Вход

Еще не зарегистрированы? Зарегистрироваться

BКонтакте:

Отправить ссылку в:

Опубликовать в Twitter Написать в Facebook Записать себе в LiveJournal Показать В Моем Мире В дневник на LI.RU Поделиться ссылкой на Я.ру Поделиться ссылкой в Одноклассниках

 
Если Вы заметили в тексте ошибку, Вы можете сообщить мне о ней. Для этого выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter 

Шамбала. стр. 13 | Печать |

* * *

          На север от Гангтока заканчивались все дороги, и путь экспедиции лежал через девственные джунгли Сиккима, к подножию горного массива Канченджанга. Путь  осложнялся тем, что летом здесь свирепствовали муссонные дожди. Джунгли, превращенные дождями в болото, на жарком солнце моментально испаряли воду, и в воздухе постоянно висела влага, которая пропитывала не успевающее высохнуть обмундирование.  Полчища насекомых наполняли джунгли в перерывах между дождями, кругом стрекотали цикады и лес оглашался адскими криками неизвестных птиц. Проводники по очереди прорубали дорогу каравану в зарослях огромных папоротников. Постоянно нужно было помнить и об опасных ползучих обитателях джунглей. В любой момент змея могла подняться из плотных тростниковых зарослей с распущенным капюшоном и совершить смертельный бросок. В этой дикой, девственной местности нельзя было терять бдительности ни на минуту.

Мокрые джунгли породили еще одну ужасную напасть. Трава кишела множеством пиявок, которые набрасывались на путников. Эти твари, кусая, впрыскивали в рану вещество, останавливающее свертываемость крови и после укуса, оставляли не закрывающиеся кровоточащие раны. Одежда и ботинки немцев, вскоре пропитались постоянно текущей кровью, так что можно было выжимать. На ее запах из джунглей ползли новые сотни гадов и набрасывались на людей. На босые ноги проводников было уже страшно смотреть, они представляли собой сплошную кровоточащую черную корку, но отважные шерпы рубили джунгли, не обращая на это внимания, и вели караван вперед.

         Первый ночлег был на берегу горной, вздувшейся от дождей речушки. Путники расчистили на камнях площадку под лагерь и поставили палатки. Весь вечер шел дождь и люди, перекусив, легли спать в мокрых палатках. Когда стемнело дождь прекратился, налетел легкий ветерок, и верхушки деревьев вдруг украсили многочисленные огни Святого Эльма. Это свечение образуется на кончиках мачт, на кораблях, перед грозой. Его порождает наэлектризованность воздуха. Видеть такое завораживающее зрелище в лесу, ночью, еще никому не доводилось.

Утром караван понес первые потери. При переправе через реку, водой смыло двух мулов. Один, поскользнувшись, сломал ногу, и пришлось его пристрелить, второго не удалось удержать и его унесла река.

         Караван снова двигается в джунгли, покрывающие зеленым ковром влажную землю, и его снова окружает царство ползучих растений и папоротника. Происхождение некоторых цветущих растений было непонятно даже ученым. Одни цветы извивались подобно змеям, по покрытым мхом стволам великанов, другие образовывали непроходимую цветущую чащу, в которой неутомимые шерпы прорубали коридоры, ловко орудуя мачете. Исследователи за первые дни сделали несколько открытий, экспедиция уже приносила плоды. Шеффер и другие ученые без устали прочесывали джунгли в поисках новых, неизвестных науке птиц и растений, а Генрих старался не съезжать с дороги. Укутавшись в непромокаемый плащ, он не спеша, следовал в караване на мохнатой тибетской лошадке и предавался своим размышлениям. Генрих предполагал, что будет трудно, но такого он не ожидал. Его ноги, изгрызенные пиявками, опухли и еле влезали в ботинки, его тело покрылось опрелостями, мозолями и ранами от жалящих растений и укусов насекомых. Каждый вечер приходилось глотать лекарства, чтобы не заболеть малярией. В частности, от них и от плохой пищи, все мучились жестоким расстройством желудка и к больному телу добавились резкие боли в животе. Реакции притупились. Фантастические виды тропических лесов стали привычными картинами.

         Генрих отрешенно размышлял. Он был поражен энергией Шеффера и немецких ученых. Они, принося из джунглей очередной цветок и птичку, радовались как дети, обдирали с себя многочисленных кровососущих тварей, и снова устремлялись в джунгли за новыми открытиями. А что делал тут он, Генрих? «Пройти путь, чтобы обрести Шамбалу». Правильно ли он его выбрал? По ночам, под жуткие вопли тропических птиц, лежа в палатке, завернувшись во влажное покрывало, Генрих не раз пытался взлететь над джунглями и хотя бы осмотреться, но тело сильно болело, и выход длился считанные секунды. Медитация тоже приносила облегчение только на время, чаще Генрих использовал ее только для того чтобы суметь заснуть ночью.

         Влажные тропические джунгли сменялись густым лесом, и папоротники сменила новая напасть – крапива. Тропическая крапива казалась порождением ада. Она вырастала густыми чащами по два-три метра высотой и обжигала как огонь. По сравнению с этим тропическим монстром, европейская крапива казалась безвредной травкой. Она могла прожечь даже толстую куртку, но  куртки никто не одевал из-за жары, и каждое неосторожное движение превращалось в невыносимую пытку. Любая неосторожность тут же наказывалась, джунгли смеялись над людьми, но ничего не оставалось, как стиснуть зубы и двигаться дальше.

         { ------ здесь фрагмент текста, доступный только зарегистрированным пользователям ------ }

Экспедиция вышла из тропиков и начала подъем в горы. Дождь стал сменяться туманом, а туман дождем. Люди устали, уже мало кто восхищался великолепием природы. Подъем продолжается и постепенно появляется все больше полянок, покрытых мхом и травой, над которыми порхают множество больших, удивительно красивых бабочек, появляются кустарники, и природа начинает больше напоминать природу Альпийских гор. Караван поднимается все выше, уже выше 4000 метров над уровнем моря. Теперь ему угрожают новые опасности – обвалы и сели. Вдобавок на этой высоте начинает сказываться недостаток кислорода. В висках стучит кровь, кружится голова, слабость в, и без того, слабом теле.

Эрнст ШефферСилы закончились, люди держатся только на необычайной силе духа, о красоте уже никто не говорит, все только машинально выполняют свою работу.

На одном из переходов погибает шерп. Он сорвался в расщелину и разбился. Генриху безразличен этот маленький недочеловечек, носильщиков им хватает, но остальные проводники начинают роптать. Шефферу приходится потратить много слов обещаний, что бы они продолжали путь. Караван движется очень медленно из-за постоянной опасности обвалов. То и дело огромные камни срываются вниз и грохотом перегораживают путь. Приходится тратить много времени и сил, которых и так уже не осталось, на расчистку завалов. Голова кружится, в висках стучат молотки, сердце готово выпрыгнуть из груди, руки и ноги расцарапаны камнями, которые постоянно приходится сбрасывать в пропасть, чтобы продвинуться еще на несколько метров. В густом тумане, приглушающем звуки, опасность попасть под обвал или сель, еще больше возрастает. Все   устали неимоверно, проводники начинают бастовать и отказываются идти дальше. Переход на север Сиккима под угрозой срыва.

Люди не рассчитали свои силы, и теперь спасти экспедицию могло лишь чудо. И это чудо свершилось.

Караван находился на крутом склоне горы, когда начался камнепад. Вверху склона был своеобразный каменный козырек, под которым можно было спрятаться, и все бросились бежать к нему, таща за собой лошадей. Из последних сил немцы и шерпы карабкались по склону вверх, к спасительному козырьку. А когда добрались до верха, чуть не теряя сознание от перенапряжения, и посмотрели назад, на склон, то, что увидели, было потом всеми названо чудом. 

На склоне остался Эдмонт Гир – технический руководитель экспедиции. У него уже не осталось сил, чтобы бежать вверх, он понял, что не сможет подняться под спасительный козырек, и принял решение встретить смерть как мужчина, лицом к лицу. Он бросил рюкзак на землю и  повернулся лицом на встречу камнепаду. Человек стоял, смотрел в лицо смерти, а вокруг бесновались, летели вниз с огромной скоростью валуны и куски скал. Огромные камни ударялись о землю, подпрыгивали, и бешено крутясь, уносились вниз. Эдмонт стоял среди этого каменного вихря и не двигался, только волосы его трепал ветер от пролетающих каменных глыб. Все замерли от ужаса, наблюдая за происходящим. Небольшой камень ударил Эдмонта в бедро, он пошатнулся, но устоял. Камни летели и летели, а человек все стоял и ждал своей участи. Постепенно камнепад сошел на нет, и больше ни один камень так и не задел отважного человека. Это было чудо! Камнепад кончился и изможденный Эдмонт обессиленно опустился на колени. Путешественники бросились к нему, а шерпы неистово молились. Проводники сочли, что Гир может управлять камнепадом, и разубеждать их в этом никто не стал. С этих пор Эдмонт Гир стал среди шерпов неоспоримым авторитетом, гуру, отводящим камни. Теперь путешественники уже не беспокоились на счет проводников. Они без разговоров слушались Гира, как ламу, который явил им чудо, и в переходах старались держаться поближе к нему в надежде, что он спасет при камнепаде.

Произошедшее чудо как будто придало новые силы путешественникам, и, сделав, еще несколько переходов, они благополучно вышли к конечной точке первого этапа - небольшому поселению Тангу, в котором было решено делать промежуточный лагерь. Изможденные, но гордые собой, они поднялись на плато. Им удалось это сделать!

Генрих подъехал к краю плато, спешился и стоял, смотрел на раскинувшиеся до горизонта, невыразимо красивые горные хребты. Сейчас он начал понимать слова За: «твоя Шамбала у тебя внутри, но чтобы обрести ее, тебе придется пройти этот путь». Путь, который привел его сюда, на грани человеческих возможностей, сопряженный со смертельным риском, изменил Генриха. Он стоял на вершине мира, смотрел на покорившиеся ему горы и понимал, он уже не мальчик, но его путь только начинается. Еще не одна вершина покорится его воли.

Теперь он знал, он найдет свою Шамбалу.

 

<<< предыдущая страница | оглавление | следующая страница >>>

Комментарии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."