Вход

Еще не зарегистрированы? Зарегистрироваться

BКонтакте:

Отправить ссылку в:

Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру Поделиться ссылкой в Одноклассниках

 
Если Вы заметили в тексте ошибку, Вы можете сообщить мне о ней. Для этого выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter 

Воин стр. 97 | Печать |

-        …Пуштунские племена, исповедующие ортодоксальный ислам суннитского направления, составляют половину населения страны. Они расселены преимущественно в юго-восточных и южных районах, примыкающих к границе с Пакистаном. – Старший лейтенант Ставрогин провел указкой по карте висящей на стене и продолжил:

-        Некоторые племена на северо-западе Пакистана продолжают добиваться независимости или автономии, на этой почве часто возникают пограничные инциденты, омрачающие афгано-пакистанские отношения. В 1955 году правительство Афганистана даже высказалось в пользу образования независимого государства Пуштунистан, куда должна была войти значительная часть территории тогдашнего западного Пакистана. Это предложение поддержало и наше правительство...

«Ну рожа же у него… Какая мерзкая.» - Олег с неприязнью посмотрел на замполита и опустил голову на руку. Слушать этого плюгавого, прыщавого, с бегающими, хитрыми глазами человека, ему не хотелось, но обязательные лекции политобразования пропускать запрещено. Единственный плюс этого сидения в душной палатке, оборудованной под класс, заключался в том, что можно было отдохнуть, вытянув ноги, и поразмышлять о своем, дом вспомнить…

-        Младший сержант Евсеев! – Услышал Олег над ухом вкрадчивый голос замполита. Он открыл глаза и нехотя поднялся:

-        Я.

-        Головка от… На том свете отоспишься. – Ядовито ответил Ставрогин. Он оставил Олега стоять и направился обратно к карте.

-        Вначале наша страна только снабжала оружием афганские власти для борьбы с мятежниками-исламистами. Однако это не привело к желаемым результатам, и тогда, из СССР, были присланы советники, а после, в декабре 1979, введены регулярные войска. Мы с вами являемся воинами-интернационалистами, мы здесь, вдали от Родины, отстаиваем её государственные интересы…

Ставрогин повернулся к классу и зыркая глазками продолжил:

-        Завтра, вы, вновь прибывшие, разъедетесь по частям и заставам нести службу с оружием в руках. Вам придется столкнуться с бесстрашными моджахедами, что в переводе означает «борец за веру». Это религиозные фанатики, а потому очень сильные противники. Усилия на пути Аллаха, совершаемые моджахедом, не примутся, если это всё делалось не ради Всевышнего, а ради славы, показухи или мести. Поэтому эти люди отважны, бесстрашны и…

-        …значит надо помочь им сдохнуть. – Продолжил фразу Олег, весело глядя на замполита:

-        Раз они на пути к Аллаху.

-        Евсеев, наряд вне очереди. – Ставрогина зацепила наглость сержанта. Хоть он и был старше его всего лишь на два-три года, но на плечах замполита лежали погоны со звездами, а не с лычками, как у этого дерзкого мальчишки.

-        Не получится. Я уже приписан и вечером уезжаю в часть. – Невозмутимо ответил Олег.

-        Во сколько отправка? – Переспросил замполит.

-        Вроде в 20 ноль-ноль.

-        Получается, мы с тобой едем в одну часть… - Ставрогин заморгал глазенками и ехидно улыбнулся.

-        Вот там и отработаешь.

«Вот ведь блин… Служить с этим уродом в одной части?? Вот свезло, так свезло…» - выругался про себя Олег, но вслух сказал:

-        Разрешите сесть?

-        Все свободны. У вас пятнадцать минут на перекур. – Ответил всем Ставрогин и солдаты, дремавшие на деревянных стульях, дружно поднялись, и толкаясь и переговариваясь устремились к выходу.

-        Евсеев, ко мне!

Олег подошел к замполиту и отдал честь.

-        Ты из Ферганы?

-        Я из Кировской области. – Ответил Олег, прекрасно понимая о чем спросил замполит.

-        Меня не интересует откуда ты родом. Ты проходил обучение в Фергане?

-        Так точно.

-        Специальность?

-        Снайпер-разведчик.

-        Тебя в школе не научили уважать старших по званию? – Ставрогин напрягся.

-        Меня в школе научили убивать. Отважных героев-моджахедов, о которых вы нам тут рассказываете. – Он смотрит прямо в глаза замполиту. Ставрогин помолчал, затем спросил:

-        Ты не хочешь знать своего врага?

-        Нет. Так мне будет проще его убить. – Ответил Олег.

Он ни разу до этого не перечил командирам и сейчас эта обстановка его напрягла. Замполит смотрит со злостью - салага вздумал поучать офицера! Олег проглотил комок и попытался объяснить:

-        Вы рассказываете о них, как о героях. А мне с ними воевать. По мне лучше не знать о них вообще ничего, или знать какие-нибудь ужасы, типа, как они кишки нашим солдатам выпускают, чтобы злость была. А то, что, вы говорите, моджахеды – отважные воины, солдатам уверенности в себе не прибавит. Проще воевать против бандитов, чем против героев… - Олег скомкал речь, но похоже, замполит понял, что он хотел сказать.

Пауза затянулась, затем Ставрогин процедил:

-        Свободен.

 

          До заставы, на которую Олега и еще двоих молодых из вновь прибывшего пополнения отправили проходить службу, колонна из двух БМП добиралась почти целый день. С двумя промежуточными остановками на блок-постах, для заправки и короткого отдыха.

Половину пути Олег с пацанами провел на раскаленной от солнца броне, так как внутри машины воздух был невыносимо горячим. Периодически, когда проезжали мимо высоких склонов, сопровождающий прапорщик, определял по одному ему известным признакам, наличие опасности, и давал команду. БМП останавливалась, все укрывались в бронированном брюхе и машины на скорости проходили опасный участок.

Ставрогин, хоть и изнывал от жары, но почти все время провел за спасительной броней, покидая машину лишь на остановках. Солдаты косились на спрятавшегося в машине лейтенанта и улыбались между собой. Олег разглядывал в оптический прицел своей СВД горы на горизонте, колыхающиеся в дымке горячего воздуха и сплевывал едкую, противную пыль, которая покрывала все вокруг и коричневыми облаками клубилась вслед бегущим по дороге бронемашинам. Этот противный, железистый вкус на губах, теперь будет с ним еще долго… Начинается настоящая служба.

 

Застава, на которой предстояло служить, представляла из себя хорошо охраняемые склады, с которых происходило снабжение частей и блок-постов лежащих в пределах досягаемости. Основном ее контингентом была рота охраны - такой лакомый кусок, конечно же, привлекал внимание боевиков, которыми кишела округа.

В радиусе нескольких километров, в горах и у подножия, были расположены несколько селений. Мирные селения, аулы с мирными селянами. Они производили впечатление вполне добродушных, миролюбивых крестьян. Одни водили редкие отары овец на пастбища в горы, где была влага и трава. Другие - все время проводили в работе - постоянно что-то строили, таскали камни, месили глину, и у себя во дворах, целыми днями махали кирками, строя на грядках с хилой зеленью оросительные канавки.

А когда спускались сумерки, селяне доставали спрятанные в погребах АКМы и превращались в кровожадных воинов-моджахедов. Которые, впрочем, чаще всего занимались истреблением неверных не ради Аллаха, а ради банальной наживы. Ходили слухи, что дальше, на границе с Пакистаном, было отмечено несколько мобильных групп иностранных наемников. Эти люди платили неплохие, по здешним меркам, деньги за убийство наших солдат. Моджахед мог неплохо жить с таким заработком и ковыряться в прожженной солнцем земле не было большой необходимости.

Особенно ценились жизни командиров и летчиков - за сбитый вертолет воин Аллаха мог обеспечить себя до старости. За головы простых солдат платили меньше, но в условиях выживания, деньги для бедных селян не пахли, и конечно же этот вид заработка был здесь популярным. Наши бойцы не оставались в долгу и делали ответные вылазки, часто вырезая всех, кто мог держать оружие.

Зло порождало ответную реакцию, которая тянула за собой еще большее зло и войне не было видно конца и края. «В нашей борьбе за мир, мы скоро не оставим здесь камня на камне» - мрачно шутили солдаты, уходя в боевой рейд.

 

 Застава встретила молодое пополнение дружно. Коричневые от загара, с обветренными губами, но веселыми, дерзкими глазами парни, подходили, хлопали по плечу, расспрашивали, всем хотелось вестей с Родины.

К Олегу сразу же подошел крепкий, коренастый казах. Он одет в полосатую тельняшку-майку, на ногах выгоревшие до белого цвета армейские штаны – «хб» и стоптанные, но добротные кроссовки. На голове у него повязана серая, с разводами, бандана, а на руке - иностранные электронные часы. «Ух ты… «Монтана». С шестнадцатью мелодиями!» - Отметил для себя Олег.

-        Ты разведчик? – Спросил казах у глазеющего во все стороны Олега.

-        Ну, я. – Ответил тот.

-        В мое отделение пойдешь. Сухому на замену. – Он протянул Олегу руку в кожаной перчатке с обрезанными пальцами. Олег стиснул ладонь и представился:

-        Олег.

-        Рашит. Я командир отделения, сержант.

-        А Сухой, кто это?

-        Наш снайпер. Неделю назад ушел домой двухсотым. На мине подорвался. – Рашит сделал приглашающий жест.

-        На курков внимания не обращай, разведчики тут живут обособленно. Пойдем покажу наши апартаменты.

Они прошли мимо оживленно разговаривающих солдат роты охраны, к небольшим, одноэтажным домикам, в которых располагались казармы.

-        Зайди сначала к Паше, доложись. А затем к нам, вон, в те двери. – Рашит махнул рукой в сторону домика.

-        К Паше?

-        Тьфу, черт! – Белозубо улыбнулся казах:

-        Наш ротный. Его зовут Игорь Алексеевич. Не вздумай его Пашей назвать, он этого не любит. Хотя, нет. Объявят построение – познакомитесь. Пошли сразу к нам!

         Олег перекинул винтовку за спину, подхватил рюкзак с обмундированием и пошел следом за командиром. Этот казах производил приятное впечатление, в чувствуется уверенность в себе - это заметен боевой опыт. Парню двадцать лет, а уже…

 

Разведчиков в части было пятнадцать человек - два отделения. На последних операциях они потеряли двоих бойцов – снайпер и радист неудачно заняли наблюдательную позицию в заминированном доме. Их смерть была быстрой и домой отправили фрагменты тел в цинковых гробах.

В отделении, под командованием Рашита, было еще пять человек. Это были бойцы разных национальностей: Руслан - еще один казах-пулеметчик, Слава - русский, он выполнял функции сапера-минера, автоматчики – два прибалта Иван с Денисом, и Миша - грузин. Они составляли костяк группы, основную ударную ее часть. Для полной комплектации отделению не хватало снайпера и радиста. Роль радиста временно взял на себя сам Рашит, он немного был знаком с радиоделом и с прибытием Олега, группа снова стала готова к самостоятельным операциям.

Командовал разведгруппой старший лейтенант Рогозин Игорь Алексеевич, которого бойцы, почему-то, между собой, называли «Паша». Это был невысокого роста, жилистый, загорелый брюнет, почти лысый, но с двух недельной небритостью, которая больше смахивала на бороду. Ротный ходил все время какой-то озабоченный, серьезный, но с бойцами общался редко и разговаривал с ними как с равными. Олег отметил, что говорили о Паше только уважительно, из чего он сделал вывод, что с командиром ему повезло.

         Ставрогин определился в части замполитом и сразу же, по старой памяти, загнал Олега в наряд. Он объявил это при ротном, чем вызвал недоумение у Паши, но тот ничего не сказал, предоставив офицеру самому принимать решение.

 

 Неделю Олег знакомился с обстановкой и коллективом, тренировался, ходил в наряды, в общем нес обычную службу. С ротным за это время он разговаривал лишь пару раз, дежурные приветствия и «Как дела, боец? Все отлично!».

Однажды он заметил Пашу, в полной экипировке – рыжий камуфляж, АКС, высокие кроссовки, и судя по обилию пыли на форме, он откуда-то возвращается.

-        Откуда это он? – Спросил Олег у оказавшегося рядом Руслана, кивая в сторону ротного.

-        Да бог его знает… Паша часто один ходит, но редко когда докладывает куда… Только если на что-то опасное идет, тогда сообщает, чтобы знали где искать если что. А так…

-        А что, мы то пойдем куда-нибудь?

-        Пострелять захотелось? – Вместо ответа улыбнулся Руслан.

-        Живи пока тихо. Радуйся. Настреляешься еще… - Руслан посерьезнел и отвернулся.

 

          Первый выход случился через неделю. Ротный вызвал все отделение Рашита к себе в канцелярию. На большом досчатом столе, застеленном мешковиной, разложена большая карта. Солдаты выстроились в шеренгу, но ротный махнул рукой:

-        Вот что парни, подьте сюды.

Солдаты обступили стол и Паша начал говорить, показывая на карту карандашом:

-        Поступила оперативная информация, вот тут, должен пройти караван. Количество и состав – неизвестен. Предположительно – оружие из Пакистана в обмен на местную наркоту, возможно немного, может пара вьючных ишаков, может машина-другая. Время – от суток, до трех. Эта тропка считается нераскрытой, поэтому использовать вертушки нельзя. Пойдет ваше отделение. Задача – провести разведку на местности не обнаруживая себя. Занимаем точки наблюдения здесь и здесь. Они могут появится в любом месте. Дальнейшие действия – по обстановке. Я пойду с вами. Два часа на подготовку и выдвигаемся. Завтра утром надо занять позиции. Все, разбежались. - Паша выпрямился и хлопнул Рашита по спине. Бойцы покинули канцелярию.

 

         Пятнадцатиминутная политподготовка – Ставрогин что-то толкает о роли коммунистической партии в мировой политике. Бойцы, отсидев положенные минуты, идут дальше заниматься своими делами сразу же забыв о его существовании.

Перед выходом Олег решил принять душ – сейчас эта роскошь ему позволительна. Воду здесь экономили. Не сказать что кто-то испытывал недостаток, но транжирить ее не позволяли. Душевые кабины были сделаны так, чтобы вся вода оставалась внутри – квадратная, чугунная ванна, с трех сторон на высоту роста отделанная кафелем и плотно закрывающаяся дверь. Кабина довольно просторная, хоть и рассчитана на одного человека. Олег разделся, зашел и закрыл за собой дверь.

Он включил воду и тщательно обмылся. Когда он уже заканчивал, в дверь вдруг что-то гулко стукнуло. Олег дернул ручку – дверь не открывается, она заклинена со стороны улицы. Только он хотел крикнуть: «Что это за шутки!», как над стеной сверху появилась вихрастая голова - эстонец Иван из его отделения. Он посмотрел на Олега, затем, ничего не говоря, поднял над собой ведро открыл крышку и вытряхнул что-то большое и черное в кабину Олегу. Голова исчезла.

Олег посмотрел вниз, возле его ног, сидит и шевелит розовым носом, огромная черная крыса. Она невероятных размеров, величиной чуть не с кошку. Серые уши как локаторы постоянно двигаются, глаза блестят черными горошинами, крыса напряженно принюхивается обнажая большие желтые зубы. Кабинка – метр на метр, деваться крысе некуда, а загнанная в угол, она способна на многое… Олег замер, не давая повода крысе кинуться на него, а за стенкой раздалось хихиканье и Иван, комично серьезным голосом, из-за двери, заявил:

-        Молодой! Это твой первый бой! Лишь один из вас выйдет оттуда живым! Убей своего первого врага голыми руками, покажи, что ты мужик!

         За дверями послышалась возня – пацаны с интересом ждут, что же будет дальше. «Хех. Проверить решили!» - Про себя ухмыльнулся Олег. Он аккуратно, стараясь не делать резких движений, опустился перед крысой на корточки. Он ее не боится. Абсолютно. Даже немного смешно над теми, кто сейчас за стенкой ожидает здесь кровавую бойню. Крыса – животное, а оно никогда не нападет на человека, который не угрожает ему и не боится. Олег, осторожно, стараясь ее не напугать, повел рукой и положил ладонь перед крысой. Та замерла. Она долго, напряженно, не шевелясь, смотрела на Олега черными горошинами глаз, потом, наконец расслабилась и ее усы снова зашевелились. Она, осторожно ступая, подошла к человеку и стала обнюхивать его ладонь. Олег осторожно повел рукой и прикоснулся пальцами к ее шкуре:

-        Я не хочу тебя убивать. Живи. – Сказал он еле слышным шепотом.

За пять минут проведенных наедине с человеком, крыса освоилась и стала обнюхивать стены ища выход из этого мешка. Олег, не делая резких движений поднялся и сказал тем, кто его слушает за стенкой:

-        Да все, открывайте, представление закончилось.

За дверью минуту подождали, а затем гулким ударом выбили подпорку. Дверь приоткрылась и как только образовалась щель, крыса, с противным писком бросилась в нее. Стоящий за дверью Иван отскочил в сторону, споткнулся и упал на землю. Крыса, всей своей массой распахнув дверь, проскакала по нему, перепрыгнула через лицо и черной кометой скрылась из виду. Вокруг раздался дружный хохот. Олег вышел, смеясь, помог Ивану подняться и невозмутимо стал одеваться.

-        Э, ты как так, а? Ты как так сделал? Почему она тебя не кусила, а? – Это грузин Миша, задает интересующий всех вопрос.

-        Это вам, десантуре, лишь бы задушить кого-нибудь голыми руками. А я - снайпер. Мне по статусу положено. – Улыбаясь ответил Олег.

-        Главное – не бояться.

Парни смотрят с интересом, новенький не так прост, как кажется.

Все улыбаясь расходятся готовиться к выходу.

 

 

 

 

<<< предыдущая страница| оглавление | следующая страница >>>

Комментарии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."