Вход

Еще не зарегистрированы? Зарегистрироваться

BКонтакте:

Отправить ссылку в:

Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру Поделиться ссылкой в Одноклассниках

 
Если Вы заметили в тексте ошибку, Вы можете сообщить мне о ней. Для этого выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter 

Следопыт стр. 93 | Печать |

-        Он не из наших, это точно. Но в нем есть какая-то дьявольщина. Чувствуется, что он очень опасный человек. Не буду тебя отговаривать, но будь осторожнее. Не подходи к нему близко. – Георгий разлил в рюмки коньяк и они выпили.

-        Домой надо ехать. – Задумчиво сказал Алекс.

-        Я почувствовал Гринберга, думаю, сейчас смогу зацепиться за его астральный след. Попробую последить его прошлое, может оно меня на что-нибудь натолкнет?

-        Давай, езжай, сделаем паузу еще на недельку. Я пока поогляжусь по сторонам, а ты этого Гринберга пощупаешь. Нам надо быть очень осторожными. Дело такое – один неверный шаг и можно в такую канитель попасть, не разгребешь потом… А мы с тобой, как ни встретимся, так без приключений не обходимся. – Улыбается Георгий. Алекс чувствует – Гере такая жизнь по душе, глаза у него блестят, засиделся он дома без работы... Но полностью с ним согласен - надо быть крайне осторожным.

 

         Дома Алекс решил не рассказывать Надежде Васильевне что произошло в Питере - не надо расстраивать добрую женщину. На вопрос: «Как дела?», ответил дежурными шутками, про то, как все отлично. В обществе этой женщины ему было легко и спокойно, а светелку на втором этаже, он уже, вполне обоснованно, считал своим домом. Сколько ему предстоит еще здесь прожить, и как дальше сложится его жизнь, он не предполагал. Но в любом случае, он уже никогда не забудет и не оставит без внимания эту добрую женщину, которая спасла его и поставила на ноги.

         Вечером приехал Дмитрий, он хмурый, как грозовая туча. Раздевшись, он молча прошел на кухню, сел за стол и стал задумчиво щелкать костяшками пальцев.

-        Ты чего такой? Случилось что? – Спросила Надежда Васильевна. Алекс прошел на кухню и сел рядом. Он знал почему Дмитрий такой… Алла была ему небезразлична.

-        В Гринберга стреляли сегодня. Стрелок убит. – Хмуро отозвался Дмитрий.

-        А что с Гринбергом? – Спросил Алекс.

-        Неизвестно. Говорят, легко ранен. Охрана никого к нему не пускает и никаких комментариев не дает.

-        Ой, чо делается… - Надежда Васильевна всплеснула руками и, посмотрела на Дмитрия – может еще что расскажет. Но не дождавшись подробностей вышла из кухни. Мужчины остались одни.

 

-        Я был там. Видел, как она стреляла. Прости, но я ничего не успел сделать. – Негромко сказал Алекс. Дмитрий посмотрел на него широко открытыми глазами.

-        Как ты там очутился?

Алекс рассказал Дмитрию о Георгии, и о том, как они решили посмотреть на Гринберга. Не вдаваясь в подробности, он поведал как они, после выстрелов, ушли дворами и никто за ними не гнался – вся охрана была занята хозяином. О необычных способностях Георгия, и их принадлежности к спецслужбам, Алекс решил пока не рассказывать.

-        Мндя. Мне сегодня уже сообщили, что о моей связи с Аллой начальству известно. А это значит, что можно протянуть ниточку от меня к Садовникову. Похоже, мне пора готовиться к роли оборотня в погонах… - Дмитрий задумался.

-        Аллу жалко. Такая красавица была… Любила она его очень.

-        Не знаю сказать. – После паузы ответил Алекс.

-        Я ее не знал, видел всего один раз… Даже не знаю, что говорят в таких случаях… Теперь она с ним навсегда.

 

         Вечером, когда Дмитрий уехал, Алекс поднялся к себе в светелку. Ему не терпелось пройти по следу Гринберга. Этот необычный человек очень заинтересовал его. Между ним и Гринбергом была какая-то связь. Гринберг знал его, это точно. А это значило, что где-то в прошлом, их жизненные пути пересекались. И довольно плотно, раз Гринберг желает его смерти. В том, что это так, Алекс не сомневался – это сказал Гера, а он еще ни разу не ошибался. Гринберга надо отследить и разобраться, что это за человек.

Что ж, за работу! Теперь у него была отправная точка и образ Гринберга запечатлелся в его памяти. Эти пустые, безжалостные глаза, в которые он заглянул, теперь говорили о человеке гораздо больше, чем видео и фотографии. Эта «пустота» в его глазах, была тем, индивидуальным оттенком его астрального следа. Она не ощущалась как цвет, как это было в предыдущих случаях, теперь у астрального следа Гринберга появилось некое свойство, которое нельзя было увидеть, но можно было почувствовать. Это свойство было продолжением выражения его глаз – пустотой и безжизненностью. Оно ощущалось как нечто холодное… Мертвое? Похоже… Но Гринберг – человек. Хоть и очень странный…

Размышляя таким образом, Алекс расстелил постель, разделся, выключил свет и лег на кровать. Путешествие по следу маньяка обещает быть долгим.

Мягкой тенью на кровать запрыгнул Степаныч и, громко мурлыкая, стал нюхать лицо хозяина. Алекс поморщился от щекотки, прижал кота рукой к груди, и тот, с готовностью завалился рядом с хозяином, довольно урча.

За лето Степаныч растолстел, заматерел. Сельские коты, поначалу, приняли его недружелюбно, но он, постоянными драками, сумел добиться авторитета не только у своих собратьев, но даже и у соседских собак. Надежда Васильевна рассказывала, как несколько раз видела, как дворовые шавки, поджав хвост удирали от разъяренного кота. Такая бурная жизнь сказалась и на его внешности – теперь это был крепкий, толстый кот, с лукавой мордой, покрытой боевыми шрамами. Алекс пытался несколько раз лечить Степаныча, но у котов аура оказалась совсем не такая, как у людей, и так и не получилось в ней разобраться. Она была устроена совсем по-другому, не так, как человеческое астральное тело, и, складывалось впечатление, что Алекс не ощущает большую ее часть. Как будто какие-то слои астрального тела кота, находятся в каком-то другом, недоступном человеческому понимаю, состоянии. Было понятно, что аура животного гораздо больше и сложнее чем видимая ее часть, но даже та часть ауры, с которой мог контактировать Алекс, удивляла своей сложностью.

Люди всегда выделяли кошек из всех остальных животных. О них складывали легенды и считалось, что кошки живут не только в нашем, но и в «потустороннем», недоступном человеку мире. Это казалось вполне правдоподобным, стоило начать разглядывать ауру Степаныча. Она едва заметно светилась изнутри немыслимыми оттенками, плавно перетекала, струилась вдоль его грациозного тела и исчезала в воздухе красивой дымкой. Все это, невообразимо сложное, хитросплетение тончайших, эфемерных астральных нитей, несет какой-то смысл, имеет какое-то предназначение и участвует в каких-то сложнейших астральных процессах… Но каких? Кот только ест, спит, да дерется с такими же, соседскими, блохастыми сущностями…

Человеку не понять существо живущее по обе стороны реальности. Существо, способное пойти за другом в бесконечность астрала, найти его в потустороннем мире, и позвать его душу обратно, туда, где человек – это человек, а кот – всего лишь ласковый, пушистый комок, который громко мурлыкает и щурит блестящие глаза, лежа на теплом подоконнике…

Но Степанычу очень нравилось, когда Алекс манипулировал с его аурой. Стоило погладить кота, как тот разваливался, вытягивая лапы и довольно урчал. Вот и сейчас он завалился на спину, подставив белый живот рукам человека и довольно урчит.

Алекс подождал пока кот успокоится, чтобы не отвлекаться на него, лежал, вспоминая безжизненные глаза Гринберга. Когда Степаныч уснул, Алекс начал медитацию.

Он провалился в воображаемую реальность и быстро переместился по местности, вдоль серой полоски железной дороги, к виднеющемуся вдали мегаполису – Санкт-Петербургу. Скользнув над крышами домов, он отыскал место на набережной, где недавно, на крыльце офиса, он встретился глазами с Гринбергом. Здесь, на этом пересечении миров, следует искать кончик нити астрального следа, потянув за который, он сможет понять, что это за человек, этот таинственный Гринберг, которого он счел мертвым…

Алекс завис над крыльцом и стал изучать пространство. По сути, Алекс в это время находился в светелке, а его астральное тело не покидало своей оболочки. То, что сейчас происходило, было вне привычных четырех измерений. Пересечение миров Алекса и Гринберга, в том времени и месте, где они встретились глазами, существовало в пространстве-времени как веха, ориентир, к которому можно было обратиться из любой другой точки пространства-времени. Сейчас, лежа в светелке, Алекс воссоздал в памяти ту реальность, которая окружала на тот момент точку пересечения миров и, переместившись в нее, оказался в Санкт-Петербурге, на крыльце офиса, в том времени, где присутствовал астральный след Гринберга. Это не было перемещением в трех привычных измерениях, сознание, не стесненное физическим телом, мгновенно перемещалось в нужную точку пространства-времени, через какие-то другие измерения, не поддающиеся ограниченному рамками человеческому разуму. И чтобы проще осознавать происходящее, разум визуализировал эти «полеты» и «зависания» над реальной местностью. Сейчас Алекс «висел» над мраморными ступеньками крыльца и внимательно изучал окружающую реальность. Где-то тут, в воздухе, вьется след, который он ищет… Где-то тут…

Но ничего похожего на след не было видно. Алекс стал медленно сдвигаться по времени в прошлое - минута, еще минута, при этом внимательно осматривая реальность. Он сместился уже на час, от того времени, как они встретились, но ничего напоминающего астральный след не ощущалось. Ничего. Что-то идет не так. Что-то он делает неправильно… Надо вернуться и подумать.

Алекс взмыл высоко вверх, рывком переместился далеко за пределы города, в родной поселок и ощутил себя в светелке. Он открыл глаза и глубоко вздохнул. Затем потянулся разминая затекшие тело и посмотрел в окно. Утро. Ночь пролетела быстро.

Надо что-то предпринимать. Не может быть чтобы у человека не было астрального следа. У Гринберга он есть, точно есть, просто надо его разглядеть…

Алекс спустился на первый этаж. Надежда Васильевна уже поднялась и что-то готовит на кухне. Он прошел и сел рядом, за стол.

-        Доброе утро, Леша. Как спалось? – Женщина смотрит с приятной, доброй улыбкой.

-        Спасибо, все хорошо. А как у вас дела?

-        Все нормально, все идет своим чередом. Ты какой-то озабоченный?

-        Да… Человека одного ищу. Он может знать о моем прошлом. Да вот что-то не получается, а что - понять не могу… Как будто нет у него астрального следа, как у всех нормальных людей. След-то конечно есть… Только я его не вижу. Почему-то…

-        Не там ищешь?

-        В смысле?

-        Ну… Если что-то ищешь и тут этого нет, то по логике, следует поискать в другом месте?

-        Гм… В другом месте? – Алекс задумался. А ведь, кажется, разгадка где-то рядом… В другом месте… Гринберг точно был там, на крыльце, в то время, но астрального следа, в привычном понимании, как обычный человек, он не оставил. Но ведь Гринберг не обычный человек, по всем раскладам он давно мертв, его след закончился в Италии, еще год тому назад. Какой след хотел увидеть Алекс на крыльце офиса? Нет… Не там он ищет… И не то. Надо отбросить все, что связано с умершим в Италии человеком. В поиске учитывать его нельзя, он там, на крыльце, быть не мог. Тогда кто там был? Или что?

-        Найдешь, найдешь… Все у тебя получится. Ты – сильный. – Негромко добавила Надежда Васильевна. Казалось, она разговаривает сама с собой:

-        Новый год скоро. В новогоднюю ночь сбываются все желания…

-        Что? – Переспросил Алекс.

-        Ах, да… Конечно…

 

         Весь день Алекс проходил в задумчивости. После обеда привели женщину с острым артритом. Суставы пальцев ее ног были воспалены и сильно болели. Она передвигалась с трудом, ее под руки вели две дочери. Алекс осмотрел женщину, немного ослабил ей боль и отправил их в больницу. Такие пораженные суставы уже требовали медикаментозного лечения. Обезболивание женщины отняло много сил и, борясь с недомоганием, Алекс лег спать. Поиски Гринберга он решил продолжить утром, со свежими силами.

         На следующий день, после утренней пробежки и завтрака, Алекс поднялся в светелку. Какого-либо плана у него не было, он решил просто пошарить на том месте где точно был Гринберг и действовать по обстоятельствам. Он там был, а значит его след можно было обнаружить.

         Алекс устроился поудобнее на кровати, расслабился в медитации и провалился по временным этажам в нужный день. Затем быстро переместился на набережную и остановился у крыльца офиса. Где-то тут… Но не там где бывает след обычных людей. В другом месте… А может быть в другом измерении? Там, куда обычным людям, привыкшим к клеткам своих тел, попасть почти невозможно? Там, куда ходят лишь мертвые?

         Алекс висит возле крыльца и представляет, как открывается массивная дверь и Гринберг выходит на крыльцо. Он останавливается, медленно поднимает голову и смотрит ему прямо в глаза. Взгляд его черных глаз мертвый и пустой. Эта чернота настолько глубока и холодна, что какая-то оторопь берет… Гринберг смотрит не отрываясь и Алекс не может оторвать взгляд от его глаз. Вокруг все блекнет, меркнет, холодная чернота начинает заполнять пространство. Постепенно все вокруг погружается в холодные сумерки, расплывается и погружается в темноту. Чернота, разлившись вокруг, заполняет пространство и вот уже ничего не сталось, только мрак, холод и пустота… Время остановилось и потеряло свой смысл. Тишина. Пустота. Мрак.

 

         Вдруг пришло какое-то ощущение. Оно зародилось где-то очень глубоко, в крошечной точке пространства, вынырнуло в сознание легким пузырьком, лопнуло, исчезло и возродилось вновь, потянув откуда-то из глубины целую цепочку ощущений… Чувства росли, крепли, постепенно заполняя собой все окружающее пространство, реальность расцвела эмоциями и стала плотнее, затем, начала сжиматься с увеличивающейся скоростью, спрессовалась в точку и взрывом вывернулась в реальный, человеческий мир. Алекс открыл глаза и, задохнувшись, закашлялся, приподнявшись на кровати. Прямо перед ним морда Степаныча с большими, перепуганными глазами. Рядом с кроватью, на стуле сидит Надежда Васильевна. Алекс откинулся на подушку тяжело дыша и погладил кота, который тут же запрыгнул ему на грудь и начал нюхать лицо.

-        Фу ты, ну наконец-то! – Надежда Васильевна всплеснула руками. Степаныч завалился на бок и довольно замурлыкал.

-        Леша, ты напугал нас! Почти два дня без движения лежишь!

-        Два дня? – Алекс повернулся и сел на кровати.

-        Кот вон, весь извелся уже. Полижет тебя, побегает рядом, поорет, и снова лижет. Я уж испугалась, подумала, может у него не получается тебя обратно позвать? Ан нет, получилось наконец-то! Леша, с тобой все нормально? Ты в порядке?

-        Извините, я не думал что так получится… Да, все нормально… Черт, как пить хочется… - Алекс поднялся и, тяжело ступая, пошел вниз, на первый этаж. Надежда Васильевна поспешила за ним:

-        Сейчас я поесть сделаю. Проголодался, наверное, в своих космосах…

 

         Алекс умылся и привел себя в порядок. Такое длительное пребывание в астрале было утомительным. То, что взгляд Гринберга завел его именно в астрал, он не сомневался. Это была нереальность и она отражалась в глазах этого человека. «А глаза это зеркало души... Вот ведь черт какой…» - подумал Алекс вытираясь полотенцем. Вновь открывшиеся обстоятельства требовали тщательного обдумывания. Алекс, наскоро перекусив, решил пробежаться, размять затекшие мышцы и поразмышлять – во время пробежки голова работала особенно ясно.

Астральный след Гринберга существовал не в человеческих мирах. Он уводил во многомерную нереальность, в которую нет доступа ограниченному разуму человека, в которой себя уверенно чувствуют только многомерные бесы… Кто этот человек? Почему в его глазах можно прочитать элементы абсолютно не присущие обычному человеку? И человек ли он вообще?

Вернувшись домой Алекс позвонил Дмитрию.

-        Дима привет.

-        Привет колдун. Выспался? Я заезжал вчера, но тебя дома не было. Мама сказала опять путешествуешь в космосе. – Дмитрий смеется.

-        Да, что-то задержался я на этот раз… Так получилось. – Алекс не стал рассказывать подробности и сразу спросил:

-        Ты не в курсе, как у Гринберга дела? Он жив?

-        Жив, ничего с ним не случилось. Лежит в вип-палате в одной из лучших клиник. Легкое ранение в грудь, пуля прошла навылет, повредив только кожу.

-        Откуда информация?

-        Я разговаривал с врачами. Пациент живее всех живых. Организм у него – хоть сейчас в космос лети. Никаких болячек. Сегодня-завтра выпишут. – По интонации Дмитрия было понятно, что если бы Гринберг сейчас умирал в страшных муках, удовлетворения в словах было бы больше. Они помолчали.

-        Ну, ладно, это в принципе все, что я хотел знать. Как сам-то? Как Варвара?

-        Да, все нормально. Потихонечку.

-        Зайдите как-нибудь, посмотрю ауру для профилактики? – Предложил Алекс.

-        Ага, спасибо, Леха. Зайдем конечно. Если спать опять не будешь.

Они попрощались и Алекс повесил трубку. Конечно, подозревать такую фантастику, что Гринберг - не человек, это было слишком радикально. Но проверить надо было, чтобы больше не возвращаться к этому. Раз уж врачи ничего подозрительного у него не увидели, то берем за аксиому: Гринберг – человек. Пусть с какими-то необычными способностями, но он такой же как и все, из плоти и крови, симбиоз материального и астрального тела. Со всем остальным придется разбираться.

Алекс позвонил Георгию. Долго слушал в трубке длинные гудки, но ответа так и не дождался. Спит наверное. Или за коньком ушел…

День пролетел быстро, пациентов не было, Алекс подмел двор и колол дрова для бани. Вечером опять позвонил Георгию. Длинные гудки, трубку никто не берет. Что-то тут не так, закрадываются какие-то сомнения. Гера из дома почти не выходит… Случилось чего? Алекс сходил в туалет, напился воды и поднялся в светелку. Надо посмотреть его след, все ли у него нормально…

Он лег на кровать и расслабился в медитации. Астральный след Георгия был ему очень хорошо известен и определить его в пространстве труда не составило. Алекс переместился в квартиру Георгия во время их последней встречи, взял след и стал подниматься по временным этажам к настоящему времени. След крутился по квартире, но вот, в какой-то момент выскользнул на улицу – Гера ушел из дома. Некоторое время он перемещался по городу, а потом, вдруг неожиданно для Алекса полетел прочь от Санкт-Петербурга. От удивления он очнулся и открыл глаза. Вот те раз… Чего это такое вдруг? След двигался по правильной прямой, без поворотов, из чего Алекс сделал вывод, что Георгий улетел из Питера на самолете. Куда это он? Почему ничего не сообщил??

Алекс снова устроился поудобнее и вошел в медитативное состояние – Геру надо отследить, может ему потребуется помощь? Он увеличил масштаб карты и по длинной прямой быстро переместился в точку, где след начал петлять. Так-с… Значит самолет приземлился, Гера вышел и идет, или едет по городу. След еще попетлял по каким-то улицам и вдруг исчез! Он не оборвался, не завершился, как завершается при смерти человека, а исчез – плавно растворился в воздухе. Похоже, с Герой произошло тоже самое что и тогда, в поезде, его личность изменилась. Очередная разрядка эгрегора? Но последний раз снимали эгрегор неделю назад, до спонтанной разрядки еще, как минимум, два месяца… Гм. Что происходит? Алекс поднялся с кровати, за окном раннее утро.

Стараясь не шуметь, он прошел по комнате и разложил на столе карту. «Так-с… Самолет пролетел сюда…» - Алекс провел пальцем по карте. «А тут начал петлять.» - Он ткнул пальцем в город. Красноярск. «Ого… Далеко забрался.» Искать более детально смысла не было, Красноярск Алексу был совсем неизвестен, а Гера, за это время мог уже очутиться далеко. Если опять начинать поиск, как в прошлый раз, вычленяя из следа изменения и строить поиск с учетом получаемых данных, на это опять уйдет месяца три, если не больше… Гм. Что делать? Остается надеяться, что он сам объявится. Понимает же что Алекс беспокоится… «Ладно, подожду пока, может позвонит.» - Решил он для себя.

 

С Гринбергом ничего не получалось. Алекс висел на крыльце офиса в тщетных попытках зацепиться за астральный след человека, но ничего не ощущал в пространстве. Уходить за ним в астрал, куда вел его взгляд, не имело смысла – там Алекс не мог контролировать свои действия. Экспериментировать не хотелось - а что если когда-нибудь Степаныч не сможет вытащить его обратно? Всегда присутствует риск остаться там навечно. В нереальности нет эмоций. Даже если Алекс будет понимать, что его физическое тело медленно умирает в человеческом мире, там ему это будет безразлично. Там нет чувств, нет времени, только информация. Там есть ответы на все вопросы, но Алекс еще не достиг того уровня развития чтобы этим пользоваться. Возможно потом, со временем, постоянно совершенствуясь, он научится спрашивать и получать ответы из информационного поля, но сейчас он еще слишком мал. Он всего лишь человек, песчинка на берегу бескрайнего океана нереальности.

         Поиск Гринберга зашел в тупик. Единственный путь, который был известен Алексу вел в астрал, пути, который бы существовал в реальном мире, не было видно. Размышляя над этим обстоятельством, Алекс пришел к единственному, объясняющему это, выводу: след есть, но для его обнаружения слишком мало описывающих его деталей. Нужна дополнительная информация. Нужно еще раз увидеть Гринберга.

         Гера утверждает, что это опасно. А почему это может быть опасно? Там, у офиса, Гринберг что-то приказал охране указывая на Алекса. Совсем не факт, что приказ был убить его. Охрана бросилась в погоню после покушения, возможно они решили, что Алла и два мужчины на остановке - одна команда. В этом случае опасность была реальная, их могли убить, как и Аллу. Может эту опасность почувствовал Гера? Тогда он своим предчувствием ощутил лишь вариант возможного исхода событий. А что если бы Аллы не было? Как тогда развернулись бы события? Допустим, Гринберг вышел на крыльцо, поднял голову и увидел Алекса. Что дальше? Неужели он отдает команду охране убить его? С чего вдруг? Вот, прямо так, среди белого дня и скопления народу, в центре города, он отдает команду стрелять? Нет конечно… Если бы Аллы тогда не было, возможно, Алексу довелось бы пообщаться с Гринбергом. А там уже как карта ляжет. Алекс и сам не промах, он чувствует, что если так сложатся обстоятельства и придется вступить в бой с охраной Гринберга, он сумеет за себя постоять. Во всяком случае, убить его не так просто, как кажется. «Я что, тварь дрожащая, или право имею?» - Спросил он сам себя словами классика и улыбнулся. «Я ж из Эпсилона, черт возьми. У Гринберга есть нужная мне информация. А это значит, я могу пойти и получить ее.»

Надо ехать в Питер и попытаться увидеть Гринберга. Если не пообщаться с ним, то получить больше информации о нем, как о личности, чтобы потом можно было его отследить.

Алекс решил подождать еще день, может объявится Гера… Да и день приема пациентов все-таки, люди ждут… Но прошли сутки и никто не позвонил. Все это время Алекс обдумывал и взвешивал, но все больше убеждался что надо рискнуть. Возможно, эта встреча станет решающей и его ждет еще один поворот в жизни. Гринберг скорее всего уже выписался из больницы и сейчас его можно застать в офисе. А то опять уедет куда-нибудь…

Алекс также решил не говорить Дмитрию куда он поехал. Если с ним что-то случится, Дима помочь ему уже не сможет, а вот нажить себе неприятностей – запросто. Садовников со своими парнями не смог ничего сделать, а уж Дима и подавно не сможет. Но будет пытаться и это может кончиться для него плохо. Нет, лучше его не впутывать. «Сделаю все сам. Это мое дело».

 

 

 

 

<<< предыдущая страница| оглавление | следующая страница >>>

Комментарии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."