Вход

Еще не зарегистрированы? Зарегистрироваться

BКонтакте:

Отправить ссылку в:

Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру Поделиться ссылкой в Одноклассниках

 
Если Вы заметили в тексте ошибку, Вы можете сообщить мне о ней. Для этого выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter 

Шамбала. стр. 14 | Печать |

Тангу – небольшое поселение, расположенное на плато, окруженном горами со всех сторон. Его население составляют тибетцы и шерпасы, которые занимаются обслуживанием монастыря, расположенного немного выше, в двух километрах вдоль по ущелью.  Каждое утро мужчины уходили по горным тропам на работу в монастырь, чтобы к вечеру вернуться обратно, женщины занимались хозяйством, а веселые, неугомонные дети пасли коз и играли в нехитрые игры. Никакой администрации в селе не было, селение подчинялось монастырю. Шеффер решил здесь разбить палаточный лагерь, который будет служить перевалочной базой и складом. Чтобы в походы не водить с собой весь караван, было решено большую часть поклажи оставить здесь, и делать небольшие исследовательские вылазки, возвращаясь сюда для пополнения запасов. Обитатели монастыря не проявили никакого интереса к экспедиции, а местные жители отнеслись к белым гостям  удивительно спокойно. Создавалось ощущение, что они часто видят гостей, и немцы - не самые экзотичные из них.  Путешественники потратили остаток дня обустройство лагеря, приготовили праздничный ужин и впервые за несколько дней, легли спать в относительном комфорте. Генрих лег на соломенный тюфяк, завернулся в сухой, теплый спальный мешок и подумалв: «Хорошо-то как. Все-таки как мало нужно для счастья!» моментально заснул крепким, без сновидений, сном.

Генрих проспал пока солнце не поднялось высоко и нагрело палатку. Он вылез из шатра и пошел к горному ручью, протекавшему вдоль плато, чтобы умыться. Возле ручья он встретил возвращавшихся с охоты Шеффера и Гира.

-        Генрих, тебя все еще интересует вопрос, о котором мы говорили в Берлине? – крикнул после приветствия Шеффер.

-        О шамбале? Да, конечно!

-        Тогда зайди ко мне в шатер как придешь, пока ты спал, появилась информация.

Генрих, быстро умылся и поспешил обратно в лагерь.

Как оказалось, рано утром, пока все спали, из монастыря спустились несколько монахов. Шерпы разбудили начальника экспедиции, и Шеффер долго пил чай с гостями и разговаривал. Затем гости попрощались и двинулись дальше по своим делам, не потревожив спящих экспедиционеров.

-        Ты хотел найти Шамбалу? У меня есть карта. Не знаю, чем я заслужил такую честь, но эти монахи указали мне путь к этой стране. Я им рассказал, что хочу найти Шамбалу, и они мне дали вот это. – Шеффер разложил на ящике, служащим столом, небольшой кусок толстой кожи, на которой виднелся какой-то узор. Генрих увлеченно вглядывался в выжженные на коже линии, переплетающиеся с иероглифами и изображениями животных, этот узор был ему совершенно непонятен.

-        Что это? Какое-то письмо?

-        Ты что не видишь? – Удивился Шеффер –

-        Это же карта!

Он достал из своего планшета топографическую карту и провел на ней несколько линий простым карандашом, соединяя какие-то населенные пункты. Генрих увидел, как фигура на карте Шеффера, образованная этими линиями, вдруг стала похожа на фигуру, выжженную на клочке кожи. Теперь и он понял, на карте монахов был изображен некий путь, соединяющий несколько пунктов.

-        Ну. А как этот путь связан с Шамбалой? Или эта дорога, по которой можно в нее попасть? А почему бы не проехать вот так? – Генрих провел прямую между двумя пунктами, которые огибал путь нарисованный монахами.

-        Тут же, судя по нашей карте, можно срезать и существенно сократить дорогу?

Шеффер помолчал, попыхивая трубкой, а потом сказал:

-        Знаешь, возможно, я не совсем точно их понял, они говорили на сложном наречии, но это путь, который надо пройти, чтобы достигнуть Шамбалы. Я уже просмотрел наши карты. В пяти из девяти пунктах этой карты, на наших картах обозначены монастыри. В четырех пунктах нет ничего, но, даю голову на отсечение, там тоже окажутся монастыри, не нанесенные на наши карты! Тут расположен путь из девяти монастырей, которые надо посетить, чтобы придти в Шамбалу. Как тебе, а? Я уже с утра под впечатлением! Возможно, в каждом монастыре нужно будет узнавать часть пути, или какую-нибудь информацию, из которой потом получится точная карта? Смотри, первый монастырь, это вот, этот. Вот тут находимся мы. Считай, первый пункт мы уже посетили, и, я думаю, получили то, что должны были – эту карту!

Генрих заворожено смотрел на кусок кожи с узором. Путь! Неужели это и есть его путь?

-        Эрнст, что ты намерен предпринять дальше?

-        Дальше? Да ничего. Сегодня сделаем выход вниз, к реке, я видел там неизвестных птиц.

-        Ты не хочешь пройти путь до Шамбалы??

-        Конечно хочу. Но я не хочу воевать с англичанами. Ты забыл, что нам не дали разрешение на пересечение границы с Тибетом? А остальные восемь монастырей находятся именно там. Мы пока не можем двигаться дальше. Надо налаживать связь с Берлином и привлекать политиков. Думаю, на это потребуется очень много времени. Возможно, нам просто не хватит запасов, чтобы дождаться разрешения и продолжить путь. Но я думаю, эта экспедиция уже принесла плоды. Теперь у нас есть эта карта и информация. Вернемся в Германию и через пару лет приедем сюда победителями. Перед нами откроются все границы! А пока будем изучать окрестности Тибета, тут тоже много интересного. Этот лагерь будет основным. Да, если ты хочешь ты можешь не сопровождать экспедицию, а ждать здесь. Мы будем уходить и снова возвращаться сюда.

-        Эрнст! Ты хороший руководитель и отважный ученый. Я рад, что мне довелось быть с тобой в экспедиции.

-        Ладно! – Шеффер засмеялся. –

-        Все у нас будет отлично!

 

боецНа следующий день Шеффер и остальные ученые, взяв проводников, отправились в путь. Из немцев в лагере остались только Генрих и три разведчика-радиста, которым была поставлена задача связаться с Берлином. Еще несколько шерпов, которым не хватило работы в ушедшем караване, занялись благоустройством лагеря. Они согласны были на любую работу, лишь бы платили, а платили экспедиционеры, по здешним меркам, хорошо. В результате вокруг лагеря постоянно бродили несколько безработных шерпов в надежде получить какое-нибудь приказание. Генрих прогулялся по окрестностям, полюбовался красотами гор, затем решил пройти до монастыря. По узким, лошадиным тропам, он поднялся до высоких, каменных стен, прошел вдоль них и остановился возле больших деревянных ворот. Ворота были плотно закрыты, вокруг никого не было. Генрих вытащил нож и рукоятью постучал в ворота. Никто не ответил и Генрих постучал еще несколько раз. На стене появился человек в коричневой чубе – типичной одежде тибетских монахов, и громко что-то крикнул в сторону Генриха. Генрих поклонился и поздоровался. Может монах поймет его как когда-то поняла За? Но тот еще что-то крикнул на гортанном языке и махнул рукой. Генриху такая встреча не показалась дружелюбной, и он решил не тревожить хозяев и вернулся обратно лагерь.

Однако посмотреть, что делается в монастыре, все же хотелось. И Генрих, расстелив в шатре спальник, улегся по удобнее и отправился осматривать окрестности. Он вышел из тела в палатке и сразу взлетел высоко над лагерем. От увиденного у него захватило дух, и тело тут же швырнуло его обратно. Вокруг были потрясающей красоты горы. Их розовеющие в лучах солнца пики, выступали из белой каши тумана, который висел ниже уровня лагеря. Перистые облака, упирающиеся в них серые каменные гребни, с белыми, искрящимися на солнце снежными шапками. Серые склоны розовели не столько от солнца, сколько от бесчисленного множества мелких цветов, устилающих скалы тонким ковром. Примулы и эдельвейсы, лапчатки и золотистые лютики, в этом звенящем от чистоты воздухе, цветочные поляны было видно на огромные расстояния, и все это было потрясающе красиво! Генрих уже много времени провел в горах, а все никак не мог привыкнуть к такой красоте.

Нужно было постараться не отвлекаться. Генрих снова вышел из тела и поднялся над лагерем. Чуть выше, прилепился к склону горы монастырь, туда он и направился. Он пролетел над стеной монастыря и опустился во двор. За стеной было несколько строений, они располагались на разных уровнях горы. Монастырь был не большой, во дворе сидели две фигуры, замотанные в ткань кирпичного цвета с ног до головы. Они ритмично покачивались, бормотали молитву и крутили в руках барабаны ручных мельниц. Генрих пролетел под навес и увидел зал с каменным полом. В этом зале в три ряда стояли молодые монахи. Они были одеты только в коричневые шаровары, их лица не выражали никаких эмоций, они стояли, не двигаясь и не произнося ни звука. Вдруг они все одновременно издали долгий нарастающий звук, тридцать человек одновременно выдохнули воздух, и с резким криком, одновременно ударили ногой в пол. Опять наступила тишина, монахи начинали длинный вдох и потом снова, на выдохе – удар ногой в пол. Так продолжалось долго, Генрих присутствовал при тренировке воинов. Присмотревшись, он увидел, что каждый из монахов стоял на каменном полу в углублении, которое годы тренировок вытоптали босые ноги монахов. Генрих пролетел над подсобными помещениями, посмотрел на толстого послушника – повара, который что-то колдовал у печи, а потом посмотрел кельи монахов вырубленные прямо в скале. Там не было почти ничего, в каждой келье деревянная кровать, застеленная грубой тканью, деревянная табуретка и стол. Ничего необычного он не видел. Обычный, маленький монастырь, таких в горах, наверное, много.

Если это и была отправная точка на пути в Шамбалу, то Шеффер, наверное, прав, тут нужно было получить только карту. Генрих вернулся в лагерь.

Потянулись дни отдыха и рабочие будни. Шеффер с учеными периодически возвращались в лагерь, отдыхали, обменивались впечатлениями, делали записи и снова уходили прочесывать окрестности в поисках новых приключений. Радисты тоже не сидели без дела, они искали точку, на которой можно было бы поймать коротковолновый сигнал. Но между экспедицией и Германией лежал самый высокий на земле горный хребет. Антенну передатчика, для уверенного приема, нужно было ставить на его вершину, но покорять восьмитысячники не входило в задачи путешественников. Радисты облазили все доступные горы вокруг, но безрезультатно.

Генрих медитировал, летал по окрестностям и наблюдал за жизнью монахов. В этой чистой, звенящей тишине горного воздуха медитативное состояние достигалось легко и непринужденно. Не нужно было подолгу расслабляться, это состояние было здесь каким-то очень естественным. Стоило лечь и начать медитацию, как нужное настроение приходило легко и сразу же, подобно тому, как меняется настроение или перетекают мысли. Это место удивительно гармонировало с человеком. Человек тут был частью этой удивительной природы, жизнь его текла гладко, в полной гармонии с окружающим его огромным миром. Генрих часто наблюдал за обитателями монастыря. Как он понял, сильных медиумов там не было. Этот монастырь готовил воинов, мастеров кунг-фу. Монахи все время проводили в тренировках и доводили свое тело до совершенства. Они разбивали голыми руками камни, бегали по лезвиям ножей, дробили пальцами бамбуковые бревна и делали еще массу вещей удивительных и непостижимых для европейца. Во время учебных боев на мечах, звон ударов мог сливаться в гул, а мечи в руках бойцов летали с такой скоростью, что казалось, со стороны, что они жонглируют веерами.

Однажды, со стороны монастыря, раздался непонятный шум, и Генрих полетел посмотреть, что у них случилось. Оказалось, обвалилась часть стены, в которой были вырублены кельи. Как понял Генрих из криков монахов, обвал произошел из-за того, что двое послушников продолжили тренировку в келье, и стена не выдержала. Больше всех ругался жилистый монах в красных шароварах. Он что-то громко говорил, размахивая руками, а потом, в сердцах, стал пинать камни. Куски стены разлетались от его голых ног, как картонные коробки. Большие камни он ударами раздробил в пыль, а камни поменьше – пинками зашвырнул на задний двор. Досмотреть, что было дальше, Генрих не смог, это произвело на него такое сильное впечатление, что тело втянуло его обратно, и переживать увиденное пришлось уже в палатке. Этот маленький, жилистый монах, сделал свои ноги стальными молотами и бил ими как кувалдой!

Генрих был потрясен возможностями человеческого тела, какие ему удалось увидеть. Эти люди так отличались от толстых, ленивых англичан, которые сумели победить их при помощи огнестрельного оружия.

Так, день за днем, проходило время, багаж экспедиции все больше пополнялся ценными экспонатами, а Генрих совершенствовался в медитации. Как-то, в один из солнечных дней, он совершал облет окрестностей и заметил далеко, на перевале тропы, маленькие фигурки. Генрих знал, что Шеффер охотится за голубой овцой, и если это была она, он хотел дать Эрнсту наводку. Он полетел в сторону перевала, но по мере приближения, понял, что это были лишь всадники, ведущие на поводах вьючных лошадок. Генрих хотел было вернуться, но вдруг что-то почувствовал и взволнованное тело опять заставило его обдумывать увиденное лежа в палатке. Он вспомнил лица всадников, которые ехали по перевалу, и увидел в одном из них морщинистого, с тонкими усами, пожилого тибетца.

Это был человек, о котором ему сказал махараджа!

 

<<< предыдущая страница | оглавление | следующая страница >>>

Комментарии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."