, он увидел черную точку, выделяющуюся на фоне общей гармонии. Генрих спустился вниз, поближе, и разглядел маленький черный камень, тот, который был зажат у него в кулаке. Он подлетел к нему и вдруг понял еще одно – сфера, внутри которой он находился, почти в точности повторяла очертания этого камня, и можно было подумать, что Генрих находится внутри него. Раз так, подумал Генрих, то нужная мне информация рядом, нужно только взять ее. Стоило ему так подумать, как из маленького камня, в разные стороны начали расти блестящие иглы, они по мере роста расширялись кверху, становились длиннее и вскоре коснулись и прошли сквозь Генриха и вышли за края сферы. Внутри каждого такого луча, менялись краски и что-то происходило. Генрих заглянул в тот луч ,который прошел сквозь него и увидел За. Она была такой, как он ее запомнил тогда, в комнате, обнаженной, в позе лотоса с закрытыми глазами. Генрих перелетел на следующий луч и увидел гирлянду черных пиявок присосавшихся к опухшей от укусов, окровавленной ноге. Следующий луч содержал в себе знамена со свастикой и почему-то старое кожаное кресло, из библиотеки замка. Много же лишнего он успел намотать на камень… Нужно было научиться как-то упорядочивать и искать информацию. Вдруг, часть лучей окрасилась бледно голубым и выделилась из общей массы, как будто снизу их подсветили синим фонариком. Генрих двинулся к ним и в первом же увидел двух монахов, они стояли друг напротив друга и выполняли странное упражнение. Они на расстоянии, по очереди делали движение руками, в сторону друг друга. Когда один делал выпад – второй раздваивался и вторая его копия сдвигалась назад, потом возвращалась обратно и теперь уже он делал выпад, а второй монах раздваивался и возвращался. Это повторялось снова и снова. Генрих влетел в следующий луч, а в нем оказалась пустота. Генрих полетел по этой пустоте вниз и вдруг остановился. Он понял, это не пустота, это какая-то субстанция, пролетая через которую, он впитывал ее как губка воду. Это была информация в чистом виде, без каких-либо зашифрованных картинок, она читалась и куда-то записывалась без участия Генриха, ему лишь надо было к ней прикоснуться. Он понял, что уже покинул сферу и долго летит, собирая в пространстве полосу информации.

Тут снова сработал таймер и Генрих вернулся.

Теперь нужно было осмыслить то, что удалось прочитать. Генрих погрузился в медитацию для размышлений и начал расплетать цепочку знаний, которые считал из камня. Информация была об астральном теле живого существа. С этой информацией пришло понимание, как астральное тело связано с физическим. Между этими двумя субстанциями такая плотная связь, что они представляют собой единое целое существо, только состоят из разных материй. Все процессы, реакции, нервные импульсы в физическом теле, это все результат воздействия на него тела астрального. Если эти тела разделить, то существо умрет, так как некому будет управлять оболочкой, активировать и поддерживать в ней жизненные процессы. С другой стороны, если повредить физическое тело так, что оно не сможет отвечать на астральные запросы, то существо тоже умрет, астральное тело само покинет поврежденную оболочку. Так же происходит и смерть от старости. Физическое тело, в отличии от астрального, имеет свойство изнашиваться. Когда износ достигает критической величины и тело уже не может служить оболочкой, связь между физическим и астральным рвется и наступает смерть.

Астральное тело представляет собой субстанцию, которую некоторые медиумы описывают как какой-то газ. Это неправильное определение. Астральное тело не похоже ни на что физическое. Если сравнивать его с чем-то материальным, то больше подойдет описание – звук. Неслышимый, нескончаемый, невидимый, всюду проникающий звук, но при этом сосредоточенный в одной точке пространства. То есть это как какая-то вибрация или радиоволна, для которой не существует материальных преград, расстояния, объема, температуры, веса и других физических определений. Генрих и до этого предполагал, что дело обстоит именно так, а тут получил подтверждение и более подробное описание. Дальше он вспомнил картинку – двух монахов, которые толкали друг друга и раздваивались. Понимание этой сцены тоже было в цепочке информации. Эти монахи, по очереди, выталкивали друг у друга астральное тело из физического. Боец делал выпад – бросал вибрацию, волну, которая была в противофазе волне астрального тела противника. Волны сталкивались, и астральное тело выбивалось из оболочки. Тут же Генрих понял, как министр убил волков. Он нанес ментальный удар, выбивший из животных их астральные тела. При таком ударе, связи между физическим и астральным телом, не рвались, боец усилием воли возвращал душу обратно в оболочку и продолжал бой. Однако волки умерли. Почему? Генрих начал сопоставлять полученные знания и разобравшись, понял. Министр ментальным ударом выбил астральные тела волков за пределы этой реальности, в глубину астрала. Туда, где время текло по другим законам, и откуда Генрих мог вернуться только при помощи своего таймера. Там астральное тело находится в другом временном измерении и не может получить от физического тела нужные данные, хотя связь между ними не рвется. Физическое тело тоже не может ни передать, ни получить информацию от астрального тела, из-за разницы в механизме времени. Так как управлять оболочкой некому, то выглядит она как мертвая. Если астральное тело возвращается, то существо оживет, но чаще этого не происходит из-за того же расхождения в скорости течения времени. В глубине нереальности вечность. Там, по сути, любые временные отрезки становятся равны и времени нет, так как нет точки отсчета и единицы измерения. Поэтому пребывание в нереальности может занять год, десять, тысячу, а может и больше лет физического времени и астральное тело не ощутит этого. Конечно же, за это время физическое тело умирает и рвет все связи.

В свое время Генриху удалось создать инструмент, который спасал его жизнь при путешествии в глубокий астрал. Теперь, когда он стал лучше понимать суть вещей, он осознал какой бесценный подарок он сумел себе сделать. Таймер не пытался восстановить передачу между астральным и физическим телом, он просто грубо выдергивал душу из нереальности и возвращал обратно в оболочку. Если таймер хоть раз не сработает, то его ждет смерть, и, понимая это, Генрих, постоянно оттачивал спасительный инструмент, доводя до его до полного автоматизма. Он уже понял, что таймер так же спасет его, даже если вдруг другой медиум станет его  атаковать, как министр атаковал волков. Ментальный удар убьет любого, выбив из него душу, но таймер оживит Генриха, вернув астральное тело обратно в оболочку. Это знание очень воодушевило его. Генрих стал осознавать, насколько он уже превосходит остальных людей. Люди ведь даже не понимают своей примитивности. А по сравнению с пигмеями он вообще сверхчеловек! И министр, этот медиум, силу которого Генрих даже представить не мог, согласился с тем, что он уже прошел часть Пути.

         Генрих чувствовал, как он изменился за время проведенное на Востоке. Беззаботное детство, озеро с кленами, светлая комната на втором этаже старого дома, люди, заменившие ему семью, остались где-то далеко в прошлом. Генрих вырос и в физическом и астральном плане. Тело его, обожженное Тибетским солнцем, покрылось коричневым загаром, стало жилистым и крепким. Взгляд, от пережитых испытаний, стал жестче, черты лица обострились. Генрих перестал быть изнеженным аристократом, он стал мужчиной, который смело глядит в глаза любой опасности. Внетелесные путешествия стали неотъемлемой частью его жизни. Астральные прогулки перестали быть для Генриха чем-то необычным, и он уже настолько привык к ним, что ходил в нереальность, так же как Шеффер делал вылазки в джунгли. Только, в отличии от Шеффера, он ходил туда, куда путь простым людям был закрыт, а значит Генрих был выше людей. Он стоял над обществом!

 

 

<<< предыдущая страница | оглавление | следующая страница >>>

Комментарии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."